Крымское Эхо
Новороссия

Камни и пряники

Камни и пряники

Из министерства иностранных дел Франции поступило известие, что президент Макрон все-таки собирается поехать в Россию в мае этого года. Правда, по причине последних событий он собирается больше говорить не об экономическом сотрудничестве, а о том, как это нехорошо, когда коварная Россия травит химическим оружием Скрипалей. Но для тех в России, кто готов развешивать уши по любому поводу и без такового, французской стороной припасены разговоры и об экономике.

Также стало больше ясности на тот счет, что общего в политических физиономиях очередного госсекретаря США Майкла Помпео и еще одного нового назначенца — Джона Болтона, ставшего помощником президента по вопросам национальной безопасности. Оказалось, что один и другой — заклятые враги Ирана, да такие, что готовы с ним воевать.

Из этих известий следуют разные вещи, в том числе и та, что Донбасс остается в «серой зоне» мировой политики, где основные события пока разворачиваются к северу и к югу от него.

Видя, что его никто не трогает, президент бывшей Украины решил воспользоваться случаем и доставать других. В Киеве было объявлено, что Петр Порошенко 10 апреля отправится с государственным визитом в Берлин. Там он намерен опять завести несменяемую пластинку. «Я 10 апреля еду в Берлин, — лично закрутил шарманку на заданную тему глава украинского недогосудрства загодя, находясь 1 апреля в Мариуполе. — Будем говорить о миротворцах. Почему это так важно? Потому, что когда миротворцы придут везде — от Новоазовска до Станицы Луганской, будут в Донецке, будут в Луганске, там не будет места российской армии, она пойдет через границу. Сегодня твердая позиция Украины в борьбе за мир приводит к тому, что все страны мира, кроме России, поддерживают необходимость введения миротворцев. Вы видите, что сейчас Россия оказалась в тотальной и полной изоляции только потому, что она агрессией пошла на Украину и убивает украинцев».

Расчет киевской власти понятен и он рассчитан не только на Берлин. Власть на бывшей Украине хочет сполна приспособить к своим потребностям период охлаждения в отношениях между Россией и ведущими государствами Запада, самый «холодный» с Карибского кризиса 1962 года.

Тем временем в глухую затоку уткнулась и история с задержанием украинскими пограничниками российского рыболовецкого сейнера «Норд». Судно, как известно, было взято на абордаж еще 25 марта и тут же отбуксировано в Бердянск, где и пребывает под арестом вместе со своим экипажем.

Россия в ответ направила в Киев ноты протеста с требованием немедленно освободить сейнер и 10 рыболовов, но эти дипломатические бумаги вполне предсказуемо остались без ответа. А другого способа вызволить рыбацкое судно и рыбаков у Российской Федерации, что следует из этой ситуации, похоже, нет. Вернее, остается способ силового нажима на бывшую Украину, но последствия этого шага, будь он предпринят, просчитать также нетрудно. Вышло бы лобовое столкновение с украинской стороной, где в ее поддержку немедленно выступили бы те же самые страны, которые только что выдворили российских дипломатов. А уж чего российская внешняя политика старается избегать в первую очередь, так это выхода на прямую дуэль с Западом.

Правда, больше чем через неделю после пиратского захвата рыбацкого судна, 3 апреля, командование российского Черноморского флота заявило, что оно в целях обеспечения безопасности судоходства рассматривает вопрос постоянного присутствия своих сил, включая боевую авиацию, в Азовском море.

Но на положение захваченного украинскими пограничниками экипажа «Норда» эти заявления военно-морского командования влияния пока не оказали. Как стало известно, капитану сейнера «Норд» по украинским законам светят пять лет тюрьмы, а от остальных членов экипажа украинская сторона в обмен на свободу требует признать, чтобы все они признали себя «гражданами Украины».

История с захватом сейнера «Норд» заслуживает внимания еще и потому, что она воспроизводит в миниатюре то, что на Донбассе продолжается уже четыре года подряд. Проблема есть, степень ее «воспаления» увеличивается, а способов ликвидации нет. От этого ситуация зависает и в подвешенном состоянии уходит в мутную бесконечность.

На Западе за этим тоже следят и стараются использовать затянувшуюся подвешенность в собственных интересах.

Известную проводимую по отношению к России политику конфликта и диалога можно также назвать политикой бросания камней и подбрасыванием пряников. «Камни» — это объявление России «ревизионистской державой», введение против нее экономических санкций, обвинение в газовых атаках, высылка дипломатов и разное другое в таком же духе. Но в России хватает и таких, кому стоит подсовывать пряники в блестящих обвертках или дразнить их такой завлекательной приманкой издали.

К подбрасываемым «пряникам» относятся обещанный приезд на экономический форум в Санкт-Петербург не только президента Франции Макрона, но и японского премьера Синдзо Абэ, согласие Германии вопреки давлению — больше, правда, показному, чем действительному, на строительство газопровода «Северный поток-2», ну и, конечно, приближающийся Чемпионат мира по футболу.

К подсовыванию «футбольного пряника», кроме остальных, подключились и боссы ФИФА. У них есть свои резоны провернуть дело так, чтобы Мундиаль прошел пусть и на официально заниженном уровне, без правительственных делегаций некоторых видных стран-участников, но зато в чисто организационном и спортивном отношении без лишних сложностей. От этого ведь зависят их репутация и карьера, что вместе также означает деньги.

Все эти камни пряники, вместе взятые, и продлевают положение, при котором на Донбассе не смолкают выстрелы и залпы.

