Крымское Эхо
Архив

Каждый год к нам аки бай приезжает краснобай

Каждый год к нам аки бай приезжает краснобай

…и рассказывает нам о нашей же жизни своими словами. И в его изложении она выглядит гораздо приятнее, красочнее что ли. Наверное, оттого, что проекции разные. Как в черчении: вид сверху, снизу, сбоку. Не имею ни малейшего представления, под каким углом смотрит на Керчь ее мэр, но точно знаю: под его взглядом она буквально на глазах покрывается толстым слоем глянца. Причем таким жирным, что обмазывает и соседние углы. Недавно довелось услышать в Феодосии, какой в Керчи заботливый мэр, каким красивым стал город от людей, которые, как оказалось, там не бывали лет двадцать. Откуда известно? «Так говорят и пишут», — ответили мне. И симферопольцы тоже удивляются переменам, и отдыхающие со стажем тоже замечают изменения.

Никто искусственно не умаляет заслуг мэра, способного наклонить под свою затею любого, но это все внешний лоск. Красные бордюры, о которые сломаны перья и сточены языки, китчевые вазоны, разномастная плитка и попугайской расцветки дома, перенесенные на керченскую почву мэром из Европы и Америки, где яркость скрывает серость промышленного пейзажа. В Керчи этот дизайн призван скрыть коммунальные проблемы. Едешь по городу — и так всё пестренько, живенько, но ровно до того момента, пока не попадаешь на встречу с мэром с жителями городских районов, где становится понятным, что внове покрашенным фасадом коммунальных неурядиц не скрыть. Они так и норовят испортить прекрасную снаружи картину благоустройства микрорайонов.

Вот и на последней встрече с жителями одного из самых проблемных районов Керчи, Аршинцево, где летом открыли реконструированный квартал, выяснилось, что от заметно сократившегося числа пришедших на нее вопросов меньше не стало. Но, предваряя их ожидаемость, сценаристы встречи решили откорректировать формат. Для начала пришедшим показали кино. О чем? Вы еще спрашиваете! Конечно, о праведных трудах мэра на ниве благоустройства.

А чем еще ему заниматься, когда промышленность города уверенно приближается к нулю, а уровень собираемости налогов и сборов вынуждает стоять в позе «зю». Тем не менее, киношку назвали знаково, хотя и стилистически безграмотно: «Диалог на созидание». Черно-белые кадры стихийных перекрытий дорог и митингов первой части «фильмы» сменились цветными видами пилотных проектов реконструкции микрорайонов, унылые лица керчан – радостными улыбками при встрече с горячо любимым и неустанно трудящимся на их благо мэром.

Керчанам показали молодого, не отретушированного мэра, с дотошностью школьного завхоза вникающего в каждую мелочь. Подробно рассказали о районе, сколько квадратных километров площади занимает Аршинцево, сколько жилых домов в нем, сколько людей проживает. После просмотра кино на сцену вышел начальник районного коммунального предприятия и опять все это нудно повторил, усилив картину долгами населения за услуги, которых они практически не видят. После такого вступления, мэр, мог в точности повторить за героем фильма «Москва слезам не верит»: «Вы ведь ничего этого не знали, а тут вам так доходчиво всё объяснили».

Сам градоначальник сразу же постарался пресечь поток вопросов и просьб о ремонте кровли, объявив, что, согласно проведенному правительством Крыма тендеру, в Керчи отремонтируют крыш на 24 миллиона гривен. Но керчане такой упертый народ, что их заверениями не прокормить. Такими обещаниями у них не просто забиты уши – многие принесли с собой собрание сочинение отписок авторства местных чиновников, которые из года в год уверяют, что графики ремонта кровли составлены, а деньги выделены то из бюджета страны, то из бюджета республики, то лично Николаем Яновичем, то персонально Виктором Федоровичем.

В который раз выяснилось, что с приходом в 1998 году в Керчь на царствование действующего мэра крыши сами собой не покрылись, подвалы не осушились, дороги не залатались, светлее на окраинных улицах не стало. Напротив, возникли новые проблемы. Как, например, непомерная дороговизна газификации квартир, неоправданная вырубка деревьев. Больше всего население ропщет по поводу состояния ЖКХ, тарифов на воду, отопление и проезд в лифтах, что имеют в Керчи глупейшую особенность.

Стоимость услуг водоснабжения в Керчи одна из самых высоких на Украине, а качеством может быть доволен только феодосиец, не бывавший здесь четверть века. В городе работают два теплоснабжающих предприятия с разнящимися в полтора раза тарифами, что делит потребителей на два неравных класса. И действует платный проезд в лифтах, несказанно возмущающий жильцов верхних этажей, которые вынуждены платить отдельно за каждую поездку, как в такси, и оплачивать пользование освещенным лифтом по установленному тарифу с квадратного метра жилой площади.

