Крымское Эхо
Новороссия

Ни дня без артогня

Ни дня без артогня

Разговоры о полезности Минских переговоров будут продолжаться, потому что возобновился обмен поенными. Донецкая Народная Республика и украинская сторона 20 февраля произвели обмен людьми, находившимися в плену, в соотношении три на шесть. Те, кто придерживается формулы, гласящей, что «Минским соглашениям альтернативы нет», и этот мимолетный блик во мраке примут за включившийся свет.

На окраинах Донецка и Горловки в темное время суток сейчас так же бывает светло, но совсем по другой причине. Только в отличие от редких Минских проблесков, она — явление постоянное. Вспышки от взрывов мин и снарядов, выпущенных украинскими артиллеристами, заметны и днем, а по ночам они подсвечивают небо яркими пульсирующими отблесками.

Впрочем, свет чадящего пламени вновь осветил и Киев. Там опять получилось, как у Ильфа и Петрова в «Двенадцати стульях»: на самом правом краю сидел брандмейстер, он считал себя таким правым, что и сам не знал, к какой партии принадлежит. А в столице бывшей Украины явились формирования, объявившие себя «Революционными правыми силами».

При отмечании второй годовщины стрельбы на Майдане эти «новые правые» заявили, что прежние, которые два года назад обещали всем европейскую жизнь, никакие не правые, и не революционеры. Они — продажные приватизаторы чистых имен и бескорыстных помыслов. Для доказательства честности своих обвинений в адрес действующей киевской власти «Революционные правые силы» захватили на Майдане отель «Козацький», потребовали созыва Майдана под №3 и запалили посреди площади костры из подручных горючих материалов.

***

Оперативная обстановка на Донбассе на вновь зачадивший Майдан не отреагировала никак. Копоть над майданом лишь подтвердила, что у противника ничего не меняется. В Киеве можно теперь жечь и шины, и автомашины, а занимаются этим те, кому и «Антитеррористической операции» мало.

Им подавай всеобщую мобилизацию — так, чтобы уж никто не увильнул от войны. А сгоришь в каком-нибудь следующем «котле», так телеканалы «незалежной» изобразят дело так, будто все погибшие не вышли из геройского отступления, которое просится в учебники военных академий всех стран мира. Разгром украинской армии в Дебальцевском котле ровно год назад преподносится именно так. Без напускания дыма киевская власть существовать уже не может. Поэтому дым, коптящий небо над Майданом, тут же транслируется по всему миру.

Но никакая «дымовая завеса» реальных военных успехов заменить не может. Идти за такими успехами в атаку для украинской армии себе дороже. Остается только придерживаться единственной доступной тактики. Поэтому на всем Донбасском фронте не проходит ни дня без артиллерийского огня.

 В проведении огневых мероприятий киевской власти помогают ее заокеанские интенданты. На Донбасс в рамках поставок американского «нелетального» оружия уже доставлены мини-приборы корректировки артиллерийского и минометного огня. На военном жаргоне их называют «маячками» или «жучками».

Вражеская агентура, действующая в тылу армии ДНР, в ночь на 19 февраля расставила американские «жучки» в Петровском районе Донецка, в поселке Трудовские. По устоявшемуся обыкновению, средства корректировки артиллерийского огня были установлены там, где военных объектов нет и в помине, если, конечно, не считать таковыми обыкновенные жилые дома на улицах Зеленый Гай и Ивана Бокия.

 Установители «жучков» подходящей целью сочли местный газопровод с бытовым газом. При такой наводке итог обстрела поселка Трудовские был предрешен: один дом сгорел полностью, другой остался без крыши, газопровод осколки продырявили в трех местах.

В тот же день, 19 февраля, огонь по «жучковой» наводке был зафиксирован и на Дебальцевском участке фронта. Мины и снаряды, выпущенные с украинских позиций, летели со стороны поселка Мироновский. Этот поселок представляет собой городок энергетиков, распложенный рядом с небольшой, поэтому не слишком известной Мироновской теплоэлектростанцией.

