Крымское Эхо
Архив

Поговорим о кластерных инициативах

Поговорим о кластерных инициативах

Вера ЕРМОЛАЕВА

Два полярных типа экономик — плановая и рыночная, в то или иное время испробованные странами всего мира — постепенно изживают себя. У каждой из них свои недостатки: дефициты и периодические кризисы. Украина, к примеру, пошедшая по пути рыночной экономики, ежегодно снижает экономические показатели. Учёные-экономисты пришли к выводу, что восстановить, а главное, и дальше развивать экономику любой страны можно при помощи гибридного типа — рыночной экономики с элементами государственного регулирования. Он предполагает создание новых продуктов и технологий, то есть переход к так называемой экономике, основанной на знаниях. Важным инструментом её развития является создание инновационных кластеров.

В европейских странах они существуют уже около пяти лет. О проблемах и перспективах внедрения кластеров в нашей стране, нам рассказала заместитель директора Института регионального инновационного развития (ИРИР) Аурика Мурава-Середа.

 

Аурика Мурава-Середа


Поговорим о кластерных инициативах
— Чтобы наши читатели поняли, что такое кластеры, объясните популярнее.

— Научных определений экономического кластера существует более десятка. Но если просто передать суть, то «кластер» — это сообщество связанных компаний и организаций, взаимно способствующих росту конкурентоспособности друг друга.

Обычно кластер включает несколько фирм-производителей товаров или услуг, их поставщиков и клиентов, научно-исследовательские центры и образовательные учреждения соответствующего профиля, инфраструктурные (вспомогательные) компании, а также органы госуправления. Первые кластеры возникли в Европе в 40-70 годах прошлого века. Однако в большинстве стран в контексте государственной экономической политики термин «кластер» закрепился только в конце 90-х годов. Существует большое разнообразие кластерных стратегий, применяемых в различных странах мира.

— Какая страна может стать показательной в кластерном понимании?

— Одним из самых ярких примеров высокой результативности кластерного подхода является Ирландия, которая пятнадцать лет назад по уровню экономического развития была сравнима с Португалией и Грецией. Но с 1996 по 2006 годы прирост ВВП этой страны составил 88%, что вывело её в первую десятку развитых стран мира. Это явление получило название «Ирландское экономическое чудо». Толчок для столь интенсивного экономического роста дало проведение властями страны политики, способствующей привлечению инвестиций и развитию инновационных кластеров. Это лишний раз доказывает, сколь продуктивными являются совместные усилия науки, бизнеса и власти.

— А когда этот толчок докатится до Украины?

— Что-то до нас уже докатилось. Конечно, если проанализировать действия, направленные на стимулирование развития «экономики, основанной на знаниях» и законодательство, которое мы сегодня имеем на Украине в инновационной сфере и сфере трансфера технологий, то становится ясно, что докатилась до нас скорее мода на термин, нежели «толчок» о котором вы говорите. Но, тем не менее, отдельные кластерные инициативы на Украине существуют. Например, медицинский кластер западных регионов Украины.

— Он на все сто процентов соответствует нормам западного кластера?

— Безусловно, украинские кластеры не являются классическими в западноевропейском понимании. Недостаёт многого, но самое главное — это отсутствие в составе кластеров научно-образовательных центров. И это отличная демонстрация отношения современного украинского бизнес-сообщества к науке. Кстати, такая ситуация типична для стран с «сырьевыми» экономиками, где у предпринимателей не сформировано понимание, что главные конкурентные преимущества сегодня заключаются в инновационной составляющей продукта.

Для стран постсоветского пространства, к которым относится и Украина, ситуация дополнительно осложнилась одномоментным отказом от плановой экономики. Как следствие, главная движущая сила любой рыночной экономики — частные предприниматели и руководители малых и средних предприятий не получили глубокого понимания рыночных механизмов, основных законов и современных тенденций рынка.

В то же время в Европе центр тяжести всё больше смещается на науку и инновации. Создаётся дополнительная научно-исследовательская инфраструктура. Интенсивно развиваются такие программы научно-технологического сотрудничества, как «Седьмая рамочная программа», или FP7 и COST. Их задача — создание благоприятных условий для проведения исследований, дающих реальные новации. Для внедрения результатов, полученных в рамках FP7 и COST, существуют программы CIP и Eureka. В США на базе университетов создаются центры внедрения технологий, вокруг которых создаются кластеры.

— Сегодня в Крыму есть организации, которые называют себя инновационными кластерами. К примеру, туристический и даже экономический.

— То, что сегодня называют инновационными кластерами объединения фирм-производителей без участия властей и научно-исследовательских центров — это фактически приклеивание модного ярлыка ассоциациям и отраслевым объединениям.

