Крымское Эхо
Архив

Популизм в деле

Популизм в деле

По всему выходит, власть рвется отобрать святое. Льготы. В Верховной Раде зарегистрирован законопроект, которым предусматривается, что Кабинет министров Украины будет ежегодно устанавливать порядок и размер выплат «с учетом реальных финансовых возможностей государства» ветеранам, чернобыльцам, шахтерам и всем остальным льготным категориям. <br />
Ручной режим управления предоставлением льгот может означать одно: ограничение, а то и полную отмену социальных гарантий большинству льготников.

Первые звоночки, свидетельствующие о намерениях правительства, стали поступать еще в прошлом году. Коснулись они малолетних узников концлагерей, затем детей войны, у которых отобрали льготу за пользование сжиженным газом в домах с печным отоплением.

Пробы по отъему льгот начались с киевлян. «Укртелеком» сократил льготы, закрепленные государством законами «О статусе ветеранов войны, гарантиях их социальной защиты» и «О жертвах нацистских преследований». В категорию лишенцев попали и чернобыльцы. Несмотря на то, что за льготниками сохранили сниженную ставку абонентской платы, а отказали в предоставлении на льготных условиях местных телефонных разговоров сверх нетарифицированного количества секунд, факт остается фактом: объем предоставления льгот сокращен. «Письма счастья» аналогичного содержания стали получать льготники и в других регионах страны, где действует посекундная тарификация на местные телефонные разговоры. И хотя, к примеру, в Керчи и подобных ей городах и районах этот модерновый расчет местных разговоров не действует, нельзя исключать, что для проживающих в таких регионах льготников у «Укртелекома» не найдется других способов отъема льгот.

Примеру связистов живенько последовали в киевском метрополитене, отменив бесплатный проезд пенсионерам, многодетным, малообеспеченным и отдельным категориям инвалидам, сохранив это право за льготниками, входящими с установленный государством список. Как и в случае с «Укртелекомом» льготы отнимают не у всех и не в полном объеме, а частями, намереваясь выдавать взамен социальные карточки на ограниченное число поездок. Начавшиеся попытки урезания льгот не вполне стыкуются с заявлением премьер-министра Украины Николая Азарова о том, что правительство в полном объеме выплачивает социальные обязательства государства перед населением, оказывает помощь детям, сиротам, многодетным, обеспечивает денежное возмещение льгот за жилищно-коммунальные услуги.

После победных реляций премьера на сцене появляется его подчиненный, с которым они постоянно играют в плохого — хорошего следователя, куратор социального блока в правительстве Сергей Тигипко. Сергей Леонидович объявляет, что «в стране работают сто пятьдесят шесть разных льгот, выплат, доплат и социальной помощи и на финансирование этих видов социальной поддержки нам не хватает сто шестьдесят миллиардов гривен, так как принятые решения не обоснованы реальными доходами бюджета». Самый наглядный пример расхождения между государственным законодательством и отсутствием этой нормы в бюджете демонстрируют многочисленные судебные иски детей войны, которым Пенсионный фонд в противовес закону «О социальной защите детей войны» выплачивает ежемесячно по 49.80 гривен вместо тридцати процентов от минимальной пенсии по возрасту. Это спровоцировало массовые судебные иски, число которых ежегодно фиксируется на уровне сотен тысяч.

Сергей Тигипко не уверен, что правительство сумеет обеспечить все социальные выплаты в полном объеме и потому предлагает «совершенно четко сказать людям, что мы будем условно платить не тридцать процентов, а двадцать». Вот такое решение по вопросу льготных выплат предлагает куратор социального блока правительства, которое ему помогут реализовать народные депутаты в случае принятия закона о ручном регулировании льготами. Цель, как всегда, самая благая: сокращение расхода бюджета.

Болея душой за государственную казну, у нас в стране никак не находится тот, кто бы взял на себя труд подумать, а как проживут получатели льгот и социальных выплат без государственной помощи. Для большинства льготников слишком велика разница между стопроцентной оплатой коммунальных услуг и их ценой с половиной и даже четвертной скидкой на начисленную сумму. «Когда был жив муж — участник боевых действий, — жалуется восьмидесятилетняя Нина Ивановна Жиренкова, — мы платили за коммунальные услуги двадцать пять процентов стоимости, а после его смерти мне пришлось перейти на свою льготу, детей войны. Ох, как я сразу почувствовала разницу! Из моих 1080 гривен пенсии за квартиру, отопление, свет и телефон я отдаю никак не меньше четырехсот гривен, а с февраля, а потом и в марте эта сумма гривен на сто возрастет, потому что отопление подорожало и вода, и свет, если стану палить больше нормы. Выходит, на еду мне останется столько, сколько я отдам за услуги. Если в правительстве решат, что бабка жирует, то всё, бабка, ложить и помирай!».

