Крымское Эхо
Архив

Два «А»: бронепалубный и броненосный

Два «А»: бронепалубный и броненосный

ЧТО СБЛИЖАЕТ И ОТЛИЧАЕТ ГЛАВНЫЕ КОРАБЛИ – СИМВОЛЫ РОССИИ И ГРЕЦИИ
Так случилось, что в еще не так давно недоступной обычному советскому человеку Греции мне довелось побывать уже шесть раз. Можно сказать, что, даже по современным меркам, повезло. Причем, четыре раза я оказывался в Пирее – Афинах. И каждый раз, проезжая вдоль берега гавани Пальо Фалиро, обращал внимание на серо-стальной силуэт броненосца «Авероф», установленного на вечную стоянку. Это, можно сказать, наш крейсер «Аврора» в греческом исполнении.

ИНФОРМАЦИЯ об «Аверофе» впервые попала мне в руки, когда я в середине 90-х годов уже прошлого века занялся историей черноморского крейсера «Михаил Кутузов», который было решено превратить в музей. Тогда, собирая материалы о кораблях-музеях (к слову, на сегодняшний день их только в России более двух десятков и около десяти – в стадии решения вопроса о переоборудования кораблей в музеи), я и услышал об этом броненосце постройки начала ХХ века. Рассказал мне о греческом «Аверофе» мой приятель – известный российский писатель-маринист капитан 1 ранга Владимир Шигин.

Помнится, Володя не очень-то советовал посещать этот корабль. По его словам, находился он в запущенном состоянии, охраняли броненосец сторожа и собаки, бегавшие по палубам и «делавшие свое дело» где ни попадя. Впрочем, тогда, в первый раз оказавшись в Пирее – Афинах, мне было не до этого корабля: как говорится, первым делом – Акрополь, а все остальное – потом…

Два «А»: бронепалубный и броненосный
Не сложилось с экскурсией и в дальнейшем. А вот в прошлом году, будучи в Пирее на борту черноморского БДК «Новочеркасск», я уже не упустил возможность побывать на «главном» греческом военном корабле. Тем более, два обстоятельства просто обязывали это сделать. Во-первых, как мне было известно, «Авероф» был приведен в идеальное состояние и представлял собой один из достойнейших экскурсионных объектов Эллады. А, во-вторых, хотелось сравнить этот корабль с нашей «Авророй», по злому умыслу тогдашнего министра обороны России Сердюкова отправленной в «свободное плавание» – без командира, без экипажа, без статуса и перспектив.

Сравнение это представлялось в определенной мере даже символичным: эти корабли – почти ровесники; кроме того, их названия начинаются с литеры «А»; также русскую «Аврору» и греческий «Авероф» роднит имя нашего крейсера, нареченного в честь греческой «Богини утренней зари».

Сразу отмечу: посещение броненосца «Авероф» не только оставило глубочайшие впечатления и две сотни фотографий, но и навело на глубокие раздумья на основе наблюдений и сравнений. Увы, «работавших» не в нашу пользу. Но вначале – экскурс в историю и сегодняшний день двух знаменитых «мемориальных» кораблей № 1 – греческих ВМС и нашего Российского флота.

Броненосный крейсер «Георгиос Авероф»
ВОЕННЫЙ КОРАБЛЬ греческих ВМС № 1 «Авероф», как и наша «Аврора» поставленный на вечную стоянку, это – больше, чем просто наиболее заслуженный боевой корабль национального флота. Это – символ государственности. И не только прошлой истории, но настоящего и – будущего. Ведь совершенно неслучайно лично президент страны держит под пристальным вниманием состояние броненосца, не только выделяя для его поддержания немалые средства, но и периодически бывая на его борту с высокими гостями.

Два «А»: бронепалубный и броненосный
Об этом поведал черноморцам – офицерам походного штаба и членам экипажа БДК «Новочеркасск» нынешний командир корабля капитан 1 ранга Кристианаполис Популис, до недавнего времени являвшийся военным атташе при посольстве Греции в Румынии. С историей и устройством корабля гостей он знакомил лично, проведя экскурсию по маршрутам, недоступным обычным посетителям.

