Крымское Эхо
Библиотека

Предательство. Обрыв

Предательство. Обрыв

Часть 4-я

Начало здесь

Жизнь в стране стала понемногу налаживаться. После развала СССР появились новые независимые друг от друга государства. Вся хозяйственная деятельность переходила на рыночную экономику. Появились новые коммерческие структуры, порой очень крупные, оказавшиеся в руках их руководителей разными способами. Многие преступные группировки были разгромлены правоохранительными органами. Коммерсантам стало легче дышать. У них оставалось больше денег для развития производства.

Дела Игната пошли в гору. Стало больше заказов на ремонт судов. Потому встал вопрос об увеличении рабочих площадей цеха, нового сухого дока и причала. Отдающий всё время работе Игнат, поздно задержавшись в кабинете, подумывал о покупке бывшего судоремонтного завода, оказавшегося в частных руках. Судя по всему, хозяин не собирался его восстанавливать, надеясь в подходящий момент продать как можно дороже.

Юрист фирмы Игната начал осторожно нащупывать пути к совершению сделки. Игнат приступил к разработке плана строительства большого причала для судов, ожидавшим очереди на ремонт. Довольный работой своего верного помощника Стаса, дал ему задание с помощью специалистов обследовать весь близ лежащий берег от завода, чтобы найти подходящее место для строительства причала.

Дома был уют и порядок. Мила с приготовленными ею изысканными блюдами ждала прихода Игната в любое время суток. Дома он обычно только ужинал. Рано утром, сам заварив кофе и быстро его выпив, мчался к уже стоявшей у закрытых массивных ворот машине всё с тем же водителем, предложившим несколько лет назад ему поужинать в баре «Золотая цепочка», где произошла встреча с любимой Милой, ставшей его верной женой.

Она за рулём своей машины японского производства очень редко приезжала к Игнату на работу, зная его занятость. Показав приобретённую новую вещь, уезжала домой. Если она сталкивалась со Стасом, то холодно с ним здоровалась, а он, ответив лёгким кивком головы, сразу покидал кабинет Игната, показывая всем своим видом, что его совершенно не интересует красивая, шикарно одетая женщина.

Игнат несколько раз просил Милу быть немного мягче и добрее к их старому общему другу. Когда он уезжал в частые короткие и длительные командировки, просил Милу при любой необходимости обращаться за помощью к Стасу. А другу строго наказывал выполнять все её требования.

Стас с кислой миной на лице неохотно обещал сделать всё, что захочет Мила. При этом он очень переживал, чтобы о таком задании не узнала Венера, которая может устроить скандал, по-бабьи приревновав к чужой, красивой жене. А ему так не хочется расстраивать свою, никем не заменимую любимую жену. Слушая Игната, Стас говорил, что он очень рад за счастливый брак своего преданного друга.

Как-то глубокой ночью после всепоглощающей любви Мила, припав жаркими губами к уху Игната, нежным шёпотом с нескрываемой радостью сообщила о своей беременности. Осчастливленный неожиданным известием, Игнат подскочил с кровати, налил из всегда стоящей на невысокой тумбочке открытой бутылки любимого Милой шампанского и залпом выпил полный фужер, а потом, задыхаясь от переполнявших чувств будущего отца, стал целовать любимую жену, остановившись тогда, когда им был расцелован каждый аккуратный пальчик роскошных ног забеременевшей от него жены.

Он не стал вытирать слёзы счастья, покатившиеся из его глаз, на мгновение останавливающихся на первых появившихся морщинок возле губ.

***

Мила настояла на том, что полетит рожать в Англию к своему родному дяде, хорошо знакомому с прекрасными врачами-гинекологами, о чём сообщил Миле при очередном разговоре по телефону. Надув губки, Мила твёрдо проговорила: «Милый наш будущий папочка, я не хочу доверяться местным врачам-коновалам, рискуя своей жизнью и жизнью нашего ребёнка. А в Англии, как сказал дядя, правда, за приличный гонорар, дают стопроцентную гарантию о нормальном прохождении родов. Умоляю тебя, когда подойдёт срок рожать, отпусти меня в Англию».

