Крымское Эхо
Новороссия

Опасности и влияния

Опасности и влияния

По опыту войны еще в Афганистане, стало понятно, почему противник определенного розлива старается минировать дороги, а также любые другие территории, где идут или могут проходить боевые действия. Душманы без всяких подсказок знали, что в открытых столкновениях с частями Советской Армии их ждал полный разгром.

Поэтому, чтобы ощутимо снизить мобильность, а с ней и пробивную, наступательную мощь советских мотострелковых и танковых войск, «духи» нашпиговывали минами коммуникации, горные тропы и перевалы, остальные важные в тактическом и оперативном отношении места. А мины различных модификаций афганским басмачам регулярно поставляли их западные покровители — в первую очередь по этой части отличались Соединенные Штаты, Италия, тогдашняя ФРГ.

Тактику душманов-басмачей (на языке дари-фарси слово «душман» буквально означает враг; «басмач» — бандит, налетчик — Ш.) сейчас по сходным соображениям заимствуют вооруженные силы киевской власти (ВСУ). Они на Донбассе и на остальных направлениях минируют всё, что им попадается на глаза, и делают это как попало, не утруждая себя, особо, таким, казалось бы, нужным для них же самих занятием, как составлением карт минных полей. Отчего украинские военные то и дело подрываются на своих же минах.

Случаются и курьезы — как, например, тот, что произошел в прошлую пятницу, 25 ноября, к востоку от Авдеевки, по-прежнему удерживаемой украинскими формированиями. На этой местности проходит участок линии фронта, где никогда не смолкают перестрелки из всех видов оружия, применяемого на поле боя. 25 ноября с украинской стороны, наряду с остальной стрельбой выпустили пламя из огнемета.

Испепеляющий огонь прошёлся и по минному полю, о существовании которого незадачливые украинские боевики напрочь забыли. Мины под воздействием жгучей температуры стали рваться одна за другой. За считанные минуты объявившееся вдруг минное поле самоликвидировалось.

Однако минные поля на походах к украинским позициям продолжают возникать в таком же — похоже на каламбур! — пожарном, беспорядочном порядке.

Заминированные территории в ускоренном темпе появляются на Южно-Донецком направлении, где оккупированная укронациками часть Великоновоселковского района Донецкой Народной Республики примыкает к той части Запорожской области, которая также контролируется пока Киевом. В связи с этим есть и такие сведения, что украинское военное командование внутренне уже готово к отступлению из Авдеевки, и потому спешно оборудует укрепленный и заминированный район к юго-западу от Донецка и Волновахи.

Наступать через территории, где расположение мин неизвестно и тем, кто эти смертоносные игрушки расставлял, задача, безусловно, не из легких. Минные поля тут потребуется выжигать, открывая по разным вызывающим подозрения на наличие мин местностям огонь из артиллерии и минометов или бомбить такие «квадраты» с воздуха, чтобы мины оказались выжженными на манер сухого бурьяна в степи.

Минные тралы в создавшейся ситуации неэффективны: они, если и могут применяться, то в редких случаях. Например, бронированный каток, приводящий мины к подрыву под воздействием своего веса, способен толкать пред собой танковый бульдозер — так же, как и ходовая часть другой броневой техники. Но такие «тральщики» тихоходны и потому легко становятся мишенями для противника.

Но свойство мин — подстерегать людей и технику на земле в то время, как снаряды и ракеты летят к своим целям по воздуху. В этом смысле воздушное пространство над Донецком и другими прифронтовыми населенными пунктами Донецкой Народной Республики остается простреливаемым насквозь. Это и приводит к тому, что в минувшее воскресенье, 27 ноября, в столице ДНР под обстрелы попадали Киевский, Куйбышевский и центральный — Ворошиловский — районы, а с ними и поселки на северных и северо-западных окраинах города: Октябрьский Рудник, Северный, Застанционный, Административный. Там, где Киевский район соприкасается с Ворошиловским, на проспекте Мира снаряд угодил в крышу дома № 29. Кровля была пробита, повреждения получил технический этаж пятиэтажки, или, говоря проще, чердак. К счастью, не пострадали люди. И там же, неподалеку, разлетавшиеся осколки пробили теплотрассу.

Грохот от разрывов снарядов до сих пор стоит в ушах людей, проживающих в Киевском районе, недалеко от известной в Донецке природной зоны под названием Путиловский лес.