БРОНЕНОСНЫЙ КРЕЙСЕР «АВЕРОФ», построенный в Ливорно на верфи «Орландо», был однотипен итальянским броненосным крейсерам «Амальфи» и «Пиза», отличаясь от них калибром орудий. Он был заложен в 1907 году, спущен на воду 12 марта 1910-го, вошел в строй в мае 1911 года. Когда корабль строился, около трети суммы (а всего строительство обошлось в 25 млн золотых драхм) дал меценат Георгиос Аверофф, почему корабль по решению короля Георга I и назвали в его честь. Точнее, деньги дал не он – к этому времени знаменитый греческий предприниматель и филантроп уже умер (годы жизни: 1815–1899). Но, как говорится, его капитал сработал на благо отечества даже после смерти хозяина, послужив укреплению обороноспособности молодого Греческого государства, независимость которого к тому времени насчитывала меньше века.

Вообще-то этот броненосец изначально предназначался для итальянского флота. Но правительство Италии, испытывая бюджетные трудности, отказалось от его покупки. Искать нового покупателя долго не пришлось – греки, которые решили срочно обновить флот, как раз выбирали для покупки крупный броненосный корабль. Верфь запросила миллион фунтов стерлингов. Треть суммы надо было внести авансом. Таких денег в афинской казне не оказалось, тогда правительству и помогли наследники Георгиоса Авероффа, кстати, финансировавшего проведение Первых Олимпийских игр нового времени (1896). Потому броненосный крейсер и получил имя главы щедрого семейства…

Два «А»: бронепалубный и броненосный
СУДЬБА КРЕЙСЕРА, как и, кстати, «Авроры», складывалась непросто. Его служба началась не лучшим образом. Из Италии он отправился не в Грецию, а в Великобританию, на парад в честь коронации Георга V. Командовал кораблем Иоаннис Дамианос, не имевший ни опыта, ни характера для такой должности. В результате 19 июня 1911 года при подходе к Спитхеду «Авероф» наскочил на мель и, соответственно, был отправлен в док на ремонт. Как свидетельствует история, тогда крейсер едва не повторил судьбу русского броненосца «Потемкин». Причем, при обстоятельствах совершенно анекдотических. А дело было так.

Британцы постарались принять греческих моряков как можно лучше и прислали на борт самые изысканные кушанья. Матросы на них посмотрели и… подняли мятеж. «Попили нашей кровушки, будя! – наверное, кричали они на своем языке. – Да как эти гады смеют нас кормить заплесневелым сыром?!» Оказывается, «виновником» волнений стал … английский деликатесный сыр стилтон, родственник рокфора.

Надо сказать, что и в этом случае командир броненосца проявил нерешительность, не стал, как надлежит, где словом, а где – силой «умиротворять» разбушевавшихся «братишек». Об этом, конечно, стало известно в Афинах. Вскоре из Греции прибыл новый командир – опытный и авторитетный капитан 1 ранга Павлос Кунтуриотис. Он навел порядок и повел «Авероф» в Грецию. 1 сентября крейсер пришвартовался в бухте Фалирон – там же, где он стоит сегодня. До первого боя ему оставалось чуть меньше года…

Два «А»: бронепалубный и броненосный
ГРЕКИ не только предвидели возможность войны с Турцией, но и активно готовились к ней, в том числе укрепляя свой флот. Он в своем составе имел броненосцы береговой обороны «Идра», «Спецай» и «Псара», построенные в 1889–1891 годах во Франции. В 1900 году эти корабли прошли модернизацию, а в 1908–1910 годах на них были заменены 150-мм орудия на новые того же калибра. Также в наличии было 13 эсминцев, приобретенных в Великобритании и Германии. Восемь из них были построены в 1906–1907 годах, а пять были новейшими. В 1911–1912 годах на вооружение поступили две подводные лодки французской постройки.

Плюс к тому, когда началась 1-я Балканская война, правительство Греции реквизировало у частных владельцев девять крупных пароходов, которые были вооружены и превращены во вспомогательные крейсеры. Конечно, «Авероф», являвшийся самым мощным и современным кораблем в Восточном Средиземноморье, стал достойным флагманом, только своим присутствием сдерживая экспансию турок на море. Фактически именно благодаря ему Эгейское море вскоре вновь стало греческим, многие острова были возвращены эллинам.