Игнат, услышав такой довод, не задумываясь, дал согласие. Через несколько месяцев Игнат с большим трудом уговорил Стаса сопровождать Милу в полёте и быть при ней, пока она не родит. Сам, на пике развития его фирмы, не рискнул надолго отходить от решения важных вопросов. Стас, не дав Венере сказать ни слова, заявил, что вылетел в Болгарию в длительную служебную командировку. «Любишь денежки, будь добра, на время оставаться без любимого мужа», — твёрдо проговорил Стас и, не прощаясь, покинул обескураженную Венеру.

Возвратился Стас через месяц, сияющий от радости, что закончилась утомительная для него командировка. Хотя Стас и Мила по телефону подробно рассказывали Игнату, как прошли роды, пришлось снова ему всё пересказать, передав утверждение Милы, что мальчик, копия Игната, такой же серьёзный и очень симпатичный.

Мила, не предупредив Игната, прилетела домой, но без мальчика, названного по предложению её дяди Эдмондом. По его словам, имя символизирует личность независимую, преисполненную стремлением к свободе.

Будучи озлобленным на свою бывшую страну, где против него было возбуждено уголовное дело за хищение денежных средств в особо крупном размере, дядя доказывал, что сын благородных родителей должен жить в свободной стране — такой, как Англия. По уходу за ребёнком нанята прекрасная няня. Она будет готовить его в дорогой частный пансионат для одарённых детей.

Игнат был в недоумении, и, как мог, старался противостоять отрыву сына от родителей. Мила, проявив всё своё красноречие, стала бурно доказывать, что их единственный сын, которому, конечно, передались умные гены отца, должен получить высшее образование в лучшем престижном учебном заведении Англии. Если сам захочет, потом приедет к ним, найдя работу, соответствующую его образованию.

Нежно целуя и лаская уставшего от работы Игната, Мила доказывала, что они обязаны для ребёнка сделать всё возможное, чтобы у него была счастливая жизнь, не похожая на жизнь его матери, которой пришлось пережить многих горьких и трагических минут. «Ты представляешь, шептала Мила, — мы каждый отпуск будем проводить с дорогим для нас ребёнком не в какой-то деревне, а в Англии. Временная разлука будет только увеличивать нашу любовь. Каждый день с ним можно будет разговаривать через Интернет».

Так как Игнат давно не был в отпуске, Мила настойчиво просила дать слово в ближайшее время слетать к сынишке в Англию. А она примчится к нему к концу отпуска, чтобы вместе возвратиться домой. Пока он будет отсутствовать, она вместе с его юристом будет строго контролировать работу Стаса.

«Хотя, Игнатушка, с твоих слов, он замечательный сотрудник, но он всё-таки для нас чужой человек. Никто не знает, что у него на уме. К тому же ты разрешил ему распоряжаться денежными средствами фирмы. Кстати, я тебя, милый, благодарю, что ты в лихие годы благородно написал завещание о переходе в моё пользование и распоряжение всего имущества в случае твоей смерти. Теперь, когда бандиты перестали свирепствовать, эта казённая бумажка мне будет напоминать о твоей настоящей любви ко мне. А мы с тобой, в любви и счастье, доживём до глубокой старости, успев понянчить правнуков», — весело рассмеявшись, закончила свой монолог Мила, жаркими губами осыпая поцелуями голову Игната, на которой уже появились большие залысины.

***

На работе Игнат сказал Стасу, что на следующей неделе он на несколько дней вылетит в Англию, чтобы наконец увидеть своего сына. Так как сейчас зима, то основной отпуск проведёт летом. Полетит к маленькому Эдмонду без с Милы, которая прилетит позже. После их возвращения он предоставит Стасу отпуск за два года.

Стас с благодарностью за заботу и внимание друга крепко пожал руку Игната и стал докладывать, как продвигается дело по строительству нового причала.

За два дня до отлёта Игната в Англию, утром в управление городской милиции примчались возбуждённые, с бледными лицами, Стас и Мила. Заламывая руки, с порога стали кричать, что неожиданно исчез их дорогой друг и любимый муж, Игнат. Дежурный по управлению обоих направил к старшему следователю в летах, подполковнику милиции Харитону Эммануиловичу. В это время у него находился старый друг по университету, начальник отдела уголовного розыска Ипполит Герасимович.

