Крымское Эхо
Главное Новороссия

На западе теперь перемены

На западе теперь перемены

Военная битва между двумя частями одного народа, безусловно, трагедия. Иного мнения здесь быть не может. А то, что русские и украинцы единый народ, ясно, как день. Мы понимаем одни других без переводчиков — и белорусы, кстати, тоже.

У людей, принадлежащим к трем восточнославянским народам, кроме имен и фамилий, есть еще отчества, чего нет у наших ближайших этнических родственников – западных и южных славян. Одних этих признаков хватает для того, чтобы русских и украинцев отнести к единому суперэтносу, у которого все его составные части имеют общее историческое происхождение.

***

Сейчас немало говорят и пишут о том, что формирование насквозь антирусского, глубоко враждебного к любой России проекта под названием Украина началось еще в 16-м веке, а затем получило свое продолжение в 17-м и 18-м столетиях.

За кулисами этого действа в разные периоды истории или одновременно стояли священная Римская Империя (будущая Австрия, а потом Австро-Венгрия), Польша, Швеция. Но и тут, чего требует незыблемое правило исторической науки, опираться следует на документы того времени или на последующие источники — только достоверность и тех и других сомнений вызывать не должна.

Президент России Владимир Путин в интервью американскому журналисту Такеру Карлсону, данном 06 февраля, достаточно подробно остановился на некоторых знаковых событиях 17-го и 18-го веков, которые послужили истоками, пусть и отдаленными, причин, вызвавших проведение Специальной Военной операции (СВО).

Все так. Но возникает вопрос: что же было дальше? Для развернутого разбора этой проблемы, видимо, не хватило бы и отдельной большой книги. Но конспективно ответ выглядел бы, наверное, примерно так.

Уже к концу 18-го века, в результате побед России в нескольких войнах с Турцией и трех разделов Речи Посполитой, но в ходе которых Российское государство не присвоило себе даже квадратного вершка чисто польской территории, на юге и юго-западе большой страны возник немалый по площади территориальный массив со своей ресурсной базой – природной и геологической. И небедной, хотя однобокой и по части присутствия и размещений, богатств, находящихся как на поверхности земли, так и в ее недрах.

Территория вышла богатой, но во всех отношениях не самодостаточной, как большая Россия, уже к тому времени простиравшаяся, если не на одной шестой, то, уж точно на одной седьмой части земной суши. Таков был один из объективных результатов довольно долгого во времени и упорного труда русской истории.

Но на этой же приобретенной территории, куда вошли и земли Древней Руси, отторгнутые иноземными захватчиками еще в 14-м — 15-м веках, постепенно стала формироваться некоторая этническая общность со своими хозяйственными, языковыми, культурными, бытовыми и конфессиональными отличиями.

По перечисленным признакам эта часть страны, как ни крути, отличалась от Центральной Росси, Севера страны, Поволжья, Урала и так далее. Русская поговорка недаром гласит, что щи да каша – пища наша, а вот на Юге и на Юго-Западе России во всяких сказках, присказках и прочем фольклоре фигурируют борщ, сало, галушки и вареники. В этом также отражаются различия в природно-климатических зонах, что сказывается на характере и особенностях производства, в первую очередь, аграрного, и опять же в наличие ресурсов – наземных и поземных.

Неспроста же приспешники отделения Украины от России апеллировали к той вещи, что некий усредненный уровень жизни, качество и сытость питания жителей украинских сел и местечек всегда была выше аналогичных показателей на любых других территориях и в каких угодно населенных пунктах остальной России. Это делалось раньше, продолжается и теперь.

А отсюда один шаг до вывода, что, собственно и не Россия, а «Московия» — азиатская орда, органически неспособная к высокопроизводительному труду и европейской цивилизованности. Поэтому — прочь от нее, а она сама пусть сгинет!

Эти процессы ускорились в 19-м веке, особенно в его второй половине. Они шли по-разному: какие-то вполне явно, остальные — исподволь, подспудно. Из-за этого не все происходившее тогда было замечаемо современниками и также ими верно оценено, в полной мере.