«Я, будь моя воля, давно бы все льготы отменил! — горячится ветеран труда Александр Нестерович Почитайло. — Дайте мне пенсию три тысячи гривен и заберите эти двадцать процентов подачки себе на радость! У меня трудового стажа — столько не живут, сколько я оттрубил, а пенсия тысяча двести гривен. Конечно, я выгадываю каждую копейку: езжу бесплатно в давке на социальном автобусе, дальше Керчи забыл где и когда бывал, еле таскаю ноги, но исправно с весны до осени хожу на дачу, телевизор смотрю в темноте, жену приучил к экономии, на пару ездим на оптовые рынки, выгадываем копейки. Будь у меня нормальная пенсия, я бы себя человеком чувствовал, а так — обузой для детей и государства, которым надо мне помогать и подбрасывать на бедность. Вот мне знающий человек рассказывал, будто в Штатах ветераны вьетнамской войны никаких льгот не имеют, но платят им пенсию в зависимости от заслуг и потери здоровья. Если у человека нет руки — одна пенсия, если ноги — другая, если боевое ранение, но ноги-руки целы — третья. Думаю, правильно. Так мало того, там справку у врача об инвалидности не купишь, как у нас, когда куда ни пойди — сплошь инвалиды».

Больше всего вопросов, как ни странно, вызывает предоставляемая льгота при проезде в транспорте. Многие льготники в силу возраста и слабого здоровья не пользуются ею годами, а то и десятилетиями, но формально считается, что они так же, как более мобильные и молодые льготники, из троллейбуса и поездов не выходят. Тут бы как нельзя кстати пришлась монетизация льгот, которая позволила бы использовать наличность, к при меру, не на проезд, а на покупку лекарств или мандаринчика. Предложение правительства о введении электронных социальных карт, что задумано в рамках модернизации сферы социальных услуг, которую правительство Николая Азарова намеревается проводить «взвешенно и только с гарантией того, что реформы дадут нам более высокое качество услуг в такой чувствительной сфере», должно обеспечить полный адресный учет получателей льгот. По идее это должно помочь сформировать достоверную базу данных льготных категорий граждан и размер социальной помощи от государства.

Но когда это в нашей стране случалось, чтобы идеальные представления и хорошие намерения в точности совпадали с реальным положением вещей?! Что-то мне подсказывает, что льготников и получателей социальных выплат гораздо меньше, чем заявлено в отечественной статистике. Сделаться инвалидом, а значит автоматически получателем определенного льготного набора, большого труда и ума не стоит — это вопрос денег. Профзаболевание, как рассказывают работники ОАО «Судостроительный завод «Залив», где пронырливые и разворотливые мужички настрогали себе болячек, от которых настоящий, а не мнимый больной скончался бы в самом расцвете сил, стоит от двух с половиной тысяч гривен в ведомственной медсанчасти до полутора тысяч долларов в профильной клинике Харькова. Инвалидность по общему заболеванию, дающая право на получение коммунальных льгот, как рассказывают получившие такие справки, стоит от трехсот долларов.

Очень спорный вопрос предоставления льгот касается участников боевых действий, получивших этот статус в мирное время за работу на судах загранплавания. То есть люди, которым не разрешалось даже спускаться по трапу в портах Анголы, Мозамбика и других стран, где шли военные действия, получили льготные преференции на уровне участников боевых действий в Великой Отечественной, Афганистане и других горячих точках. Они не принимали непосредственного участия в войнах, реально не рисковали жизнью, а проплывали мимо. Наверное, и это было небезопасно, однако не настолько, когда в человека целится враг, но они на законном основании платят за коммунальные услуги двадцать пять процентов их стоимости, получают санаторные путевки, ездят бесплатно в транспорте.

Таких неоднозначных моментов в выделении льготных категорий, наверное, еще найдется немало. К тому же у нас в переходе любого крупного города запросто можно купить «корочки» дающих право на льготы удостоверений. И ни один контролер или кондуктор в транспорте не сумеет отличить их от настоящих документов, если, конечно, на них не красуется оттиснутое золотом «ЦРУ», как на тех, что, дурачась, привозят студенты из Харькова. Наверное, действительно пришло время урегулировать вопрос со льготами. Но не потому, что бюджет настолько оскудел, что не может платить за тех, кто достоин особого отношения со стороны государства.

Если правительство пойдет путем сокращения льгот или льготных категорий, это может спровоцировать не только рост судебных исков и обращений в Европейский суд по правам человека, а и реальный бунт. По всей видимости, существует несколько вариантов, которые будут поддержаны, прежде всего, самими льготниками. Это искоренение коррупции в медицинских учреждениях, без чего введение электронных социальных карт ничего не даст, поскольку число получателей будет расти пропорционально даваемым преференциям, и второй, самый цивилизованный путь, — увеличение пенсий и их назначение с учетом заслуг, условий труда и стажа получателей. Кому сдались бы эти льготы, ежегодное высиживание справок в очередях для их получения, если бы пенсии и зарплаты покрывали личные траты и потребности людей?!

 

Рисунок вверху —
с сайта semochko.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Анатолий Гриценко: «Мы беспомощные и слабые…» (ВИДЕО)

Прокуратура возмущена поведением оборотней в погонах

Время Сальери, или Да здравствует культурная эволюция!

Марина МАТВЕЕВА