Крымское Эхо
Крым

Первый в истории Отечества референдум: как, для чего и почему

Первый в истории Отечества референдум: как, для чего и почему

ВОССОЗДАНИЕ КРЫМСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОСТИ

Крымский регионализм в его современном виде зародился в эпоху Великой русской революции и гражданской войны 1917-1920 гг. Именно в это сложное время он стал своеобразным ответом крымского сообщества на драматические процессы распада единого государства, выражением поиска места Крыма в новой системе, которая могла бы сформироваться на развалинах царской России.

Наработка опыта крымской государственности достаточно динамично велась представителями различных сегментов политического спектра. Образовавшуюся в марте 1918 года Советскую Социалистическую Республику Тавриды во главе с большевистско-эсеровским Совнаркомом под председательством А.И.Слуцкого с началом немецкой оккупации сменило первое правительство Крымского Края во главе с бывшим царским генерал-лейтенантом М.А.Сулькевичем.

С выводом германских войск управление Крымским Краем было передано второму правительству, возглавляемому председателем Таврического земского собрания С.С.Крымом. Возвращение на полуостров в апреле 1919 года большевиков ознаменовалось созданием Крымской Социалистической Советской Республики во главе с и.о.председателя Временного Рабоче-Крестьянского правительства Д.И.Ульяновым.

Как отмечал А.Л.Копыленко, невзирая на различные обстоятельства, КрССР продолжила традицию, заложенную ССР Тавриды и «поддержанную» двумя краевыми правительствами, несмотря на их абсолютно противоположные социально-экономико-политические основы. Но, «если лидеры Советской Тавриды осознанно стремились проводить свою линию, правительство Сулькевича держалось на немецких войсках, правительство С.Крыма балансировало между добровольцами и Антантой, то Крымская ССР твердо «ориентировалась» на Советскую Россию»[1].

Обратим внимание читателей на то, что созданная в 1919 году республика именовалась Крымской. Это принципиально важно, т.к. исключение из названия упоминания о Таврической губернии свидетельствовало об окончательно сформировавшейся установке большевиков на принадлежность Бердянского, Днепровского и Мелитопольского уездов Советской Украине[2].

Процесс государственного строительства КрССР был прерван, однако, наступлением белогвардейских войск: к 26 июня 1919 года объединенные войска Антанты и Добровольческой армии заняли всю территорию полуострова, Крымская ССР прекратила свое существование[3].

А.И.Деникин, будучи сторонником «единой и неделимой России», включил Крым в состав возрожденной Таврической губернии, которая, в свою очередь, наряду с Херсонской и Одесской губерниями, была включена в состав образованной им Новороссийской области. Однако к осени следующего года маятник военного успеха качнулся в сторону Красной Армии, и 16.11.1920 М.В.Фрунзе телеграфировал В.И.Ленину о том, что «Сегодня нашей конницей занята Керчь. Южный фронт ликвидирован».[4]

В третий раз большевикам предстояло решать проблему административно-территориального статуса Крыма. Несмотря на уже имевшийся опыт функционирования двух крымских советских республик, ЦК РКП(б) не стал развивать имевшиеся наработки, оставив данный вопрос открытым для его дополнительного изучения.

Вся полнота власти на полуострове с 16 ноября 1920 года «впредь до избрания рабочими и крестьянами Крыма Советов»[5] перешла к образованному двумя днями ранее реввоенсоветом Южного фронта и Крымским обкомом РКП(б) Крымскому революционному комитету (Крымревкому) во главе с Б.Куном.

Только 18 октября 1921 года длительная работа по определению политико-правового статуса Крыма была завершена принятием Постановления Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета и Совета Народных Комиссаров РСФСР «Об автономии Крымской Советской Социалистической Республики»[6].

Данным постановлением предписывалось

«1.Образовать Автономную Крымскую Социалистическую Советскую Республику, как часть РСФСР, в границах Крымского полуострова из существующих округов: Джанкойского, Евпаторийского, Керченского, Севастопольского, Симферопольского, Феодосийского и Ялтинского».

В примечании к ст.1 постановления указывалось:

«Для разрешения вопросов о северных границах Крыма образовать комиссию в составе представителей НКВД РСФСР, У.С.С.Р., Кр.ССР и Наркомнаца, решение которой утверждает ВЦИК»[7].

Окончательное политико-правовое оформление третьей крымской республики осуществил 1-й Всекрымский Учредительный Съезд Советов, принявший 10 ноября 1921 года «Конституцию Крымской Социалистической Советской Республики»[8].

