Крымское Эхо
Библиотека

Прокурор

Прокурор

Его за глаза называли «прокурор», хотя Владимир работал простым вахтером. Впрочем, для семидесятилетнего пенсионера это была подходящая должность. Главное, быть вовремя на смене и кнопкой открывать ворота. Можно не знать по имени большинство коллег — но не человека, который встречает утром на входе и провожает после рабочего дня. «Доброе утро, Владимир!», «До свидания, Владимир!».

Однажды пришлось задержаться, и на выходе остановился перед проходной.

— Добрый вечер! Как дела?

Несмотря на то, что на смене работал один, он оказался очень словоохотливым рассказчиком.

— Не хотите чайку? — приглашающе ответил вахтер. Он как будто ждал кого-то, чтобы поговорить.

Все сотрудники уже покинули территорию, и никто его больше не отвлекал.

***

У каждого человека за жизнь случается множество событий, которые могут быть трагическими, поучительными, интересными или просто забавными. Про большинство этих историй больше никто не узнает, если это обычный человек, а не герой известного события, о котором напишут книги или снимут кино. Все это вскоре забудется. А ведь это не просто события, а еще и кирпичики жизненных историй, из которых складывается летопись.

— Так, ты, Владимир, в прокуратуре работал? Все тебя прокурором называют…

Хитро улыбаясь, он неспеша размешивает сахар в стакане. Для важности держит паузу. Мол, этот разговор не только ему нужен.

— Недолго, три года после университета. Ничего там хорошего не увидел – убийства, грабежи, пьянство и зарплата маленькая. Перед уходом мне предлагали должность зама прокурора района Риги, но я ушел юрисконсультом на обувную фабрику. Я там денег в десять раз больше получал, да и делать там особенно ничего не надо было. Бумажки – претензии по шаблону писать, — смеется вахтер.

— И это все?

— От прокуратуры квартиру успел получить. Это еще в 1974 году было. Тогда квартир много выделяли, а прокурорским в первую очередь. Один сотрудник отказался, так как его жена получила четырехкомнатную квартиру. Мне начальство сказало: бери, Володя, не отказываться же от жилплощади, а то потом не предложат. Вот так младший советник юстиции жилплощадь получил.

— А в прокуратуре как работал, что интересного происходило? — пытаюсь направить разговор в нужную сторону.

— Работа у меня была отлажена. Судьи к процессуальным действиям претензий не имели. Все, что требовал по закону, то подсудимым судьи и давали. На практике университетской я секретарем в военном трибунале работал, так там и научился делопроизводству. В университете такому не учат, поэтому молодым следователям приходилось самим постигать премудрости, а у меня все было по закону, формат знал. В нашей прокуратуре удивлялись, как у меня так хорошо получается дела оформлять – все улики, факты и выводы. Тогда люди в основном были такие, что, когда задержат по делу, то врать не умели. Дело было несложно вести. Сейчас по-другому – адвокаты, пресса…

Трибунал больших сроков не давал. В основном по пьянке преступления солдаты и офицеры совершали. Еще несчастная любовь, когда в самоволку солдаты убегали или офицеры стрелялись.

А что взять с них, когда женились в училище на первых попавшихся девчонках, что на заборе висли. В гарнизоне для них совсем скука наступала. Оттуда супружеские измены и пьянство.А там драки, отношения выясняли, а некоторые из табельного оружия стреляли. К этому суд снисходительно относился, лишь бы политической статьи не было.

Вот помню, серьезное дело было, когда замполит попытался угнать военный корабль в Швецию.

Я дежурным из прокуратуры был в отделе милиции. Дело было перед праздником 7 ноября. Тогда корабли на рейде Даугавы выстраивались перед парадом. И вот ночью дежурный докладывает, что в райотдел пришли вдрызг пьяные и мокрые моряки. «Говорят, что их замполит выводит свой торпедный катер в залив, чтобы уйти в нейтральные воды и дальше в Швецию. Я их пока в камеру посадил, а утром начальство разберется, что с ними делать. А к тому времени они и протрезвеют».

Спустился в дежурку. Вижу, что дело серьезное и не похоже, что матросы выдумывают. Приказываю старшине: звони в КГБ! Это уже их компетенция.

Оказалось, действительно, корабль уже вошел в залив и взял курс на нейтральные воды.