В конце 1912 года началась Первая балканская война. Кунтуриотиса повысили в звании до контр-адмирала и назначили командующим флотом. Под началом Кунтуриотиса и нового командира Софоклиса Доусманиса броненосный крейсер-флагман дважды – 3 декабря 1912 года при Элли и 5 января 1913 года при Лемносе – нанес поражение Оттоманскому флоту и практически в одиночку блокировал выход из Дарданелльского пролива, не давая туркам выйти из него. Тогда грекам удалось вытеснить османов из Эпира, Крита, Македонии, Фракии, островов Эгейского архипелага. Во время Второй балканской войны, когда греки и турки неожиданно стали союзниками, задачи «Аверофа» ограничивались патрулированием.

В Великую войну – Первую мировую Греция не вступала до 1917 года. В ноябре 1916 года французы захватили «Авероф», опасаясь, что он попадет в руки Центральных держав. Крейсер был возвращен грекам только через семь месяцев, сразу же после их выступления на стороне Антанты.

Никакими особыми победами его участие в войне – уже третьей по счету –отмечено не было. Зато это был первый греческий корабль, ставший на якорь в Константинополе – Стамбуле, где его восторженно встретили местные греки.

В 1919 году началась греко-турецкая война. «Авероф» участвовал в ней, обстреливая черноморское побережье Турции. После разгрома греческих войск во время Малоазиатской катастрофы – геноцида и изгнания греческого населения, учиненного турецким правительством в 1922 году, крейсер участвовал в эвакуации армейских частей и греческого населения с западных берегов Малой Азии.

После окончания боевых действий броненосец остался флагманским кораблем и в 1925–1927 прошел модернизацию во Франции.

Его второй командир, наварх (адмирал) Кунтуриотис, в 1924 году стал президентом Греческой Республики. Республика оказалась недолговечной и крайне нестабильной – за 11 лет ее существования сменилось 13 правительств и было совершено несколько попыток государственного переворота. В последней – так называемом «движении Пластираса», которое также называют «венизелистским мятежом» и «антимонархическим восстанием» – принял деятельное участие и «Авероф».

Пятая война на счету крейсера – Вторая мировая. В апреле 1941 года, когда немцы прорвали фронт, экипаж отказался выполнить приказ командования о затоплении корабля. В момент вторжения немецких войск в Грецию он находился в Элевсине (близ Афин). Экипажу удалось, избежав бомбардировок и минных заграждений, увести корабль.

«Авероф» пошел на остров Крит, а оттуда – в Александрию. В августе того же года британцы перевели его в Бомбей, и до конца 1942-го крейсер нес конвойную службу в Индийском океане. Затем броненосец был направлен в Египет и до октября 1944-го стоял в Порт-Саиде. Вернулся он в греческие воды после освобождения Греции. 17 октября 1944 года на крейсере в освобожденные от оккупантов Афины было перевезено греческое правительство, находившееся в изгнании. Командовал им Теодорос Кунтуриотис, сын адмирала.

До 1952 года крейсер использовали как штабной корабль, затем вывели в резерв и отбуксировали на стоянку в Поросскую бухту, что в 32 милях от Пирея. В 1984 году командование ВМС Греции приняло решение превратить исторический корабль в музей. С 1985 года он снова стоит в Фалиронской бухте, рядом с яхт-клубом.

Корабль прошел серьезную реставрацию, проводившуюся как на государственные средства, так и на частные пожертвования. Рядом с причалом, где находится крейсер «Георгиос Авероф», воздвигнут памятник его знаменитому командиру, адмиралу и президенту Павлосу Кунтуриотису.

Бронепалубный крейсер «Аврора»
ГОВОРЯТ, что император Николай II из одиннадцати предложенных вариантов названия нового крейсера предпочел именовать его «Авророй» в честь богини зари у эллинов. Что этому решению способствовало, сказать трудно, но Самодержец Всероссийский, что называется, попал в десятку – «Аврора» выстрелом своего бакового орудия 25 октября 1917 года озарила начало новой эры человечества. И эти слова – не высокостильное утверждение, в последние годы принявшее иронично-уничижительный оттенок.