Поселок находится под контролем украинских военных. От Мироновского до контролируемого армией ДНР города Дебальцево не более 15 километров. В сторону Дебальцево украинские войска стреляют также круглые сутки. Видимо, потому Дебальцевское направление украинское военное командование также сочло подходящим местом для упражнений по корректировке артиллерийского огня с помощью «жучков» импортного производства.

***

На протяжении нескольких последних суток не утихают обстрелы окраин Донецка и Горловки. Здесь украинские войска вновь взялись применять тяжелую артиллерию. Снаряд, выпущенный из гаубицы калибра 152 миллиметра, утром 20 февраля глушил местность вокруг поселка Старомихайловка. Это было первое применение тяжелых артиллерийских установок на северо-западном от Донецка направлении с октября 2015 года.

Северные и северо-восточные пригороды Донецка обстреливаются в порядке, успевшим уже стать привычным. Под огонь попадают поселок Спартак, села Водяное и Жабичево, поселок шахты «Октябрьская», некоторые части Куйбышевского района.

Украинские войска стали только чаще варьировать направления, откуда ведется наиболее концентрированная стрельба. В течение одних суток особенно сильно грохочет со стороны поселка Пески; на следующий день выстрелы интенсивней всего гремят с позиций, расположенных напротив руин аэропорта, потом подключаются артиллерийские и минометные, дислоцирующиеся в городе Авдеевка и к югу от нее.

Обстрелы с переменным «центром тяжести» проводятся в целях огневой разведки. Украинская сторона таким способом пытается с максимальной достоверностью выведать направления возможных «ответок». А отвечать на стрельбу армии ДНР приходится, особенно в тех случаях, когда противник применяет тяжелые миномета калибра 120 миллиметров и крупнокалиберную артиллерию.

Понятно, для того, чтобы как можно скорей, утихомирить врага, ответный огонь открывается с позиций, откуда эффективней всего доставать до Песок, Авдеевки или куда-нибудь еще.

***

Минометный огонь был слышен на севере Донецка и утром 22 февраля. Погремели несколько тяжелых залпов, после чего наступила привычная тревожная тишина. Теперь все ждут вечера 22 февраля, когда с украинской стороны начнут прилетать «поздравления» к следующему, праздничному, дню.

В таком же ожидании пребывает и село Александровка Марьинского района. Село, словно по графику, обстреливали из минометов вечерами 20 и 21 февраля. Воскресным вечером 21 февраля минометный огонь не стихал почти до полуночи.

Усиление обстрелов Донецка, Горловки, Дебальцево, Южного направления, нараставшее на протяжении всей минувшей недели создало, однако, украинским военным и ощутимые проблемы. Для того, чтобы огонь велся с увеличивающейся силой, командование ВСУ перебросило из тылы на разные участки фронта немалое количество «стволов» различных калибров. Плотность огня от этого возросла, но на ограниченный срок.

Большее количество огневых средств, понятное дело, потребляет и соответствующее количество боеприпасов. Их для бесперебойного ведения огня надо подвозить бесперебойно. Но тыловая «логистика» в украинской армии находится в таком состоянии, что службы артиллерийского обеспечения не всегда поспевала и за более умеренным графиком стрельбы.

А между тем за последнюю неделю только под Красногоровку командование ВСУ подтянуло семь гаубиц Д-30 калибра 122 миллиметра и три реактивных системы залпового огня «Град». От этого всю неделю не знали покоя поселок Старомихайловка и другие северо-западные окраины Донецка.

Боеприпасов украинские военные не жалели, а когда к утру 22 февраля спохватились, то выяснилось, что у «Градов» осталось только по одному «пакету» снарядов. Не лучше положение у гаубиц. Артиллерийские расчеты, даже в случае необходимости, смогут произвести только по пять выстрелов.

