Крымское Эхо
Знать и помнить Севастополь

Предательство Крыма в Беловежье исправил 2014-й

Предательство Крыма в Беловежье исправил 2014-й

МЫ В ЭТО ВЕРИЛИ, НЕ ЗНАЛИ ТОЛЬКО КОНКРЕТНОЙ ДАТЫ

Вот мы и прошли уже 30-летний рубеж исчезновения с мировых карт Великой страны нашей эпохи – СССР. Спущен красный флаг Советского Союза стараниями Бориса Ельцина, Леонида Кравчука и Станислава Шушкевича при явной поддержке депутатов-коммунистов, коммунистических верховных советов Белоруссии, Российской Федерации, Украины и с молчаливого согласия народов этих республик и трусливого как бы неодобрения президента СССР Михаила Горбачёва.

Это трагическое событие почти совсем не освещалось СМИ. Я решил, что надо высказать свои соображения, касающиеся данного события. Ведь о Стране Советов в основном помнят граждане, возраст которых за 40, а те, которым меньше, порой имеют смутное представление, и то из рассказов старших.

Мне в тот период было чуть больше сорока лет. Я, полковник морской авиации, командир-начальник севастопольского авиационного ремонтного завода ВМФ СССР, депутат горсовета, был избран председателем городского Совета народных депутатов и его исполкома. Это было ещё при существовании Советского союза — впервые в советском государстве руководителем Севастополя был избран действующий полковник, да ещё сразу на обе главные властные должности, то есть реально единоначальником.

Кроме того, меня избрали ещё и заместителем председателя Верховного Совета Крыма.

Жизнь текла своим чередом. Провозглашённая Горбачёвым перестройка, взбудоражившая всех, людям практически ничего не дала. Магазины оставались полупустыми. У граждан нарастало недовольство властью, возникли протестные настроения к руководящей всем и вся КПСС и её органам.

Началось брожение и в самой партии — как среди её рядовых членов, так и среди руководящей верхушки. Члены партии, недовольные проводимой политикой да и собираемыми взносами, начали хоть и робко, но высказывать свою неудовлетворённость происходящим. Добавили остроты событиям в стране «форосские дела», неумело и грубо разыгранные действия с участием президента СССР Михаила Горбачёва и группы ГКЧП из его же ближайшего окружения верхушки руководства страны.

Уже тогда было видно, что не всё ладно в «нашем королевстве»: говорилось одно, а делалось порой всё совсем наоборот. Экономика начала хромать на всех направлениях, руководство постепенно дряхлело и не в состоянии было предложить новое, что способствовало бы выводу страны из глубокого кризиса. В результате, как говорили в то время, процесс распада СССР пошёл.

Политическая жизнь в городе забурлила вовсю. Из почти 20-миллионной КПСС в Севастополе коммунистов было около 40 тысяч. Только членов горкома партии было 160 человек, а ещё — немереная армия членов райкомов, парткомов, парторгов и другого «верного» актива. Только в горсовете трудились 200 избранных депутатов, а это практически 100% коммунисты.

На депутатском «фронте» действовали ещё районные, сельские, поселковые «бойцы». Все они представляли как бы верный и боевой отряд партии и государства в массах трудового народа страны. Вот они, люди, в основном заслуженные, представляющие народ Севастополя и определяли жизнедеятельность города и судьбу его жителей.

Но забурлил люд городской, как и вся страна, митингами, шествиями и требованиями перемен, не всегда, правда, понимая, какие перемены нужны. Думаю, что не сделаю особых открытий, если позволю утверждать о таких же событиях в Крыму, на Украине (Севастополь и Крым тогда входили, благодаря желанию Никиты Хрущёва, в состав Украинской ССР), в РСФСР и других союзных республиках, как, впрочем, и на всей территории СССР.

Объявление о развале Советского Союза прилетело к нам из Беловежской пущи. Осуществили его «герои» того времени — Б. Ельцин, Л. Кравчук, С. Шушкевич с молчаливого одобрения первого и последнего президента СССР, гаранта его Конституции М. Горбачёва. К слову, Михаилу Сергеевичу ничего не стоило бы прекратить балаган в Вискулях, направив туда взвод спецназа КГБ с полномочным представителем государства с целью пресечь антиконституционные действия заговорщиков. Ведь он реально знал и понимал, что они творят.

Его бездействие как гаранта Конституции по защите государственного строя – это не что иное, как предательство должностного лица. А слушать его стенания и видеть крокодиловы слёзы о том, что Ельцин о решении тройки о прекращении существования страны первым позвонил президенту США, а не ему, просто стыдно и противно.

Информационное сообщение о ликвидации Советского Союза «верными ленинцами, руководящими коммунистами» было встречено севастопольцами как-то буднично. Но вера в «руководящую и направляющую» дала огромную трещину, замазать которую уже было невозможно да и не кому. Не проходило протестных митингов и других каких-либо волнений. Местные компартийные «вожди» ушли в глубокое подполье, бросив своих соратников по партии и дела партийные.