Этот замполит «кап-три», на почве недовольства советским строем и его несправедливостью, беседы с личным составом проводил прямо противоположные своим должностным обязанностям. Выбрали момент, когда капитан с помощниками выйдут на берег и его вахта наступит. Тех, кто не в сговоре был, в кубриках закрыли. Отшвартовались и пошли в море. Но несколько матросиков за борт успели выпрыгнуть. Как они в такой холодной воде до берега доплыли, не понимаю…

А ребята из комитета быстро сработали. Подняли авиацию с аэродрома под Тукумсом и двигатель на корме из пушек расстреляли. Еще немного — и в нейтральных водах были, где шведские корабли ждали. Сразу пограничные катера подлетели и повязали всех заговорщиков.

Тогда приговор в исполнение быстро привели, чтобы неповадно было против советского строя выступать. Это уже потом, во время «перестройки» об этом случае писали в газетах. А тогда это совершенно секретно было.

А в прокуратуре работа была такая, что днем и ночью надо выезжать на убийства. Если человек умер на улице от сердца или еще чего, то следователь прокуратуры обязательно должен присутствовать. Такой закон был. В основном всё бытовые убийства были, на почве пьянства.

***

Был еще такой резонансный случай.

Убили в Риге одного партийного функционера прямо в его квартире. Я как дежурный прокуратуры с группой приехал. А там начальство: генералы и важные люди из комитета.

Убили бедолагу жестоко — гантелей по голове. Вся комната в крови, труп возле кровати лежит. Версии предлагают такие, что вплоть до политического убийства. Вижу, что пока мне здесь делать нечего и вышел на улицу. Сижу на скамейке, курю. Мимо проходит неопрятный мужичонка с авоськой полной пустых бутылок. А рядом с подъездом машины стоят и милиционеров взвод.

Смотрит на это все и у меня спрашивает: «Что там случилось-то?».

Убийство, говорю ему.

— А это не в пятнадцатой квартире?

— В пятнадцатой.

— Так это его любовник убил.

Тут понимаю, что это полезный свидетель и говорю ему:

 – Если что знаешь, то на две бутылки денег дам. Рассказывай!

И он тут мне выдает, что он из этой квартиры постоянно забирал пустые бутылки, прибирал – мусор выносил и за сигаретами в магазин бегал. Хозяина звали Юрис и он был «большим человеком». Друг у него был, с которым время проводил, музыку слушали и выпивали.

— «Голубые» они были, понимаешь? Педики! Он его убил. Они часто ссорились и дрались.

— Уверен?

— А то! Больше некому.

—  Знаешь, где он живет? Покажешь?

— Если еще червонец, то до квартиры доведу. Тут недалеко. А то я этих «голубых» очень не уважаю.

Когда начальство разъехалось, то я вместе с ним и двумя операми пошел по адресу.

Дверь открыл парень, а, увидев милицию, сразу признался в убийстве. Там и улики были: кровь на одежде. Ревность и все такое.… Ударил по голове гантелей, силу не рассчитал — и насмерть. Кто в этой драме был больше виноват, суд не учитывал. Расстреляли по-быстрому, чтобы слухи по людям не ползли.

А меня за оперативное раскрытие этого дела именным оружием наградили, пистолетом. Лучше бы сто рублей дали. Даже сейчас его не могу сдать. Говорят, наградное. Только после смерти.

Так у меня этого изъятого оружия тогда было полно. В столе целый арсенал лежал. Я его периодически в озере топил. Нашли чем наградить прокурора!

А много было и курьезных случаев. Рядом с нашим управлением был стол находок. Однажды спрашиваю начальницу этого музея:

 – А кроме зонтиков и прочей ерунды были какие-нибудь интересные находки или ценные вещи?

— И порнография иностранная была, и книги запрещенные. А еще уборщица с железнодорожного вокзала принесла пакет, а в нем пачки денег. Целая бригада ОБХСС их считала – восемьдесят тысяч рублей. Сказали, что если кто-то явится за ними, то сразу бы доложили. Никто не явился. У той уборщицы спрашивали: почему сюда принесла, а не себе забрала. Так та ответила, что если бы сотня или пять сотен, то взяла бы. А за этим бы пришли, и нашли везде.

А так все по закону сделала, и претензий к ней ни у кого нет – ни у ментов, ни у блатных. Умная баба. Теперь кто знает, сколько там было изначально денег? Никто за потерей не пришел, и деньги сдали в банк.

Вот, может, тем, кто в органах не работал и интересно, а так все, что там каждый день происходит, — сплошная рутина. Бумажки, протоколы и выезды на происшествия днем и ночью.