Тыловым службам срочно были посланы заявки на восполнение запаса боеприпасов. Украинское командование пребывает в нетерпении: 23 февраля на носу, в Киеве ожидают, что его артиллеристы и минометчики не упустят такого повода пострелять по «сепаратистам», а те и рады бы, да «поистратились».

Однако расход боеприпасов — вещь восполнимая, поэтому ночь на 23 февраля вполне может быть жаркой.

***

Положения на участке фронта, занимаемого армией Луганской Народной Республики, почти ничем не отличается от ситуации на фронте ДНР. Немногие остающиеся в своих домах жители Первомайска даже недоумевают, почему украинские военные не унимаются в обстрелах руин их города. Это ведь не развалины Донецкого аэропорта, которые как ни крути, все-таки относятся к объектам столицы ДНР, откуда до главных административных зданий республики — всего несколько километров.

 А Первомайск под огнем врага успел стать городом-призраком, годящимся на роль разве что одного из военных форпостов. Но, видно, и одного этого хватает для того, чтобы украинские артиллеристы и минометчики обозначали свое присутствие под Первомайском и днем, и ночью. Огонь ведется с позиций, протянувшихся близ городов Попасная и Золотое.

За неделю, предшествующую 23 февраля, командование ВСУ постаралось усилить и свою группировку, нацеленную на столицу ЛНР. Под Луганск, особенно в район поселка Станица Луганская, были переброшены дополнительные артиллерийские батареи и танковые подразделения.

Технику и людей киевская власть гонит на Донбасс с первых дней конфликта. И того, и другого сейчас в зоне боевых действий много, только больше не линии огня, а в прифронтовой полосе.

***

Житель села Александровка побывал два дня у своих родственников в Волновахе. Туда и обратно ехал на автобусах. По его впечатлениям, боевые машины сильно в глаза не бросаются, их легче всего, увидеть у контрольно пропускных пунктов. Зато в самой Волновахе военных с желто-голубыми эмблемами — пруд пруди. Не нужно быть военным специалистом, чтобы догадаться: где люди в военной форме, там и боевая техника. Ее только укрывают надежней, чем людей.

А одна пехота без технической поддержки в атаки сейчас не ходит. Украинское командование, когда предоставляется возможность, перебрасывает к линии боевого соприкосновения группировки, состоящие из живой силы и технических средств, и после этого проводит наземные операции.

Пока они, правда, носят демонстрационный или разведывательный характер. Так, например, было и в ночь на 22 февраля на всем двухсоткилометровом фронте от Тельманово до Зайцево.

Разведку боем командование ВСУ предприняло в районе Ясиноватской развилки, под поселками Верхнеторецкое и Красный Партизан, и под Горловкой, поблизости от не знающего спокойствия Зайцево.

***

В Киеве тем временем очередной Майдан, не вписывавшийся в планы заморских кураторов, закончился тем, чем и должен был закончиться: балаганом. Самоназвавшиеся «Революционные правые силы» поспешили ретироваться из отеля «Козацький» в здание, пока еще контролируемое батальоном «Азов».

Но за что устроителям бури в помойном ведре беспокоиться уж точно не стоит, так это за продолжение войны. Какой бы киевская власть ни была продажной и вороватой, деньги на то, чтобы на Донбассе не проходило ни дня без артиллерийского огня, у нее до сих пор хватало.

В Киеве и близко не видно ничего такого, что хоть бы микроскопически изменило политику киевской власти к Донбассу в сторону, уводящую от войны. А во внешней политике – опять период ожидания. Все делают вид, что ждут результатов встречи министров иностранных дел стран «Нормандской четверки», назначенной на начало марта.

Но если само ожидание вновь проходит под звуки стрельбы, то одно это наводит на мысль, что встреча снова закончится любезными словами, а по сути — ничем.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Государство на подачках

Игорь СЫЧЁВ

Война – под стать погоде

Игорь СЫЧЁВ

Люди в приёмной

Алексей НЕЖИВОЙ