Тогдашний первый секретарь горкома КПСС Василий Пархоменко не смог или побоялся организовать хоть какой-то протест развалу страны. Это сейчас все, в том числе и он, стали смелыми. Надо отметить, что вся 20-миллионная армия коммунистов Советского Союза молча, хоть и с обидой, приняла решение вождей трёх советских республик, как, впрочем, и я как коммунист и член бюро горкома.

Кто же выиграл от уничтожения Страны Советов? Думаю, что не простой народ. Плюсы, как мне представляется, получила крупная партноменклатура, и в первую очередь — руководители ЦК компартий союзных республик. Им захотелось стать самостоятельными царьками. К слову, буквально сразу же после этого развального события к этому «мероприятию» присоединились и все остальные руководители советских республик.

А чтобы всем не стыдно было перед людьми и историей, придумали и образовали СНГ (Союз независимых государств). Созданные всем народом за многие годы материальные богатства раздерибанивались наиболее шустрыми дельцами, бандитами, которые стали именоваться олигархами. А народ получил «свободу» и нищенское существование. Промышленные, сельскохозяйственные и другого рода предприятия «прихватизировались» или вообще уходили в небытие. Буйным цветом расцвела безработица, бомжизм.

Страшным испытанием для людей, привыкших жить в одном и едином государстве, стали вновь установленные границы, разделяющие семьи, близких, друзей на своих и иностранцев. Особо беспокойной от неизвестности стала жизнь военнослужащих, проходящих службу на Черноморском флоте. А это более ста тысяч вооружённых людей, привыкших к порядку и дисциплине, разбросанных службой по территориям пяти союзных республик.

Должен отметить, что только благодаря желанию, мужеству, верности присяге большинства личного состава флота, поддержке севастопольцев, крымчан, действиям его военного совета и волевым решениям командующего флотом адмирала Игоря Касатонова Черноморский флот был сохранён как боевое объединение ВС РФ. И это несмотря на большое желание и реальные действия руководства Украины забрать ЧФ под свою юрисдикцию.

К слову, я, как военнослужащий, не переприсягнул — остался верным единожды принятой присяге СССР, хотя было предложение принять украинскую присягу для присвоения генеральского звания. А когда президент Украины Леонид Кравчук уволил меня с должности, командующий ЧФ адмирал Эдуард Балтин объявил в приказе о зачислении полковника Ермакова в состав ЧФ, оформил отпускные документы и отправил в отпуск. Отчаянный и верный своей Отчизне был Человек, не зря ему было присвоено звание Героя Советского Союза. Но речь не обо мне.

Немного о том, как и кому «отписали» Крым и Севастополь. Об это мне лично поведал премьер-министр Белоруссии Вячеслав Кебич, принимавший участие в Беловежье при подписании «заговорческого» «соглашения троих». Вопрос о Крыме и Севастополе даже не ставился и не рассматривался. По его мнению, с которым я полностью солидарен, если бы вопрос Борисом Ельциным был поставлен, наверняка он разрешился бы в пользу России. Как, впрочем, и по ЧФ.

Крым и Севастополь в тот момент особо никому и не нужны были. Главное было каждому оттяпать свой кусок от союзного пирога и в будущем стать «царьком». А что будет с судьбами людей, это никого из этих троих, как, впрочем, и присутствующего и помогавшего им властного окружения, как мне представляется, особо не волновало и не тревожило.

В Севастополе, Крыму в отличие от Украины и России, события того периода происходили более бурно и агрессивно. Митинги и сборы (типа народного вече) проходили довольно часто и регулярно. На них частенько присутствовали и даже выступали народные депутаты и другие представители с России и Украины.

Правда, интересы у них были прямо противоположные. Народу на площади Нахимова или стадионах собиралось от пяти до двадцати тысяч человек. Люди хотели верить, что жизнь в результате перемен повернётся в лучшую сторону, справедливость и свобода восторжествуют. Выступления на них были яростные с требованием одних идти в Россию, других — на Украину. Большинство желали быть в России.

Но как ни странно, несмотря на бурные и агрессивные события, всё заканчивалось мирно и без особых эксцессов. Видимо, мудрость севастопольцев, как, впрочем, и крымчан была выше определённых желаний отдельных представителей посеять смуту и разжечь вражду. Моей задачей было не допустить возникновения «боевых» действий на межнациональной и межконфессиональной почве. И это мне и моей команде, к счастью, удалось.

Но вот жизнь становилась всё труднее, и казалось, что перспективы никакой нет. Полки магазинов пустели, денег в городской казне практически не было, даже топлива, чтобы вывозить мусор не на что было приобретать; хоронить умерших не в чем было (материал для изготовления гробов отсутствовал); выпуск единственной газеты городской и то был на время остановлен из-за отсутствия бумаги.