***

 В лесу грибники нашли руку мужчины. По татуировке идентифицировали личность. Поехали по адресу. Жена долго не запиралась и вскоре призналась, что убила мужа, а затем расчленила и по лесу разбросала. Он был домашний тиран – бил жену и детей. Пил каждый день. В принципе ее все понимали. Дело быстро закончили. Женщину осудили, но не очень строго. Смягчающие обстоятельства были и трое малолетних детей. Да много было таких бытовых преступлений, а особенно в праздничные дни, когда народ пьет без меры.

Как-то вызвали нас на завод «Дзинтарс», там у себя в кабинете главный инженер умер. С экспертом изъяли все бутылки с алкоголем для исследования на признак отравления. Ящиками выносили из кабинета. Когда привезли в лабораторию, то эксперт мне говорит: сейчас будем пить. Я говорю: как пить!? Там яд может быть метиловый. Мне тогда коллега показал, чем этиловый спирт от метила отличается. Достал мне бутылку с образцом и открыл. Так я теперь на всю жизнь запомнил запах. А там, у инженера, были только элитные напитки и чистый спирт.

Этих запасов прокуратуре и милиции надолго хватило. А инженер этот просто перепил, вырубился и захлебнулся закуской. Вот и все – «трагически умер на работе». Так коллеги в некрологе написали.

***

Правда, на авиазаводе было по-другому. Произошло ЧП – на рабочем месте внезапно умерли два инженера. Приехала группа с криминалистами, и я от прокуратуры. Начали выяснять – налицо отравление сильным ядом. Выяснили, что в обед они пили пиво. Нашли эти бутылки и отдали на экспертизу. Оказалось, что в них хранили сильнодействующий яд. Не помню, как называется. А история такова: яд где-то хранили, потом вылили, бутылки сдали в стеклотару, а на заводе их плохо промыли и разлили пиво. Концентрации яда было достаточно, чтобы люди мгновенно умерли. Сколько было этих бутылок – неизвестно. Проводили проверки на заводе, проверяли стеклотарные пункты. Но, вроде, таких случаев больше не было. Хотя, как знать.

***

Возле рижского вокзала был ресторан «Кавказ». Хотя что это за ресторан, когда там стоишь возле столика! Поступает вызов: там умерли две женщины. Приезжаем с группой и экспертами. Оказывается, одна женщина подавилась костью и мгновенно умерла, а ее подругу от увиденного кошмара хватил сердечный приступ. Казалось бы, что не может такого быть, и тут надо искать убийство. А на самом деле стечение обстоятельств – судьба.

Во время дежурства в райотделе, когда спокойно было, чудили по-разному. Там тогда в дежурке пульт был, который с другими райотделами милиции соединялся. Так вот, подключим Ленинский райотдел с Кировским и слушаем, как дежурные отношения выясняют:

— Милиция слушает!

—… алло – милиция…

— Это милиция. Говорите…

— Какая милиция? Это милиция…

— Я сейчас вас, хулиганов, найду…

— Это я сейчас найду. Экипаж уже выехал. Пятнадцать суток получите…

И так десять минут перепалок дежурных. А мы от смеха по полу валяемся.

Потом они там что-то соображать начинают:

— Семенов, это ты, что ли?

— Да. А ты кто?

— Олейник из Ленинского РОВД…

— Вот непонятно. Это коммутатор как-то соединился…

— Непонятно. Связисты что-то напутали. Надо завтра рапорт написать.

— Ладно, пока. Хорошего дежурства, Семенов.

— Пока, Петрович.

Молодой был, потому такими глупостями занимался, — усмехается своим воспоминаниям вахтер.

***

Время за разговором быстро пролетело. Домой уже пора ехать.

Прощаюсь с Владимиром:

— На следующем дежурстве с интересом ваши рассказы дослушаю.

— Да какие там рассказы – просто жизненные истории. Уже никому это неинтересно. Через три дня моя смена. Всего доброго.

Спустя три дня вместо Владимира ворота открыл незнакомый охранник лет тридцати.

— Новенький? А где Владимир? — спрашиваю мужчину.

— Не знаю. Теперь я здесь работаю. А его уволили. Зачем пенсионеров держать на работе…

Жаль, конечно. Но жизнь продолжается.Пришло на смену новое поколение со своими историями и взглядами на жизнь.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Что рождает детскую жестокость

Игорь НОСКОВ

Крымский Мартин Иден

Олег ШИРОКОВ

Спасительная врачебная ошибка

Игорь НОСКОВ