Коммунальных напастей в городе прорва. Понятно, Керчь не единственный на Украине город, население которого недовольно качеством и стоимостью коммунальных услуг, но такие вот несуразицы лишь добавляют негатива. Сегодняшняя Керчь с несвежими домами, прилепившимися к центру и реконструированным микрорайонам, разбитыми дорогами и темными в вечернее и ночное время окраинными улицами пахнет свежеокрашенным социализмом. При этом в городе довольно высокие цены на недвижимость, все побережье утыкано несопоставимыми по соотношению качество-цена пансионатами и виллами, по Керчи носятся недешевые внедорожники, да и сам мэр рассекает на дорогущей иномарке, лишь усиливают эффект искусственной ретуши.

Когда коммунальный вопрос не пробивается годами обращений в различные инстанции, ведомства и службы, а для решения хватает одного окрика мэра и его обещания наведаться через неделю-две с проверкой, то это ли не свидетельство того, что способ функционирования местной власти – отсутствие системности и спонтанное затыкание дыр. Мэр кидает кость, задабривает, показательно казнит нерадивых чиновников и коммунальщиков.

Но если прежде керчане ломились на встречи с мэром увидеть этот аттракцион и добиться мэрской помощи, верили, что только он один и способен в этом городе что-то решить, то в последнее время мэр всё чаще стал разочаровывать, пренебрегать ролью всемогущего и начал, грубо говоря, отгавкиваться от настырных просителей. Его заметно раздражают требования что-то решить, конкретно предпринять, наконец – уволить коммунальщиков, на которых катится поток жалоб.

Что и сказать: ЖКХ — практически единственная сфера поступления живых денег в городе, которые проходят через подчиненные градоначальнику конторы. Там на постах расставлены доверенные люди, поэтому они так вольничают с населением, что имеют надежную «крышу». И до керчан потихоньку стало это доходить.

Местная власть не может работать как лошадь на пожаре, не может приближаться к населению с частотой устраиваемых раз в год встреч, не может обласкивать жителей накануне выборов и пять лет жить на заработанном таким образом капитале. Мэр – это градусник: по тому, с какими вопросами и с какой частотой обращаются к нему люди, можно смело судить о качестве жизни в городе. Судя по таким встречам, качество устраивает далеко не всех.

Причем речь не об одной коммуналке. Традиции золотого благоустройства кустиками и деревцами на миллион гривен в год натурально «достали» керчан, которые хотели бы видеть иные вложения этих средств. И не важно, каков источник финансирования – бюджетный или частнопредпринимательский. Если появляются деньги, они должны вкладываться в то, что действительно болит у жителей.

Но парадокс. «Снимать» с предпринимателей деньги на кустики и показательные ремонты под выборы можно, а потратить эти деньги на закупку труб водоснабжения нельзя: не та статья расходов, не той формы собственности предприятие. Реконструировать набережную, где находится дом мэра, можно несколько раз кряду, проводить экологический эксперимент по привитию к глинистой и соленой керченской почве кипарисов на протяжении полутора десятков лет можно — а вложиться в строительство газоразводящих сетей нельзя.

На благоустройство швыряются миллионы, а они в итоге превращают отдельные районы в потемкинские деревни, от которых на два шага лучше не отходить. Едва завернешь за угол, как виден конец финансирования: разруха начинается сразу, без переходов и полутонов.

Но проекты по благоустройству микрорайонов, замене серой тротуарной плитки на разноцветную, с маниакальным упорством высаживаемые прутики засыхающих за лето деревьев – это пропагандистский козырь мэра. Причем как для внутреннего употребления для ежегодных встреч с населением, так и на «экспорт» для феодосийцев, отдыхающих, крымского начальства. И это отражает глубину пропасти, которая разделяет мэра с его тимуровской командой и жителей Керчи.

Предвосхищая всеобщее ликование в керченских СМИ о проведенных встречах мэра с населением, хотелось бы предостеречь от неуместных радостных песен и трезво оглянуться вокруг на просторы малой родины. Которая живет, преимущественно поставляя рабочую силу куда позовут, с латанными-перелатанными теплосетями и водоводом, текущими крышами, колдобинами на дорогах, разваливающимся здравоохранением, закрывающимися библиотеками и уезжающей от местных прелестей молодежью. Когда-то же надо наконец посмотреть правде в глаза, не прищуриваясь на мелкие недочеты.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Доброе расселение захватчиков

Ольга ФОМИНА

Александр Форманчук: Крым проскочил в игольное ушко

Гвоздики для «Армении»