***

С таким багажом противоречий и вызревавших проблем Юг и Юго-Запад России подошли к 20-му веку.

Горючего в огонь будущего исторического пожара, причем по многим объективным и субъективным причинам неизбежного и закономерного, подбросила еще и казенно-бюрократическая политика императорской власти.

Так ли уж надо было в 1874 году упразднять наместничество Новороссии и Бессарабии?

Но возобладал обычный и привычный для самодержавно-чиновничьего порядка казенный подход. Все четыре губернии, входившие в бывшее наместничество: Екатеринославская, Таврическая, Херсонская и Бессарабская — были напрямую подчинены центру.

А просуществовало Новороссийское наместничество более 70 лет: с 1802 по 1874 год. С 1822 года по причине присоединения к нему Бессарабии, эта, в общем-то обширная административно-хозяйственная территория прибавила к своему названию и ее.

И устроили бюрократическое переустройство новороссийских земель, о чем уже напоминалось, в исторический период, когда процессы этногенеза и роста национального сознания на Востоке Европы: на Балканском полуострове, в разных частях Австрийской, впоследствии с 1867 года Австро-Венгерской монархии, на землях разделенной Польши — явно набирали силу и ускорение.

***

История, как и природа, не терпит пустоты: ликвидировали Новороссию — и на ее земли стала проникать идеология украинской самостийности в разных ее видах и проявлениях.

Останься Новороссия и в начале 20-го столетия и потрудись государственная власть вложить в ее существование хотя бы минимальный идеологический и символический смысл, то рисунок событий в 1917-1920 годах в этой части страны мог бы стать несколько иным, чем тот, что вышел в действительности.

Все социальные и национальные процессы в 20-м веке получили свое преломление и очередной импульс к развитию через такое многоплановое и противоречивое явление, как социальная и политическая революция. Отчасти на Юге, а также на Юго-Западе России этот исторический переворот вылился в создание и дальнейшее развитие Украинской Советской социалистической республики (УССР).

Но противники националистического толка оставались и внутри этого государства, и за его пределами, за границей Советского Союза, во что трансформировалась с началом 20-х годов прошлого века большая Россия. Но когда наступил, так же исторически неизбежный и закономерный, откат Российской революции, вызвавший, кроме прочего, и политику, названную перестройкой, весь это пузырь дурманящих и отравляющих газов, витавший в воздухе и на земле, рванул.

Не всё возникло сразу, но путь к войне был открыт еще в 1990-1991 годах.

Киевская власть вполне осознанно, ничуть не считаясь с последствиями, подвела подконтрольную ей территорию и живущих на ней людей к тому, что против нее Россия была вынуждена начать Специальную Военную операцию.

Ее отдаленные истоки, причины причин, действительно берут начало в прошлых столетиях, но более непосредственные и близкие причины возникли в поздний период существования Советского Союза, примерно в 60—80-х годах 20-го века и, что куда очевидней, в 90-годах прошлого столетия и в первых 14 годах века нового.

Оглядываясь на не столь отдаленное прошлое, следует все же напомнить, что ассортимент продовольственных и промышленных товаров в магазинах Украинской Союзной республики еще в 70-х-80-х годах прошлого века стал ощутимо превосходить тот набор продукции, что продавалась в таких же торговых заведениях Российской Федерации.

Это было заметно и черноземных областях России, и в Центрально-Промышленном районе, и к северу от него. Недаром возник анекдот в жанре «вопрос — ответ»: «Можно ли сейчас доехать на лошади из Москвы в Ленинград?» — «Нет, потому что лошадь ты от голода съешь в Калинине».