— А внесённые Кабинетом министров Украины в парламент проекты постановления «О внедрении кластерной модели для развития предпринимательской деятельности на основе кластера народных художественных промыслов «Созвездия» и проекта распоряжения «Об утверждении плана мероприятий по созданию инновационно-технологического кластера по вопросам развития сельских территорий «Сорочинская ярмарка». Это ли не старт кластерной системы в нашей стране?

— Это зависит от того, кого объединят эти два кластера. Если исключительно производителей одной отрасли, то правильнее было бы назвать это продолжением переименования ассоциаций и отраслевых объединений в кластеры.

Если же в него войдут представители науки и власти, тогда да, это будет старт развития инновационных кластеров на Украине. Кстати, кластер «Сорочинская ярмарка» весьма потенциален в этом смысле. Он мог бы объединить со стороны науки коллективы, занимающиеся экологией, экономикой, развитием современных биотехнологий, планированием развития территорий с использованием современных ГИС-технологий и многое другое.

— Бизнесмены на туристическом рынке Крыма, кстати, не очень-то положительно относятся к идее объединения. Мол, как мы будут делить рынок?

— Думаю, общение крымских предпринимателей с участниками успешных туристических кластеров других стран смогла бы убедить их в том, что взаимосвязи внутри кластера порождают новые возможности и выносят жёсткую конкуренцию за рамки кластера. Нравится нам это или нет, но мы живём в период глобализации. Нужно понимать, что грядёт конкуренция совершенно другого уровня. Важно не то, кто у кого переманит двух-трёх уже приехавших туристов, а то, сколько всего отдыхающих приедет в Крым. Участники успешных кластеров разрабатываются схемы, позволяющие повысить эффективность отрасли в целом.

Приведу пример туристического кластера Турции, который объединяет работающие весь год базы размещения. Всем им необходимо периодически делать ремонт. Предприниматели определили очерёдность и передают своих клиентов на время ремонта коллегам по кластеру для того, чтобы не выпускать «своего» туриста в другой регион. И именно этот «другой» регион все участники кластера считают своим конкурентом. Была найдена схема, финансово интересная всем. И нам нужно пытаться поступать так же. А помочь в этом должны грамотные экономисты и управленцы.

— Всё-таки менталитет украинского «бизнесмена» далёк от европейского…

— Вряд ли стоит так обижать наших предпринимателей. Скорее, нужно говорить об отсутствии у них информации и работоспособных схем, нежели о каком-то «другом» менталитете. Именно поэтому в план развития кластерных инициатив в регионе необходимо включать профессиональные обучающие программы и тренинговые информационно-просветительские мероприятия, которые постепенно изменят мышление предпринимателей Крыма.

— А Украине и в частности Крыму, есть что предложить бизнесу?

— Исследовательский потенциал украинских научных коллективов признан во всём мире. Наши учёные принимают участие в международных программах научно-технологического сотрудничества, повышая тем самым свой научный и инновационный потенциал. Но реализовать его впоследствии на Украине практически невозможно и это при том, что по статистике, каждый год предприятия Крыма покупают всё больше новаций за рубежом. В то время как, только в Таврическом национальном университете сегодня поддерживается сто двадцать семь патентов.

Очевидно, что нам критически не достаёт живой инфраструктуры, связывающей науку и бизнес. И создание кластеров стало бы реальным путём восполнения этого пробела. Уверена, что до тех пор, пока не начнёт развиваться эта модель взаимодействия, о масштабных инновациях говорить не приходится.

— В октябре в Судаке проходил III Международный инвестиционный Форум «Будущее Крыма», где в рамках обсуждения секции «Инновации — путь в будущее», также поднимался вопрос о создании кластеров.

— На этом форуме Таврическим национальным университетом была озвучена мысль о том, что для структурных преобразований экономики и её, если можно так сказать, «инновационирования» необходимо решить общую для всей Украины проблему — отсутствие действующих связей между наукой и бизнесом, как потребителем новаций. И она может быть решена созданием настоящих кластеров.

— Думаю, чиновникам из Государственного агентства Украины по инвестициям и инновациям идея создания кластерной системы не понравится. Ведь она поставит под угрозу работу всей этой структуры, финансируемой государством.

— Почему? Скорее наоборот, наконец-то возникнут «живые» каналы трансфера технологий, а не «мёртвые» базы данных с инновационными предложениями. Более того, агентства должны стать составной частью кластера.

Сейчас на этапе проведения первичных исследований из-за отсутствия связей между наукой и бизнесом зачастую создаются технологии невостребованные в регионе, а агентства находятся в роли реализаторов невостребованного товара. Это как если бы портной сшил платье неходового размера и цвета, а потом передал его на реализацию. Совершенно никаких гарантий, что товар кому-то продастся.