В Макеевке за воскресные сутки 27 ноября от обстрела погибли три человека.

А неделя, начавшаяся 28 ноября, была открыта тем, что под артиллерийский огонь укронациков попал и Ленинский район. На улице Ивана Ткаченко снаряды серьезно повредили пять частных домов. Загорелись автомобили, припаркованные на стоянке, располагающейся рядом со стадионом «Металлург».

Массированные обстрелы Донецка в минувший понедельник начались около девяти часов утра. Кроме Ленинского, снаряды прилетали также в Куйбышевский и Петровский районы.

На фронте, тем не менее, невзирая на минные и прочие препоны, продолжается, хоть и медленное, но уверенное наступление. Еще 27 ноября бойцы ЧВК «Вагнер» освободили от украинских оккупантов на Артемовском направлении поселок Зеленополье. Наступательные операции ведутся также к западу от автомобильной трассы, ведущей к Артемовску от поселка Майорск.

Идут бои и за Марьинку. Этот районный центр, ближайший населенный пункт от западной оконечности Донецка — Петровского района. Он уже наполовину освобожден от укронацистов. Скорость Союзных сил при их продвижении вперед в Марьинке, примерно такая же, как и в Артемовске.

Военная наука, среди исследования многих разных задач, постоянно занята и тем, что оценивает степень опасности и степень влияния.

Степень опасности — это ресурсы и возможности противника, расположение его войск, слабые и сильные стороны всех принадлежащих ему средств ведения войны.

Степень влияния как бы зеркальна по отношению к вызовам и опасностям. Она — состояние твоих собственных сил, необходимых для ведения боевых действий, способности распорядиться войсками на фронтах и поддерживающим их тылом должным образом, затем остановить наступление врага, если таковое есть, чтобы в дальнейшем переломить весь ход войны и добиться победы, желательно сведя при этом потери всех видов к минимуму.

Задача, ясное дело, сложная, даже очень, но выполнимая, если, конечно, постоянно работать и над созданием условий для ее реализации. Условия эти не только военные, но также экономические, политические, дипломатические и остальные — любые, какие понадобятся.

Степени опасности и влияния подлежат непрерывному отслеживанию и воздействию на них в нужных направлениях, как в мирное время, способное, однако, перейти и в предвоенное, а также в ходе самой войны и после нее.

Президент России Владимир Путин 25 ноября на встрече с делегацией матерей солдат и офицеров, участвующих в Специальной Военной операции, сделал признание на тот счет, что Донецкую и Луганскую Народные Республики надо было все-таки признавать раньше — тогда удалось бы избежать многих жертв этой войны.

Признание это сейчас тем более ценное потому, что теперь видно, для чего киевской власти понадобились Минские соглашения, Минск-1, подписанный еще в сентябре 2014 года, и затем, в феврале 2015 года — пресловутый Минск-2: только для того, чтобы повысить степень своего влияния на всю военную и политическую обстановку, связанную с войной, развязанной против Донбасса.

К этому влиянию, кроме всего прочего, относится также минирование и укрепление всего, чего можно: коммуникаций, мостов, полевых местностей, населенных пунктов, естественных природных рубежей.

Теперь силам Русской коалиции приходится все это буквально пробивать и прогрызать.

Понятно и то, что Киев и близко не смог бы увеличить степень своего влияния, если бы не начавшаяся в широких размерах восемь лет назад и продолжающаяся в нарастающих масштабах сегодня помощь Запада: военная, финансовая, материальная, политическая и информационная.

Эта всесторонняя поддержка киевского режима в чем-то глушит и сокращает разрушительное воздействие на всю систему киевской власти, в том числе на военную организацию, таких родовых и неустранимых ее черт, как коррупция, некомпетентность, казнокрадство, низкий профессионализм, а нередко и полное его отсутствие в таких сферах, как внутренняя и международная политика, дипломатия. Противника нужно видеть и знать таким, каким он предстает в действительности.

Сейчас, на пороге зимы, в оценках степени опасности и степени влияния предстоит выяснить, и это лишь один пример из этой работы, предназначение харьковской группировки украинских войск. Ее при оправленных обстоятельствах могут бросить в наступление на Луганскую Народную Республику уже скоро.