А в отношении ответа на захват сейнера «Норд» появились идеи задержать не один, а два или три судна, принадлежащих бывшей Украине. И потом не отпускать эти плавательные средства, пока не будет освобождено российское рыболовецкое судно вместе с экипажем. Ясно также, что арестовать украинские суда наиболее оперативно получилось бы тоже в Азовском или на Черном море. Есть также мысль затруднить условия прохода через Керченский пролив любым судам, идущим под флагом бывшей Украины.

Но эти предложения пока так и остаются пожеланиями. И это, видимо, не в последнюю очередь потому, что 3 и 4 апреля в Анкаре прошла встреча Владимира Путина с президентом Турции Реджепом Эрдоганом, к которой присоединился и президент Ирана Хасан Рухани. А еще, также 4 апреля, в Гааге прошло заседание Организации по запрещению химического оружия, созванное по инициативе России.

В Москве, скорей всего, посчитали несвоевременным сопровождать такие важные мероприятия усугублением конфликтной ситуации в таком чувствительном месте Земного шара, каким является Черное море, и уж тем более стоит ли того Азовское море, которое на глобусе не сразу и найдешь.

Но тем временем, рано утром 4 апреля без всякой оглядки на высокую политику украинские пограничники сняли с борта стоящего на приколе в порту Бердянска сейнера «Норд» судового капитана Владимира Горбенко и увезли его в Херсон, где поместили в следственный изолятор СБУ.

Не исключено, что со временем украинская сторона потребует от России обменять членов экипажа сейнера «Норд» на каких-то нужных ей людей, находящихся сейчас в российских местах лишения свободы.

Хотя события могут пойти и по другому сценарию, при котором захват «Норда» — это только начало. Украинская погранслужба уже пообещала, что может предъявлять претензии к каждому российскому судну, выходящему из Крыма и имеющему там портовую приписку. Юридические основания для этого — Закон бывшей Украины «Об аннексированных территориях», где все порты Крыма объявлены закрытыми еще с марта 2014 года.

Положение, что с Донбассом, что с «Нордом», все больше походит на затягивающуюся веревку.

Когда в 2005 году спецслужбы России ликвидировали называвшего себя «президентом Ичкерии» Аслана Масхадова, все прозападно-либеральные медиаресурсы России подняли визг и вой по тому поводу, что Кремль ликвидировал «последнего чеченского лидера», с которым можно было вести переговоры и о чем-то договориться. А так как разговаривать стало не с кем, значит, впереди — война на долгие годы. Действительность оказалась совсем иной. Война быстро пошла на спад именно потому, что престали существовать те, кто отношения с Россией видел только в форме боевых действий.

Ликвидировать верхушку «Ичкерии» оказалось возможным еще и потому, что к тому моменту она была загнана в горы, потерпела военные поражения и утратила авансированную ей прежде легитимность даже в глазах стран Запада, несмотря на то, что в свое время они же и признали законность ичкерийских боевиков. Признание было платой именно за то, что «Свободная Ичкерия» фактически развязала против России войну. Но, за тех, кому только и оставалась, что прятаться в ущельях, никакой Запад заступаться уже не мог и не хотел. Тогда России даже санкций не объявили.

Но что касается бывшей Украины даже в том виде в каком она существует сейчас, то в Москве, видимо, опасаются потерять ее. И потому российские политики носятся с надеждой, что авось в Киеве вдруг объявятся какие-нибудь «последние», с кем можно будет вести переговоры.

Но, против республик Донбасса воюет регулярная армия, подчиняющаяся своему верховному главнокомандующему и всей киевской власти, а рыбацкий сейнер захвачен не пиратами без роду и племени, а Государственной пограничной службой.

И официальные представители бывшей Украины, в том числе правительственного ранга, как о чем-то очевидном рассуждают, что они ведут войну с Россией, и так будет еще очень долго.

Заместитель министра по вопросам оккупированных территорий Юрий Грымчак заявил 5 апреля, что этот «многовековой конфликт» не закончится даже после того, как украинская армия возьмет Донбасс: «Но война продолжится. Она идет 300 лет. Попытки расшатать ситуацию под тем или иным соусом, будут в каждом регионе страны. Будет это Львовская область или Сумская. Есть проблемы, которые просто бросят в общественное сознание людей».

Получается, что заместитель министра признает, что в его государстве хватает проблем, которые могут довести людей до сепаратизма. Но одновременно с точки зрения того, какое видение прошлого и будущего киевская власть навязывает подконтрольному ей населению, три века, что прошли, и следующие 300 лет воевать было и будет сподручней, если внушать людям будто война, ведущаяся против России, исключительно оборонительная.

А раз Россия — напавшая сторона, то есть агрессор, то он рано или поздно должен быть разбит. По этой же логике, помогать украинской стороне в войне против агрессора должны и будут потому, что куда они денутся — те, кто объявил против России санкции и назначил ее виновной в отравлении отца и дочери Скрипалей.

Складывающееся положение уже сейчас таково, что так просто из него не выбраться.

Может быть, поэтому запущено и такое мнение: следующий шаг Путина будет неожиданным, дерзким и эффективным.

Остается ждать, сбудется ли этот прогноз. Но нельзя, только забывать, что для людей Донбасса, а теперь еще и рыбаков сейнера «Норд» тянущееся время ожидания измеряется потерями нервов, здоровья и человеческих жизней.

г.Донецк

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Евротыл для Киева

Игорь СЫЧЁВ

Скандал на форпосте

Игорь СЫЧЁВ

Огневое обострение

Игорь СЫЧЁВ