Так оно и есть – Великий Октябрь, без преувеличения, стал главным событием ХХ века. Он так встряхнул Россию и весь остальной мир, что мы, даже спустя почти столетие после этого события, до сих пор не можем до конца разобраться и понять: что же тогда произошло? Только за один этот выстрел, независимо от нынешней оценки его последствий, «Аврора» достойна «вечного прикола» к питерской набережной. Но справедливости ради, стоит отметить: в биографии крейсера было немало достойных дел, прославивших Русский флот и его моряков.

Пожалуй, подробно говорить о них нет смысла (хотя, по нынешним беспамятным временам, может быть, как раз наоборот). Между тем, все же отметим: «Аврора» участвовала в Русско-японской войне, переживя Цусиму; воевала на Балтике в Первую мировую; стала символом большевистской революции; являясь учебным кораблем, крейсер был базой для подготовки сотен военморов – командиров Красного флота; в блокаду орудия «Авроры» обороняли Ленинград; крейсер с окончанием войны стал учебной базой для нахимовцев… К слову, именно с той поры, собственно, и сложился «мемориальный статус» корабля № 1 Советского, а затем Российского Военно-Морского Флота. Статус, который в кратчайший срок был изъеден ржой исторического беспамятства менаггеров от военного ведомства, прикосновением своих потных ручонок жонглирующих делом обороны и безопасности Великой России.

ЕЩЕ ШЛА ВОЙНА, но державники, твердо сжимавшие в своих крепких руках народную власть, в те суровые годы принимали решения, стремясь заглянуть не через стальные двери швейцарских банков, а в перспективу нашего общего бытия. Руководствовались они отнюдь не прагматикой, густо замешанной на коррупционно-откатных методиках, ибо не «тырили мелочь по карманам» и не воровали эшелонами. Хотя, конечно, в лихую военную годину могли и «Аврору» пустить «на иголки» – руководство страны уже задумывалось о реализации сталинских планов строительства океанского Военно-Морского Флота, для чего «царская броня» крейсера вполне могла бы пригодиться.

Но они исповедовали принципы совершенно иной прагматики, основанной на самоуважении, здравом смысле и ответственном понимании государственных задач. Потому еще в августе 1944 года исполнительный комитет Ленинградского городского Совета депутатов трудящихся принял постановление, по которому «Аврору» надлежало установить у Петроградской набережной в качестве музея-памятника истории флота и учебного блокшива Нахимовского училища. Правда, до реализации этой идеи на практике прошло четыре года – после посадки на грунт от попавших еще в 1941 году немецких снарядов, корабль был поднят, приведен в порядок, затем его «загримировали» для съемок художественного фильма о подвиге крейсера «Варяг», потом вновь переоборудовали.

6 ноября 1947 года «Аврора» была установлена у моста Лейтенанта Шмидта, откуда её после окончания праздничных мероприятий, посвященных 30-летию Октябрьской революции, снова перевели к заводу для завершения переоборудования.

Наконец, 17 ноября 1948 года «Аврору» перевели к окончательному месту стоянки – к Нахимовскому училищу на Большую Невку. Здесь корабль принял на борт воспитанников выпускной роты…

Созданный на крейсере музей в 1956 году расширили и сделали филиалом Центрального военно-морского музея. В 1960 году, после кратковременного докового ремонта, постановлением Совета Министров СССР «Аврора» была включена в число памятников, охраняемых государством. К этому времени крейсер перестал быть базой Нахимовского училища.

К КОНЦУ 1970-х годов корпус «Авроры» пришёл в аварийное состояние. Межведомственная комиссия, созданная Главкомом ВМФ Адмиралом Флота Советского Союза С.Г. Горшковым, осенью 1980 года после полугодовой работы представила заключение по техническому состоянию корпуса и предложила три способа обеспечения плавучести крейсера. После двухлетних исследований были отвергнуты все три варианта. В итоге было решено провести восстановительный ремонт с заменой повреждённых элементов корпусных конструкций. Проектировщиком назначили Северное проектно-конструкторское бюро, исполнителем стал Судостроительный завод имени А.А. Жданова. Несмотря на протесты со стороны историков флота, стремившихся сохранить уникальный памятник техники и истории, инженеры приняли решение о полной замене подводной части с применением современных технологий…

Говоря об этом, следует отметить: этим «Аврора» и отличается от «Аверофа», который удалось сохранить, как говорится, практически один в один.

