Крымское Эхо
Архив

Не на тех молились

Не на тех молились

ЯЗЫК И ЕГО ФУНКЦИИ

Мы уже упоминали о состоявшемся в Симферополе круглом столе, посвященном состоянию крымскотатарской культуры в Крыму. Самой больной темой, о которой говорили там, оказалась проблема языка — он на грани исчезновения. Подробнее эту тему мы обсудили с Рефиком Куртсеитовым, деканом историко-филологического факультета Крымского инженерно-педагогического университета.

Куртсеитов рассказал, что над проблемами крымскотатарского языка ученые активно работают. В течение последних 22 лет было сделано многое: когда татары стали массово возвращаться в Крым, было всего два учебника, сегодня готов комплект для школы по языку и литературе.

Появились специальные кафедры и научные структуры, по языку и языкознанию за это время защитили 15 диссертаций. Но в последние годы заметен некоторый регресс.

 

Рефик Куртсеитов со студентами


Не на тех молились
— Мы готовим специалистов, а им негде работать — количество часов в школе катастрофически сокращается. Но сегодня для нас проявилась новая возможность, сегодня меняется власть, — напоминает ученый. — Та власть, на которую мы молились, ушла. Приходит новый президент, формируется новая команда.

Вспоминая ушедшую власть, Рефик Куртсеитов приводит слова из аналитической оценки Национального института стратегических исследований «Интеграция крымских татар в украинское общество: проблемы и перспективы». Оценки эти неприемлемы для крымскотатарского сообщества. Там, в частности говорится: «крымские татары, конечно, являются пришлым этносом на украинских землях, поэтому не могут претендовать на статус коренного народа». Далее в документе сказано, что «крымские татары не были колонизованы украинцами, напротив, предки их в составе монголо-татарского войска пришли на земли (терены) древней Украины — Руси и осели на ее территории». Эти утверждения, по оценке Куртсеитова, достойны сравнения с гитлеровской «Main Kampf».

— Вы упомянули учебники языка и литературы. А что вы собираетесь делать с остальными науками: математикой, физикой, информатикой? Тоже будете готовить учебники на крымскотатарском языке, переводить термины? — спрашиваем мы.

— С середины 1990-х годов разрабатывается концепция образования на крымскотатарском языке и пути ее реализации в Крыму. Она предполагает реанимацию крымскотатарского языка и намечает пути решения этой проблемы. Несколько творческих научных групп работали, но до сих пор эта концепция не стала нормативным документом. Проект рассмотрел и принял курултай крымскотатарского народа, после этого ее передали в Верховный Совет, там она и осталась. Там все прописано: предполагается постепенный, поэтапный переход на родной язык.

— Как бы цинично это не прозвучало, но все-таки: а стоит ли писать эти учебники по-татарски? Мы живем в век глобализации, вся наука движется к английскому.

— Я согласен, но вот в каком плане. Первый блок программы состоит из языка и литературы, потом пойдут гуманитарные предметы: история формирует и сохраняет этническое самосознание человека, потом пойдут география, биология. Математика, информатика — самый последний этап. Над терминами сейчас работает группа ученых, я не знаю, в каком виде они их представят. Постепенно практика покажет, надо нам это или нет, стоит ли еще раз изобретать велосипед.

— Тем более, что высшего образования на крымскотатарском языке по этим предметам нет.

— По физике и биологии нашим университетом сейчас подготовлены документы на лицензирование этих специальностей. Но из-за того, что у нас нет лабораторий, нет достаточной материально-технической базы для этого, пока Министерство образования и науки Украины не разрешило вести подготовку таких специалистов. Хотя учителей для школы мы должны готовить — есть практика многих стран, наших соседей в постсоветских государствах, где эти проблемы достаточно успешно решаются.

— Будем откровенны: если мы хотим для своих детей хорошего образования в области точных, инженерных, компьютерных наук, мы все-таки имеем в виду русский и английский, а не украинский или крымскотатарский!

— Концепция, о которой я говорил, четко определяет: необходимо знание своего родного языка и культуры, знание языка соседей, знание английского. То есть мы открыты миру, мы взаимодействуем с соседями, мы сохраняем определенный уровень образования, соответствующий современным требованиям. В Крыму около 95% школ — русские, там крымскотатарский существует как второй иностранный — два часа максимум. В то время как на украинский язык и литературу отводится 8 часов, на русский — 8 часов. Это при том, что крымскотатарский более 50 лет был вообще вычеркнут из реестра языков народов СССР, развитие языка было остановлено.

— Язык за это время что-то потерял?

— Конечно, ведь два поколения не обучались на родном языке!

— За это время он подвергся влиянию узбекского, других тюркских языков?

— Нет. Крымскотатарский язык по своей лексике среди тюркских является одним из самых богатых. Поэтому, зная его, я достаточно легко могу общаться с представителями других тюркских народов. Я могу на бытовом уровне общаться на уйгурском языке, свободно общаюсь на казахском. У меня друг живет в Якутии, я немного понимаю по-якутски, это тоже тюркский язык. Но язык невозможно восстановить, не восстановив его функций, а они восстанавливаются вместе со сферами его применения.

— Эти функции за полвека были утеряны?

— Да, были утеряны, а поскольку официально не существовало ни такого этноса, ни его языка, то были запрещены и исследования по языку. Весь послевоенный период, до переписи населения 1989 года, крымских татар как бы не существовало. Первые исследования по языку мы начали в 1973 году.

— А как в тот период учитывали крымских татар, кем писали?

— Писали татарами, — вспоминает Рефик Куртсеитов. — А это два разных этноса, разные подгруппы тюркских языков, разные, хотя и родственные, культуры. Различия в них, возможно, больше, чем между русской и сербской культурами.

Понимая, о чем заботится кандидат наук Куртсеитов, мы все-таки остались при своем мнении: не стоит переводить ни на украинский, ни на крымскотатарский языки слова файл, байт, функция, парабола. Хотя слово «приаттачить» режет славянское ухо, «прикрепить» все-таки лучше… Но аффтар не знает, где тот идеальный баланс между родной речью и терминами современных технологий. Чуждое, дикое и труднопроизносимое слово «эсэмска» прижилось же…

 

Фото вверху —
с сайта biblioteki.net

 

Фото Курсеитова — с сайта kipu.crimea.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Зачем нам «Рідна Вітчизна» и Али Кылынч

.

Украина — сбежавшая невеста

Ольга ФОМИНА

Кесарю – слесарево, Или зачем иерархам «Лексусы»

Алексей НЕЖИВОЙ