Короче, беда стучалась в наш общий дом. Самое опасное было, на мой взгляд, в том, что разруха проникла в головы людей. Народ метался в поиске истины: с кем быть и куда податься. Руководством России и Украины было принято совместное, как бы  окончательное решение – Севастополю и Крыму быть в составе Украины. Просьбы севастопольцев и крымчан, где они хотят быть и с кем, как со стороны руководителей России, так и Украины, во внимание не принимались или попросту игнорировались.

Документ о неделимости установившейся как бы уже и границы по поручению Бориса Ельцина в Киеве подписали Александр Руцкой, Анатолий Собчак и Галина Старовойтова. И сейчас расхожее выражение о том, что виноваты во всём «бывшие» севастопольцы как-то звучит странно и неуместно. Должен заявить, что большинство севастопольцев – это настоящие патриоты родного для них города, как, впрочем, и Великой родины для них – России.

Это они готовили плацдарм для событий 2014 года. Да и патриоты появились, возглавившие процесс воссоединения с Россией. Это тысячи севстопольцев и крымчан. Особо хочу отметить Алексея Чалого, Сергея Аксёнова и Героя России Олега Белавенцева, не побоявшихся встать во главе этого решающего судьбоносного события.

И это сыграло в определённом смысле на позитивный результат. Откровенно говоря, лично я не верил, что так в один момент Севастополь и Крым станут российскими. Ведь мне были известны некоторые моменты из 90-х годов, нежелания лично Бориса Ельцина взять Крым и даже Севастополь в лоно их матери-России.

А слова Бориса Николаевича о необходимости, проснувшись, подумать, что ты сделал для Украины… Отправленные в Мосву Николаем Багровым (тогда фактически главой Крыма) и мной группы депутатов крымских и севастопольских ходатайствовать перед руководством России и лично Ельциным поддержать постановление Верховного совета Крыма о его независимости, как и вопрос возвращения под её юрисдикцию, вернулись на полуостров ни с чем.

Ельцин их даже не принял, а помощник передал на словах, что решение, чей Крым и Севастополь, принято окончательное, а Багрову и Ермакову надо знать, что в «Матросской тишине» для них места найдутся. На этом и закончилась независимость Крыма, а вот желание быть в России – нет.

Но для этого понадобилось время, и оно наступило в 2014 году. События на Украине с майданным переворотом подтолкнули к решительным действиям севастопольцев и крымчан, поддержке россиянами их желания возвратиться вновь в Россию, и, что главное и определяющее – это волевое, исторически правильное и верное решение президента Российской федерации Владимира Владимировича Путина на воссоединение Севастополя и Крыма с Россией.

Респект и уважение ему за это!

Да, не всем это по нраву, но это их дело — пугать санкциями, недружеским отношением и пр. страшилками. Мы своё слово сказали на референдуме — и баста. Депутаты Севастопольского горсовета и Крымского Верховного совета, легитимных органов власти на данной территории, приняли необходимые постановления согласно полномочий, предоставленных им законами Украины, тем самым узаконив действия народа.

Правда, властями «братской» Украины депутаты объявлены «зрадниками» и на них заведены уголовные дела… Думаю, что это мы переживём. Главное, чтобы верховная власть России наконец поняла, что, мы в большинстве своём — не бывшие и относилась бы к нам как к равным и верила в нас, россиян — а не граждан из «оккупированных» территорий.

Надо отметить, что севастопольцы и крымчане с большим энтузиастом и верой в своё прекрасное будущее восприняли воссоединение с Россией, считая, что теперь все мы в родном для большинства государстве, которое и обласкает, и защитит. Практически все готовы выполнить любое указание лидера нации Владимира Путина. Он много сделал и делает для развития наших регионов. Как бы и любовь его к нам всем просматривается.

Но вот выполнение его решений не всегда чёткое. Скажем, принимает он решение и публично об этом заявляет, но подчинённые заявляют, что это как бы и нецелесообразно. Так было с его решением по строительству моста (туннеля) на Северную сторону, строительством жилых домов на территории культурного кластера на Хрусталке, с изменениями Конституции, в частности, пунктом, где провозглашена необходимость учёта инфляции и ряд других моментов.

Возможно, оно так и вернее будет, но об этом должен сказать он сам, ибо это его решение. Может, я ошибаюсь. но как человек, привыкший к дисциплине и к ответственному отношению к принятым решениям, с верой в необходимость их исполнения, особенно если это касается первого лица государства, считаю, что решения на то они и принимаются, чтобы их выполнять и реализовывать.

Заканчивая, хочу выразить убеждение и веру в то, что несмотря на угрозы США и Запада страшными карами, вплоть до военных, Севастополь и Крым вместе со своей страной будут жить и процветать на благо людей и страны в целом. А для этого все мы вместе должны жить сплочённо и в единстве.

Ведь в единстве мы – сила!

 На фото вверху — автор, председатель
Севастопольской РОО СПВ «Севастопольский Вымпел»
член Союза журналистов России Иван Ермаков

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.6 / 5. Людей оценило: 5

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

На черноморском ТВД*: противостояние

Альма: помним!

Грозная сила

Оставить комментарий