Оба внимательно выслушали друга и жену Игната. Мила, комкая в руках носовой платок и постоянно прикладывая его к неподкрашенным глазам, заливаемых слезами, прерывая речь рыданиями и тяжёлыми вздохами, смогла кое-как выговорить, что утром спала, когда Игнат ушёл на работу, закрыв дверь на ключ. Вечером прошлого дня он был в прекрасном настроении, сказав, что предстоит жаркий рабочий день. Выпив после мороза кружку горячего молока, бросился в постель и быстро заснул.

На работу он уходит к семи часам, когда она ещё крепко спит. Его увозит личный шофёр. В начале десятого её разбудил телефонный звонок. Стас взволнованным голосом сообщил, что Игнат не появился на службе. Что могло с ним случиться, не имеет никакого понятия. Муж не пьющий, не курящий и не гулящий. Уверена, что у мужа не было любовниц, так как всё, что нужно мужчине от женщины, она отдавала мужу, что не даст ни одна любовница в мире. Дома лежит билет на его полёт через день в Англию, где у её родного дядьки воспитывается их сын. Покончить с собой не мог. Он отлично знал о её безумной к нему любви ещё со школьной скамьи, в чём он убеждался тысячу раз. Не мог он без причин сделать её вдовой. Никогда не жаловался на угрозы в его адрес. Врагов у него не было и не могло быть с его покладистым, мягким и добрым характером.

Рассказ друга Игната нисколько не раскрыл тайну его исчезновения. Стас не мог даже предположить причину такой странной трагедии. Если в бандитские времена можно было заподозрить бравых ребят, то сейчас их не осталось благодаря умелым действиям доблестных работников милиции. Игнат никогда не говорил о какой-либо угрозе. В последний их совместный рабочий день друг чувствовал себя прекрасно, ни на что не жаловался. У них много ушло времени на обсуждение строительства нового причала. Деловой Игнат мечтал, находясь в Англии, договориться с какой-то крупной кораблестроительной фирмой о совместном производстве ремонта судов.

Чтобы легче было разговаривать с буржуями, попросил его в один из английских банков перевести большую сумму денег на имя жены, но с правом и ему распоряжаться ими. Этим самым переговорщикам он хотел показать, насколько он независим в денежных средствах, что даже его жена является достаточно богатым человеком. Со слов Стаса, он выполнил указание друга, побывав в банке в конце рабочего дня и проделав финансовую операцию. Когда он уходил домой, Игнат оставался на рабочем месте, чтобы пересчитать стоимость работы по планируемому грандиозному строительству.

Убитая горем пара вышла из кабинета, держась друг за друга. Стас, легко обняв Милу за плечи, по-мужски сдерживая слёзы, пытался её успокоить от громких рыданий и причитаний. Она громко твердила, что, если самый дорогой человек на земле погиб, она не перенесёт его смерть и наложит на себя руки. Стас, как и в кабинете следователя, снова пообещал своими руками задушить того, кто мог быть причастен к смерти любимого друга.

Но что-то ему подсказывало, что Игнат обязательно вернётся, объяснив своё исчезновение как нелепую шутку. А, может быть, какие-то обстоятельства, о которых никто не знает, заставили Игната на какое-то время скрыться. В нашей, порой непредсказуемой жизни, всё может случиться. Это он проговорил, стоя у раскрытых дверей кабинета, пытаясь осторожно сдвинуть с места Милу, на которую от переживаний напал ступор.

***

Когда Стас и Мила вышли из кабинета, Ипполит Герасимович, собираясь уходить, чтобы дать задание своим подчинённы о начале немедленного проведения оперативно-розыскных мероприятий, задал другу вопрос, какой обычно задавал при получении подобных сообщений: «Ну, и что ты думаешь о новой каше, которую нам предстоит расхлёбывать?»

Ответ не заставил долго ждать. «Деньги рождают абсолютно всё, даже убийства. Несчастный коммерсант исчез. Это неоспоримый факт. Только мне не понравилось, как горячо любящая жена слишком артистично вытирала с трудом появляющиеся слёзы на глазах, избегая моего взгляда. Думаю, что и ты, прожжённый сыщик, не мог этого не заметить. Как бы там ни было, а я сейчас возбуждаю уголовное дело по факту убийства. Будем надеяться, что расследование всё расставит по своим местам», — закончил спокойную речь Харитон Эммануилович, вкладывая в пишущую машинку бланк постановления о возбуждении уголовного дела.