Особо отметим, что как в официальном названии, так и в тексте конституции отсутствовало указание на «автономный» характер республики, но особый акцент делался на том, что

«КрымССР заявляет о своей твердой решимости остаться одной из составных частей общей федерации великой Российской Республики на началах теснейшего и полного политического и экономического объединения для совместной борьбы за торжество коммунистической революции. Исходя из этого, КрымССР принимает и вводит в действие на всей территории Крыма все действующие законодательные акты РСФСР, как опубликованные доныне, так и издаваемые впоследствии, оставляя за собой право видоизменять их согласно условиям и особенностям Крыма».

Укажем также, что широко используемое название «Крымская АССР», неявно распространяемое большинством исследователей на весь период существования третьей крымской республики, начало появляться лишь во второй половине 1925 года и окончательно было закреплено лишь в конституции, принятой 5 мая 1929 года VI Всекрымским Съездом Советов.

В период Великой Отечественной войны Крымский полуостров оказался ареной жестоких битв частей Красной армии и немецко-румынских захватчиков. С освобождением Крыма в 1944 крымские татары и представители ряда других этнических групп были выселены из Крыма по обвинению в сотрудничестве с оккупантами.

Через год, 30 июня 1945 года, в нарушение конституций Крымской АССР, РСФСР и СССР Крымская АССР была преобразована в Крымскую область в составе РСФСР, а 19 февраля 1954 года в ознаменование 300-летия воссоединения Украины с Россией Крымская область была передана из состава РСФСР в состав УССР.

Следующий этап истории крымской государственности связан с событиями конца 80-х – начала 90-х годов ХХ века. Перестроечные процессы в СССР, а также специфические проблемы, с которыми в конце 80-х годов столкнулся Крым, привели к актуализации регионалистской повестки.

Среди причин этого отметим отсутствие адекватного баланса полномочий между союзным Центром и регионами. Добавим, что при всевластии КПСС на местном уровне ситуация отягощалась «естественным» желанием партфункционеров исполнять преимущественно директивы Центра, зачастую вразрез с реальными потребностями окормляемой территории.

В частности, формированию крымской региональной идентичности в значительной мере способствовали масштабные протестные акции общественности против строительства на полуострове атомной электростанции. Во-вторых, начался процесс массового возвращения в Крым репатриантов из числа крымских татар. Это также требовало расширения объёма полномочий региона для более успешного разрешения возникавших проблем.

Наконец, крымчане оказались перед необходимостью формулировать своё отношение к процессам национального возрождения на Украине, многие аспекты которого (объявление украинского единственным государственным языком, дистанцирование от единого культурного пространства и т.д.) с тревогой воспринимались большинством населения Крыма, видевшим в повышении статуса области гарантию защиты своих региональных особенностей и интересов.

В дискуссиях конца 80-х годов, которые активно вели как «формальные», так и «неформальные» общественные организации, выдвигались различные идеи по повышению существовавшего статуса Крыма. Назначенные на 4 марта 1990 года выборы в Крымский областной Совет народных депутатов, впервые за долгие годы проводившиеся на истинно демократических началах, катализировали перевод размышлений о повышении статуса региона в русло актуальных целей.

Предлагались различные формы воссоздания государственности: от автономной области до союзной республики. Как отмечал историк В.Г.Зарубин, избранный, кстати, депутатом Крымоблсовета, идея повышения статуса региона «звучала примерно в 80 процентах платформ кандидатов в депутаты»[9].

«Между тем партийно-советская элита полуострова на рубеже 1980-1990-х годов не ставила перед собой амбициозных задач. Главным для неё было сохранение власти в стремительно меняющейся ситуации»[10].

Как вспоминал впоследствии 1-й секретарь Крымского обкома КПУ Н.В.Багров,
«впервые в практике [мы] вышли на разработку предвыборной платформы, вынесли проект на обсуждение всех крымчан и с учетом всех мнений приняли ее на пленуме обкома»[11].

Отметим, однако, что, к сожалению широких слоев как партийного актива, так и беспартийных, Крымский обком КПУ в своих предвыборных предложениях осторожно не пошел дальше инициатив о принятии специального закона о Крыме как Всесоюзной здравнице.