— И что нужно сделать, чтоб костюм подошёл или, по крайней мере, шился под заказ, а не наоборот?

— На этот вопрос в двух словах не ответить. Казалось бы, ответ лежит на поверхности — создать платформу для диалога власти, бизнеса и науки. Но при ближайшем рассмотрении оказывается, что два из трёх элементов необходимо сначала сложить, как мозаику. Давайте рассмотрим ситуацию с наукой в нашем регионе. В Крыму сконцентрировано большое количество вузов, занимающихся научными исследованиями. Но все они имеют различное ведомственное подчинение. Например, Медицинский университет относится к Министерству здравоохранения. Таврический национальный университет, как классический вуз, подчиняется Министерству образования и науки. Аграрный университет — Министерству сельского хозяйства и так далее. Кроме того, наука в регионе представлена научно-исследовательскими институтами, находящимися в ведении Национальной Академии Наук Украины, ещё сохранились отраслевые научные лаборатории, являющиеся также островками науки в Крыму и находящиеся в различных «вертикалях».

— И как бизнесу и властям получить полное представление о научном потенциале региона?

— Разумеется, речь не идёт о том, что необходимо менять ведомственное подчинение. Идея заключается в том, чтобы сконцентрировать имеющийся исследовательский и инновационный потенциал региона и использовать его с максимальной эффективностью как для выбора наиболее перспективных направлений кластеризации экономики региона, так и для собственно создания жизнеспособных инновационных кластеров.

Мы считаем, что потенциальным центром такой концентрации может стать Институт регионального инновационного развития (ИРИР). Он может, объединив науку региона, стать своеобразным метакластером — источником развития кластерных инициатив в регионе.

— Но ведь для этого, наверное, должна быть проведена серьёзная исследовательская работа?

— Безусловно, вы правы. И в ИРИР такие возможности есть. Институт возглавляет член-корреспондент, председатель Совета ректоров Крыма, профессор, доктор географических наук Николай Васильевич Багров. Ему уже удалось объединить специалистов высокой квалификации из самых разных отраслей знаний. В перспективе, в рамках совместных проектов, в ИРИР будут привлекаться и другие ведущие учёные Крыма. Например, ученые-экономисты могли бы провести первичный анализ для определения инновационного потенциала и, что немаловажно, потребностей региона, оценить его перспективность и целесообразность создания тех или иных кластеров. Результат анализа с конкретными предложениями был бы интересен для властей региона. Институт, кроме того, потенциально может выполнять и функцию повышения уровня осведомлённости и экономической, инновационной культуры для предпринимателей. Таким образом, ИРИР может стать дискуссионной платформой для регулярного диалога между властью, бизнесом и наукой.

— Допустим, науку удастся объединить, а каким образом собрать тот же бизнес по видам экономической деятельности или промышленников?

— Информация об этом есть у Государственного комитета по регуляторной политике и предпринимательству, Госкомстата, Министерства экономики и других. Кроме того, ощутимую пользу могла бы принести Торгово-промышленная палата Крыма, Украины. Этой информации будет достаточно, чтобы подготовить первичную базу данных и организовать коммуникации.

— А кто будет всё это финансировать, ведь очевидно, что этот процесс будет продолжительным и его выполнение на волонтёрских началах вызывает сомнения?

— Было бы замечательно, если бы власти, определив приоритеты экономического развития, нашли средства на поддержание такой деятельности. Неплохим вариантом могло бы стать софинансирование инициатив метакластера из источников МТП — международной технической помощи, распределение которой регулирует сегодня министерство экономики АРК.

— Большинство инновационных проектов Крыма финансируют немцы и на форуме в Судаке были представители Немецкого бюро технического сотрудничества (GTZ). Как они отреагировали на ваше предложение?

— Наши предложения вызвали интерес как у властей региона, так и у нескольких фондов. Лана Хопкинс, специалист GTZ по кластерным инициативам, оценила наше предложение как интересное и жизнеспособное. К сожалению, ко времени нашей встречи бюджет Бюро на 2010 год уже был сформирован, и конкретного разговора о запуске такого проекта не получилось. Но, тем не менее, сегодня создание метакластера включено как мероприятие в раздел «Оптимизация инновационной инфраструктуры» плана по реализации в 2010 году «Программы содействия экономическому развитию и занятости АРК». Так что вполне вероятно, что в ближайшее время в Крыму появится и дискуссионная платформа, и тренинги со специалистами из тех стран, где кластерная система уже опробована и откатана. Но, безусловно, сегодня остро стоит вопрос о систематической государственной поддержке развития кластерных инициатив как точек роста внутреннего рынка.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Приделать инициативе ноги

Страна кошмарного абсурда

.

Крым. 16 июля

.