18 августа 1984 года «Аврора» была кормой вперёд подведена к стенке завода. В следующем году корпус ввели в док, где была отделена практически вся подводная часть корпуса. В конце лета в заново отстроенное днище загрузили отремонтированное оборудование и начали монтаж броневой палубы. Котлы Бельвиля-Долголенко заменили макетами, машину удалось сохранить. Часть не понадобившейся брони и палубы пошла на изготовление памятных поделок и сувениров.

После достройки в эллинге к апрелю 1987 года – года 70-летия Великого Октября – на крейсер приварили оконечности с бронзовыми штевнями, на которые прикрепили куски подлинного корпуса. Кроме того, установили надстройки, трубы и мачты. Затем была начата реконструкция помещений, которые старались восстановить в первозданном виде. К августу 1987 года «реставрация» «Авроры» была окончена.

Существуют разные оценки проведённых работ: новая подводная часть, швы электросварки и применение современных технологий дали повод говорить о превращении «Авроры» в новодел. Наиболее заметные внешние отличия от облика крейсера на 1917 год заключаются в «сухопутных» щитах орудий главного калибра, иных якорных клюзах и множестве мелких деталей. На прежнем месте вечной стоянки (у Петровской набережной) «Аврору» привязали к берегу металлическими штангами-помочами и соединили с городскими коммуникациями.

Существенно расширенная с 50-х годов экспозиция корабельного музея теперь стала занимать пространство от 10-го до 68-го шпангоута. В экспозиции стало храниться более 500 уникальных экспонатов, среди которых документальные фотографии, корабельные предметы и документы, представляющие культурную и историческую ценность. Экспозиция музея расположена в шести помещениях. Открытыми для посещения экскурсионных групп с тех пор являются также боевая рубка, машинное и котельное отделения корабля.

Следует отметить: подводная часть крейсера не была утилизирована и находится в затопленном состоянии у населённого пункта Ручьи Кингисеппского района. Торчащие из воды части остова в 80-х растащили на стройматериалы жители близлежащего посёлка. В июле 2010 года к историческим обломкам впервые отправилась экспедиционная группа подводных исследователей из Москвы и Санкт-Петербурга, но проведению детального осмотра остова крейсера помешала плохая видимость под водой, вызванная сильным волнением…

Сказанное выше – так сказать, музейно-материальная составляющая состояния крейсера, судьба которого, в принципе, ни в коей мере не подвергалась угрозе и не вызывала волнений. До поры до времени…

В ЛИХИЕ 90-е, когда в оборот был запущен идеологический массив о вредности всего «красно-коричневого» наследия Совдепии, над «Авророй», что называется, по-взрослому сгустились тучи. Ее экипаж многоступенчато сокращался, со временем появились и идеи об изменении статуса «корабля № 1 ВМФ». Начали их озвучивать еще в «команде» мэра Собчака. Дело доходило до того, что в прессе озвучивались всякого рода прожекты, вплоть до экзотических, типа превращения крейсера в плавающий музей. Поговаривали о том, что даже существует проект о перебазировании «Авроры» в Стокгольм для показа. Показав его шведам, ненароком могли «крейсер революции» там и «забыть»…

Подобного рода информация в общем-то не особо волновала наш постсоветский социум, однако ряд событий со временем вызвал широкий общественный резонанс.

В ночь на 6 июня 2009 года во время Петербургского экономического форума на борту легендарного крейсера прошла вечеринка, организованная под «крышей» журнала «Русский пионер». Среди гостей оказался полпред Президента Илья Клебанов, бизнесмен Михаил Прохоров, тогдашний министр экономического развития Эльвира Набиуллина, а также занимавшая пост губернатора Санкт-Петербурга Валентина Матвиенко. Мероприятие сопровождалась многочисленными «излишествами», в том числе купанием в Неве с борта крейсера… Как следствие, разгорелся скандал, и корабль для подобных «тусовок» закрыли. На борту крейсера впоследствии стали проводить только благотворительные концерты, хотя негативная пелена с «Авроры» полностью не сползла.

Кстати говоря, незаконная вечеринка VIP-персон на борту «Авроры» проводилась с «добра» Главкома ВМФ Владимира Высоцкого. После этого адмирал… объявил выговоры офицерам, выполнявшим его приказ. Но все же основное наказание понесла сама «Аврора», которую вскоре решили вывести из состава ВМФ.