Задачу о повышении статуса региона перевел в практическую плоскость вновь избранный Крымский областной Совет народных депутатов. Второй сессией облсовета был образован оргкомитет по выработке и обобщению предложений о статусе Крыма, в который вошли депутаты облсовета, народные депутаты СССР и УССР, избранные от Крымской области, представители национально-культурных обществ, крымскотатарских организаций, ученые.

В качестве наиболее приемлемой формы повышения статуса оргкомитетом была предложена автономная республика.

С определением механизма принятия решения дело обстояло значительно сложнее. Над данным вопросом на этапе предвыборной кампании практически никто из кандидатов в депутаты и представителей научно-экспертного сообщества не задумывался, ограничиваясь лишь формулированием конечной цели (автономная республика, союзная республика и т.д.).

Конкретные предложения о механизме решения – общекрымском референдуме[12] – высказали лишь С.А.Ефимов, Н.В.Косухин, Ю.Д.Розгонюк, И.В.Богадельников, Ю.Б.Макеев (первые три из них были избраны депутатами). Для полноты электоральной картины укажем, что все они, за исключением Ю.Б.Макеева, были членами КПСС[13].

В связи с тем, что члены оргкомитета не смогли выработать консолидированное мнение, на рассмотрение третьей сессии были вынесены следующие варианты:

– через съезд народных депутатов Крыма различных уровней (предложение депутатов Б.В.Кизилова и Ю.А.Мешкова);
– через съезд народов Крыма (предложение 2-го секретаря обкома КПУ депутата Л.И.Грача);
– через совместную сессию Крымского областного и Севастопольского городского Совета с делегированием депутатов местных Советов и представителей национально-культурных обществ;
– через сессию Крымского областного Совета с делегированием депутатов Севастопольского городского Совета и представителей национально-культурных обществ;
– через сессию Крымского областного Совета с приглашением председателей Севастопольского городского и других Советов области и представителей национально-культурных обществ.

Отметим, что если первое предложение своими корнями восходило к Конституции Крымской АССР 1929 года, написанной еще до введения в СССР всеобщего прямого и равного избирательного права, то второе вообще ничего общего с теоретическими основами государственного строительства не имело[14]. Третье, четвертое и пятое предложения были одновременно отягощены недостатками первых двух.

Накануне третьей сессии областного Совета сложилась равновесная ситуация, не позволявшая, однако, делать однозначные прогнозы: около трети депутатов поддерживали предложение Ю.А.Мешкова и Б.В.Кизилова, немногим более трети народных избранников симпатизировали Л.И.Грачу. Если учесть, что в силу коалиционно-ситуативных представлений депутаты Н.В.Косухин и Ю.Д.Розгонюк пополнили число сторонников Ю.А.Мешкова, то в лагере сторонников проведения референдума остался я один.

Тем не менее, квазипатовый расклад сил в депутатском корпусе накануне заседания внушал мне осторожный оптимизм, настраивая на необходимость продолжения работы по разъяснению тупиковости путей, предложенных оргкомитетом: ни один из них не имел сколь-либо серьезных правовых последствий.

Оптимизм усилился после проведения обстоятельных консультаций со сторонниками проведения «съезда народных депутатов Крыма различных уровней», обещавших поддержать мое предложение в случае возникновения патовой ситуации.

Так оно и произошло. Как позже вспоминали депутаты Верховного Совета Крыма В.Г.Зарубин и Б.В.Кизилов,

«3-я сессия облсовета (сентябрь 1990 г.), на протяжении целого дня обсуждавшая эти предложения, в итоге отклонила их как недостаточно обоснованные и легитимные. Было принято предложение депутата С.А.Ефимова о проведении по данному вопросу общекрымского референдума»[15].

Дополним приведенное еще одним свидетельством, принадлежащим одному из ведущих крымских политологов, а на момент событий – заведующему идеологическим отделом обкома Компартии Украины А.А.Форманчуку:

 «…ближе всех к трезвому пониманию проблемы статуса Крыма приблизился Сергей Ефимов. Именно он предложил решить ее путем референдума, что поначалу в обкоме партии воспринималось как идеологическая ересь. Что признавать тогда было неприятно и, естественно, не принято».[16]

 Сессия также приняла заявление об отмене незаконных актов 1945-1946 гг., ликвидировавших Крымскую АССР, направив его в адрес Верховных Советов СССР и РСФСР:

«Имея целью восстановление исторической справедливости и государственности Крыма, Крымский областной Совет народных депутатов заявляет о необходимости отмены Указа Президиума Верховного Совета СССР от 30 июня 1945 года «О преобразовании Крымской АССР в Крымскую область в составе РСФСР» и Закона Российской Советской Федеративной Социалистической Республики от 25 июня 1946 года «Об упразднении Чечено-Ингушской АССР и о преобразовании Крымской АССР в Крымскую область. Крымский областной Совет народных депутатов считает, что определение государственного статуса Крыма должно основываться на волеизъявлении народа Крыма (выделено авт.)»[17].