Но из известных на сегодняшний день фактов складывается и то впечатление, что Харьков отгораживают от Белгородской области «линией Мажино» — для того, чтобы оседлавшие его формирования украинской армии выполняли роль сосредоточенного резерва, способного влиять на всю фронтовую ситуацию. Под таким прикрытием харьковская группировка может пересидеть в заданном районе зиму, а с наступлением следующего теплого сезона перед ней будут поставлены очередные, более мобильные задачи.

Выражаясь более доступным языком, группировку, сосредоточенную в Харькове и вокруг него, украинское военное командование по сухим дорогам и при естественной маскировке в виде распустившейся «зеленки», может двинуть опять же и в наступление. Тут же встает вопрос: что требуется предпринять для срыва такого вероятного развития событий. Предпринимать, очевидно, пришлось бы наступающей зимой. Какой из двух вероятных сценариев ближе к истине, это и должны просчитать, опираясь, конечно, на достоверную информацию, военная теория и практика.

А пока противопехотные мины нажимного действия модели ПФМ-1 «Лепесток» в последних числах ноября были обнаружены к северу от города Дебальцево, около села Нижнее Лозовое. Такие прифронтовые, но в принципе давно уже освобождённые от украинских войск территории: Дебальцево и близкие к нему села — здесь не исключение, украинская армия забрасывает «Лепестками», применяя кассетные боеприпасы с середины прошлого лета.

Далеко от фронта залетела и ракета «Хаймерс», выпущенная с украинских позиций, расположенных у к северу от Донецка, возле села Мемрик. Ракетный боеприпас американского производства разорвался у поселка Квашино Амвросиевского района. В поселке была повреждена тяговая подстанция местного участка железной дороги. Разорвалась ракета «Хаймерс», что произошло около 04 часов утра прошлого вторника, 29 ноября, всего в семи километрах от административной, теперь, границы Донецкой Народной Республики с Ростовской областью. Без света почти весь день 29 ноября в Амросиевском районе оставались и полтора десятка населенных пунктов.

В общем же, за сутки 28 ноября, по состоянию на шесть часов утра 29 ноября, территорию ДНР противник обстрелял 31 раз. Под огонь орудий калибров 155 и 152 миллиметров, ракетных установок «Хаймерс», реактивных систем залпового огня (РСЗО) «Град» попадали семь из девяти районов Донецка. Исключением стали только Буденовский и Пролетарский районы. Пострадали еще пять поселков на окраинах Горловки, Макеевка, а также Ясиноватая, заодно с несколькими поселками и селами своего района. На территории Воршиловского района Донецка погиб мужчина.

День 29 ноября успел отсчитать только свою первую половину — но по территории, контролируемой ДНР, о чем стало известно быстро, снова в направлении Донецка, Макеевки, Горловки, Ясиноватой, враг успел выпустить до 70 ракетных и артиллерийских зарядов.

К западу от Марьинки расположен сейчас обширный укрепленный район ВСУ, находящийся в селе Елизаветовка и вокруг нее. Но это тоже к тому, что карту опасностей, она же расположение влияний противника на общую обстановку, надо видеть, если даже она и не видна перед глазами. Но тем более ее следует «читать» всегда.

За сутки 30 ноября, на Донецкую Народную Республику прилетели свыше 150 снарядов и ракет. В Куйбышевском районе Донецка один человек погиб и один ранен. К великому сожалению, это повседневные, будничные сводки.

Если верить календарю не просто как учету времен года, но также историческому повествованию, для Донбасса наступила вот очередная, уже девятая по счету, военная зима. Народ тут рассуждает в политическом, но прежде всего, в житейском смысле: пока мороз у нас на уровне «минус» одного-двух градусов, автоцистерны воду привозят, и она пока не замерзает — но как оно будет, если температура понизится, что неизбежно? Воде в цистернах и шлангах тогда ведь запросто замерзнуть. И возле машин, где из кранов набирают воду, моментально возникнут натуральные ледовые катки.

Но война, она всегда — поток событий собственно военных, но также политических, философских, бытовых. И тут же — опасности и влияния, без чего история тоже не делается. Потому продолжается и летопись этого явления…

г.Донецк

Фото ДАН: В Ленинском районе Донецка после обстрела

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 4

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«МВД» и «ПС» против российского Крыма и… украинской армии

Пропасть углубляется

Игорь СЫЧЁВ

Зима с горячим снегом

Игорь СЫЧЁВ

Оставить комментарий