В конце 2010 – очередной скандал: появилась информация, что некто якобы распространяет билеты на новогоднюю вечеринку, которая должна пройти на борту. Об этом свидетельствовали растиражированные Интернетом приглашения с голыми девушками, сидящими верхом на пушках. 16 октября 2011 года «Аврора» снова попала в скандальную историю. Трое хулиганов забрались на мачту крейсера и подняли пиратский флаг. Ответственность за акцию взяли на себя петербургские анархистские организации «Народная доля» и «Еда вместо бомб». Акция получила название «Памятный Октябрь», или Авророво Воскресение.

Помешать этим балбесам было сложно – к этому времени (с 1 декабря 2010 года) крейсер «Аврора» приказом министра обороны России Сердюкова уже был выведен из боевого состава ВМФ и передан на баланс Военно-морского музея. Воинское подразделение, несшее службу на корабле, расформировано. Экипаж крейсера «Аврора» перевели на штат: трое военнослужащих и 28 человек гражданского персонала, хотя статус корабля пока на бумаге оставался прежним. Проведенная в этой связи проверка показала, что с уходом военного экипажа фактически «Аврора» осталась беззащитной перед любыми вандалами и хулиганами. Тогда из числа военнослужащих ЛенВМБ был сформирован наряд прикомандированных матросов, который стал нести круглосуточное дежурство. Эта ситуация, понятное дело, вызывала критику со стороны людей сведущих и неравнодушных. Но очевидное чиновниками Минобороны попросту не замечалось…

27 июня 2012 года депутаты Санкт-Петербургского Законодательного Собрания приняли обращение к Главнокомандующему ВС РФ с просьбой вернуть крейсеру статус «корабля № 1» в составе ВМФ РФ с сохранением на нем военного экипажа. К этому обращению добавилось множество подобного рода ходатайств от различных организаций и структур. Однако 16 октября прошлого года последний военный все-таки покинул борт легендарного крейсера. А спустя три недели, в начале ноября 2012 года, с должности был снят министр обороны России Сердюков…

К ЭТОМУ ВРЕМЕНИ судьба «Авроры», по-прежнему находившаяся в фокусе внимания, вновь, уже с надеждой, взволновала общественность: авось, Главковерх пересмотрит ранее принятое теперь уже экс-министром решение. Судя по всему, до Владимира Путина и до нового министра обороны генерал-полковника Сергея Шойгу достучаться удалось.

В своем первом публичном интервью, переданном 26 января в субботнем вечернем выпуске телеканала «Вести», С. Шойгу заявил, что статус крейсера с подачи руководства страны будет восстановлен. И не только он. Министр заявил: «Все, что касается экипажа, формы, все это можно сделать. Сейчас мы смотрим, а как поставить на ход, чтобы судно могло ходить, а не стоять. Уже работают специалисты, смотрят, оценивают, считают, что можно для этого сделать. Если восстанавливать, то в первозданном виде – с паровыми котлами. Есть ли для этого возможности в современных условиях? Если такие возможности есть, то будем восстанавливать, мое твердое убеждение, что у армии, как и у страны, должны быть символы неприкасаемые, на которые мы должны равняться, ценить и на которых мы должны учиться, в конце концов».

Нужно ли восстанавливать крейсер в первозданном виде и нужно ли это – покажет время. Но уже то, что произошло в последние дни, безусловно, радует. Дай Бог, чтобы необходимые работы на «Авроре» были проведены как можно быстрее, и на ее палубу можно было бы подняться, как и на палубу «Аверофа», полностью сохраненного греками (не растащили ни винтика, ни шильдика!). Броненосца, пережившего несколько войн и вошедшего в XXI век на плаву, находясь в великолепном состоянии.

 

Капитан 1 ранга Сергей ГОРБАЧЕВ

 

 

Фото вверху — «Аврора»
с сайта zateevo.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

У гражданской войны победителей не бывает. Доказано

Сергей МИШКИН

Читаем вместе крымскую прессу. 21 ноября

Борис ВАСИЛЬЕВ

Хиджаб — кавказский привет для Крыма?

.