Казалось бы, всё ясно и очевидно. Однако обкому партии, по свидетельству А.А.Форманчука, этого оказалось недостаточно: потребовалась «углублённая экспертиза специалистов», провести которую было предложено доценту Харьковского юридического института П.Б.Евграфову.

«Буквально через несколько дней, – вспоминает А.А.Форманчук, – у нас не осталось малейших сомнений в том, что единственным правовым вариантом решения повышения статуса Крыма было воссоздание Крымской АССР путём проведения общекрымского референдума»[18].

Впоследствии П.Б.Евграфов стал главным разработчиком «Временного положения о референдуме…».

С идеей проведения общекрымского референдума были вынуждены согласиться и делегаты проходившей спустя полтора месяца 42-й Крымской областной конференции Компартии Украины, что, безусловно, в дальнейшем способствовало его успеху.

«Это был случай, когда областная партийная организация смогла уловить настроение людей, общие тенденции, не остаться в хвосте идущих процессов (как это, к сожалению, случилось с КПСС не раз за годы перестройки), а возглавить их и управлять ими», — вспоминал впоследствии 1-й секретарь Крымского обкома КПУ Н.В.Багров, совмещавший свой пост с председательским в Крымоблсовете.[19]

Четвертая внеочередная сессия Крымского облсовета, состоявшаяся 12 ноября 1990 года, успешно справилась с оставшимися техническими задачами: утвердила Временное положение о референдуме и порядке его проведения на территории Крымской области Украинской ССР, определила его дату и обратилась к Верховным Советам РСФСР, УССР, Узбекской ССР, Таджикской ССР, Киргизской ССР, Казахской ССР с просьбой оказать содействие в проведении референдума среди ранее депортированных из Крыма граждан, проживающих на соответствующих территориях[20].

20 января 1991 г. первый в СССР референдум состоялся. Общее число граждан, внесенных в списки для голосования, составило 1 770 841 человек; число граждан, получивших бюллетени – 1 443 260; приняли участие в голосовании – 1 441 019 человек (81,37% от внесенных в списки). За воссоздание Крымской АССР как субъекта Союза ССР и участника Союзного договора проголосовало 1 343 855 человек (93,26% от принявших участие в референдуме). Число голосов противников составило 81 254 человек (5,64% от принявших участие в голосовании).

24 января 1991 года пятая сессия Крымского облСовета утвердила итоги референдума и обратилась к Верховному Совету УССР с предложением рассмотреть и внести соответствующие изменения в Конституцию УССР, закрепляющие итоги референдума, и войти с представлением к Съезду народных депутатов СССР о внесении соответствующих изменений и дополнений в Конституцию СССР и определении до принятия Конституции Крымской АССР порядка формирования ее властных органов.

Впечатляющий результат народного волеизъявления возымел свое действие: Верховный Совет УССР 12 февраля 1991 г. принял Закон «О восстановлении Крымской Автономной Советской Социалистической Республики»[21].

Крымская АССР восстанавливалась в пределах территории Крымской области в составе УССР. Крымский облсовет временно «до принятия Конституции Крымской АССР и создания на ее основе конституционных органов власти» признавался «высшим органом государственной власти на территории Крымской АССР» и получил статус Верховного Совета Крымской АССР.

Постановлялось в месячный срок доизбрать тайным голосованием «соответствующее количество народных депутатов Крымской АССР в Верховный Совет Крымской АССР от организаций, национально-культурных обществ и других общественных объединений депортированных народов Крыма на областных собраниях этих организаций и соответствующее количество народных депутатов Крымской АССР из числа народных депутатов Севастопольского городского Совета»[22].

В дальнейшем (6 июня 1991 г.) парламент УССР принял дополнение к ст. 75 главы VIII Конституции УССР:

«Крымская АССР является составной частью УССР и самостоятельно решает вопросы, отнесенные к ее компетенции»[23].

В завершение статьи полагаю необходимым отметить, что практически сразу после воссоздания крымской государственности не только в украинском политикуме, но и за его пределами появилось немало «экспертов», заявлявших и продолжающих заявлять о «компартийной» природе процессов возрождения республики.