***

Оперативники уголовного розыска и сотрудники других служб круглые сутки шерстили город, чтобы найти Игната или его труп, или хотя бы какие-нибудь следы, которые помогут разрешить загадку неожиданного исчезновение взрослого серьёзного человека.

Хотя была зима с холодами и порой с сильной снежной метелью, нашлось много добровольцев из жителей города, помогавшим проверять все больницы, морги, общественные туалеты, чердаки, подвалы, гаражи, заброшенные хозяевами полуразрушенные дома, аэропорт, железнодорожный и автовокзалы, все безлюдные или редко посещаемые места города.

Оперативники проверяли всех ранее судимых за совершение преступлений против жизни и здоровья граждан, тех, кто после исчезновения Игната совершил незначительное преступление и был арестован. Так некоторые бывалые зэки поступают после совершения особо опасного преступления, чтобы за собой замести следы. Никаких результатов. Игнат словно испарился в одно мгновение. Шёл безрезультатный пятый день его поиска.

Как бывает часто зимой в Крыму, так случилось и этот раз. Неожиданно потеплело, и везде лежавший снег стал быстро таить, отчего по всему городу образовались большие лужи. Прохожие, пытаясь их обойти, попадали под крыши домов, с которых одна за другой падали всех размеров ледяные сосульки, с весёлым звоном разбиваясь об освободившийся от сугробов асфальт.

***

Игнат пришёл в себя, когда почувствовал, что лежит спиной в воде. Открыв глаза, увидел ясное небо с голубизной среди серых облаков. Ещё не понимая, что с ним произошло и где он находится, Игнат, постанывая и держась плохо слушающейся рукой за правый висок, превозмогая слабость, встал на ноги и осмотрелся. Он оказался под высоким обрывом. В паре десятков метров от него играло лёгкой волной серое зимнее море. На берегу, насколько позволял видеть глаз, были разбросаны большие валуны. На некоторых сохранились остатки шапок белого снега.

Проверив все карманы зимней одежды, Игнат убедился, что его личные вещи и приличная сумма денег были при нём. Прощупав голову, с которой слетела меховая шапка, справа, выше виска, обнаружил запекшуюся кровь. «Значит, — подумал Игнат, — упав, ударился головой о камень. Но почему я упал?» Хотя стало подташнивать и кружиться голова, Игнат нашёл в себе силы, медленно ступая, двинуться вдоль обрыва, чтобы найти место, откуда можно было вскарабкаться наверх. Найдя его и поднявшись на вершину обрыва, Игнат побрёл в сторону раздававшегося вдали гула проезжающих машин.

На полпути неожиданно Игнат остановился, так как мозг стал выдавать информацию о случившимся событии. Отрывками, но чётко, вспомнил последний разговор с другом и компаньоном фирмы. Когда в тот день у них закончился деловой разговор по поводу очередного ремонта иностранного судна, Стас настоятельно просил Игната проехать к месту, где будет строиться причал, так как он обнаружил сразу не замеченные рельефы обрыва, которые усложнят и удорожат земляные работы. До отъезда в Англию Игнат, осмотрев неприятный сюрприз природы, должен будет принять какое-то решение, чтобы он, Стас, в отсутствие Игната мог претворять его в жизнь.

Игнат немедленно согласился на предложение толкового и делового партнёра. Стас сказал, что он сам к нему заедет домой в 7 утра. Сигналить не будет, чтобы не разбудить любимую жену Игната, которая, как ему кажется, стала плохо переносить его присутствие. Игнат на этот счёт попытался успокоить красавца Стаса, что он ошибается, а в душе порадовался, что жена этим подтвердила верность и надёжность их совместной счастливой жизни, в которой родился их наследник, дорогой сынок.

Продолжение следует

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 1

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Тюльпаны. Одесские зарисовки

Игорь НОСКОВ

И помнить страшно, и забыть нельзя

Кусочек хлеба, оставшийся лежать на земле

Игорь НОСКОВ

Оставить комментарий