Несмотря на то, что данная публикация вносит в этот вопрос достаточную ясность, считаю целесообразным предоставить слово бывшему первому секретарю обкома партии Н.В.Багрову, возглавившему после воссоздания республики Верховный Совет Крыма:

«…очень часто приходится встречаться с утверждениями о том, что идея автономии в Крыму навязана крымчанам областной партийной организацией с благословения ЦК КПСС. Такой, с позволения сказать, вывод можно было сделать или не зная реальной обстановки, сложившейся к началу 90-х годов в Крыму, или же сознательно замалчивая и искажая факты, подтасовывая их под уже готовые схемы.
Правда же заключалась в том, что идея республики диктовалась объективными причинами и не принадлежала какой-то отдельной личности, организации или группе людей. С разных сторон, под разными углами зрения к ней подходили все, и в этом плане идея воссоздания республики при учете всех мнений стала точкой пересечения самых различных интересов, объединяющим началом в общественной жизни Крыма
»[24].

Сведения об авторе (на фото вверху):
Ефимов Сергей Алексеевич, депутат Верховного Совета Крыма 1 созыва, первый в истории Крыма сенатор – представитель КрАССР в Совете Республик Верховного Совета СССР, инициатор первого отечественного референдума, автор хоронима «Республика Крым», действительный государственный советник Республики Крым
I класса


[1] Копиленко О. Л. Автономна Республіка Крим: проблеми правового статусу. – Київ: Таксон, 2002. – С.52

[2] Крапивенцев М.Ю. История трансформации политико-правового статуса Крыма в 1917-1921 годах: дисс. … канд. ист. наук: 07.00.02.- Москва, 2014.- С. 126

[3] Бикова Т.В. Створення Кримської АСРР (1917-1921 рр.).- Київ: Інститут історії України НАНУ, 2011.- С. 105-106

[4] Гражданская война на Украине. 1918-1920: Сб. док. и материалов. В 3 т. — Т. 3. — Киев. 1967. С. 764.

[5] Цит. по: Зарубин А. Г., Зарубин В. Г. Без победителей. Из истории Гражданской войны в Крыму. – 2-е изд., испр. и доп. – Симферополь: АнтиквА, 2008. – С. 669

[6] Крымская АССР (1921-1945) / Сост. Ю.И.Горбунов.- Симферополь: Таврия, 1990.- С. 254-256

[7] В связи с этим отметим, что еще на подготовительном этапе комиссия по выработке Конституции Крымской республики 25 июня 1921 года констатировала необходимость присоединения части территории, непосредственно примыкающей к Крыму, а именно: Чонгарского полуострова и района, расположенного севернее и западнее его, включая г. Геническ, общей площадью 89809 десятин (1 десятина = 10 925,4 м² = 1,0925 га). В качестве мотивов данного подхода указывались необходимость концентрации в Крымском совнархозе вопросов добычи соли по всему Сивашскому соляному бассейну и необходимость увеличения продовольственного потенциала полуострова за счет включения хлебородной территории. Данное предложение комиссии, направленное на согласование во Всеукраинский ЦИК, не встретило поддержки. Еще один проект расширения КрССР, предусматривавший присоединение уже вчетверо большей территории площадью 375000 десятин с населением до 90000 человек, подготовленный Комиссией по административно-экономическому районированию, образованной постановлением КрымЦИК и КрымСНК от 3 октября 1922 года, также не был поддержан. Руководство Советской Украины твердо стояло на позициях III Универсала Центральной Рады.

[8] Крымская АССР (1921-1945) / Сост. Ю.И.Горбунов.- Симферополь: Таврия, 1990.- С. 256-262

[9] Как рождалась государственность. Интервью с В.Зарубиным и Б.Кизиловым // Крымские известия. 1993.- 12 февраля

[10] Григорьянц В.Г., Жильцов С.С., Ишин А.В., Мальгин А.В. Федерализация Украины: к единству через разнообразие.- М.: Восток – Запад, 2011.- С.194-195

[11] Багров Н.В. Время надежд и тревог.- [Без места и года издания].-С.70

[12] Полагаю уместным отметить, что с темой референдума крымчане столкнулись еще в 1917 году. В резолюции II съезда РСДРП(б) Таврической губернии, принятой 24 ноября 1917 г., отмечалось: «Констатируя, что население Крыма состоит из различных национальностей, из которых татары не являются численно преобладающим элементом (только 18% всего населения), съезд считает в силу местных особенностей единственно правильным решением вопроса об автономии Крыма референдум (народное голосование) среди всего населения Крыма ..» (См.: Борьба за Советскую власть в Крыму/ Документы и материалы.- Симферополь, 1957.- Т.1.- С.118). Правда, приходя к власти в годы гражданской войны, да и после окончательного установления Советской власти в Крыму большевики так и не претворили своего решения в жизнь.

[13] На момент описываемых событий С.А.Ефимов – директор Симферопольского регионального центра научно-технического творчества молодежи «Таврида», Н.В.Косухин – бортмеханик вертолёта Ми-8 Заводского объединённого авиаотряда (г. Симферополь), Ю.Д.Розгонюк – ассистент Крымского госмединститута, канд. мед. наук, И.В.Богадельников – первый демократично избранный ректор Крымского госмединститута, проф., доктор мед.наук, Ю.Б.Макеев – доцент Симферопольского госуниверситета им. М.В.Фрунзе, канд.биол. наук.

[14] По иронии судьбы инициатор данного предложения Л.И.Грач в 1975 году заочно закончил юридический факультет Кубанского университета, в 1985 году также заочно Высшую партийную школу при ЦК КП Украины, а на момент описываемых событий успел обзавестись дипломом кандидата исторических наук.

[15] См. об этом: Зарубин В., Кизилов Б. Как рождалась государственность.// «Крымские известия», 19 марта 1993 г.; Зарубин В.Г. Воссоздание крымской автономии в 1991 г. Проблемы политического развития Крымской республики в 1991-1993гг. // Историческое наследие Крыма № 3-4.- Симферополь, 2004.- С.93-106; Кизилов Б.В. Воссоздание автономии в Крыму. Как это было. // В сб. «Автономная Республика Крым в ХХI веке: опыт, проблемы, развитие. Мат. научно-практич. конф.- Симферополь: АнтиквА, 2006.- С. 74; Зарубин В.Г. Воссоздание крымской автономии. Проблемы развития Республики Крым в 1991-1993 годах // В сб. «Автономная Республика Крым в ХХI веке: опыт, проблемы, развитие. Мат. научно-практич. конф.- Симферополь: АнтиквА, 2006.- С. 122-123

[16] Форманчук А.А. Крымская власть (от Багрова к Аксенову).- Симферополь: Доля, 2017.- С. 388

[17] Заявление третьей сессии Крымского областного Совета народных депутатов Верховному Совету СССР, Верховному Совету РСФСР…//Административно-территориальные преобразования в Крыму.1783-1998 гг. /Справочник.- Симферополь: Таврия-Плюс, 1999.- с.444. Добавим, что 7 марта 1991 г. Верховный Совет СССР своим постановлением «Об отмене законодательных актов в связи с Декларацией Верховного Совета СССР от 14 ноября 1989 года «О признании незаконными и преступными репрессивных актов против народов, подвергшихся насильственному переселению и обеспечению их прав» отменил Указ Верховного Совета СССР от 30 июня 1945 года «О преобразовании Крымской АССР в Крымскую область в составе РСФСР».

[18] Форманчук А.А. Указ. соч.- С. 388

[19] Багров Н.В. Указ. соч.- С.96

[20] В работе сессии принял участие тогдашний председатель Верховного Совета УССР Л.М.Кравчук, который в своем выступлении отговаривал депутатов облСовета от принятия ими решения о проведении референдума, мотивируя это тем, что Верховный Совет УССР и без референдума примет решение о восстановлении Крымской АССР. В связи с этим небезынтересно добавить, что именно ему принадлежит уточняющее дополнение формулировки выносимого на референдум вопроса «…как субъекта Союза СССР и участника Союзного договора» (об этом см. «Таврические ведомости» №2, 1991).

[21] Из 450 народных депутатов УССР в поименном голосовании приняли участие 355 человек, «за» проголосовало 253 депутата.

[22] Крымская правда.- 15 февраля 1991 г.

[23] Из 389 депутатов, присутствовавших на сессии, 303 проголосовали за это дополнение.

[24] Багров Н.В. Указ. соч.- С.95-96

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.4 / 5. Людей оценило: 7

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сергей Аксёнов: пожалуйста, отметьте майские дома!

.

Пути преодоления международной изоляции Крыма

.

В Кировском районе — строительный бум мечетей

.