Предметом анекдотов стали и пресловутые «колбасные» электрички, на чем в Москву за дефицитными продуктами питания ездили жители соседних областей. Да что Москва — Донбасс по части продовольствия и промышленных товаров в Советском Союзе снабжался по первой категории, хотя дефицитов хватало и тут. Но люди, приезжавшие к нам из соседних Ростова-на-Дону и Харькова — городов, по формальным показателям, включая наличие крупных предприятий союзного значения, вроде бы совсем не бедных, затаривались здесь большими отрезами или даже целыми «палками» обычной вареной колбасы.

Я сам в 1980 году, заработав денег в строительном отряде, первый раз в жизни поехал в Ленинград и немало удивился, увидев там в продуктовых магазинах стопки плиток шоколада. Как у нас лет за десять до того. Не удержался от удовольствия тут же купить и съесть, запивая стаканом кофе плитку своего любимого черного горького.

Таких перекосов и проколов в тогдашних политических, социальных, психологических реалиях допускать было нельзя.

А уж если они возникали, то властям всех уровней следовало бы держать эту, прямо сказать, опасную, вызванную недовольством и раздражением многих людей, ситуацию в зоне постоянного особого внимания.

И вовремя принимать необходимые решения, чтобы последовательными, целенаправленными действиями менять положение к лучшему.

Но этого сделано не было. В итоге и на Донбассе создалось расхожее, однако извращенное и примитивное восприятие происходившего: давай скорей выходить вместе со всей Украиной из Союза — только так сможем жить в сытом достатке, избавившись от постоянной погони за дефицитами. Мол, Россия – это хронический голод и бедность, зато Украина — сплошное богатство…

На пути к войне была открыта еще одна стрелка.

Специальная Военная операция уже стала универсальной Военной академией. Но она должна послужить также университетом для переподготовки и повышения квалификации кадров, чья сфера деятельности — социальные и гуманитарные науки.

Несмотря на то, что война — огромная человеческая трагедия, она способна стать и широким полем исследовательской работы для всех наук, изучающих историческое развитие сообщества людей, стран и народов.

Все сказанное выше представляет собой развитие тем, поднятых в предыдущем обзоре – «Специальная военная академия». Это нужно в целях посильного приближения представленных рассуждений к общей панораме действительности. Но, конечно, для полного отображения исторической картины, хотя бы так, как это могло бы выглядеть на сегодняшний день, нужны не только статьи, а и многие книги. В рамки обзоров текущих событий стоящая задача не вмещается, потому пока ее оставляем и возвращаемся к нашим повседневным делам.

***

Карта военных действий на Донбассе сейчас условно разделена осью разграничения. Ее роль исполняет автотрасса, ведущая от северных подступов к Донецку, где находится так называемая Ясиноватская развилка, до города Константиновка. Западнее этой дороги расположена освобожденная уже от ВСУ Авдеевка, а дальше начинается зона интенсивных боев.

К востоку от автомобильной магистрали, соединяющей Донецк и Константиновку, расположена пока территория позиционной войны, отчего на Ясиноватую, Макеевку, Горловку по-прежнему прилетают вражеские снаряды и ракеты. Только в Горловке 23 февраля, в праздник Дня Защитника Отечества, осколочные ранения получили четыре человека. В этом же городе 25 февраля разрывом боеприпаса, сброшенного с беспилотника, был ранен прохожий.

Под огнем остается и Донецк.

В субботу, 24 февраля, около 16 часов, снаряд разорвался поблизости от пятиэтажного дома на проспекте Ватутина. Это Ворошиловский район Донецка, центр города. Прямо во дворе пятиэтажки погиб мужчина 1973 года рождения (на фото вверху), а женщина, родившаяся в 1966 году, получила ранение. Дом этот я хорошо знаю. В нем жил один из моих однокурсников, который в прошлом году, к сожалению, ушел из жизни. У своего однокашника я не раз бывал в гостях. Поэтому сразу узнал дом на фотографиях, быстро распространенным по Сети.

На следующий день, 25 февраля, во время обстрела Кировского района Донецка осколки ранили двух женщин, 1971 и 1966 годов рождения. Произошло это на микрорайоне «Текстильщик», теперь также широко известном по боевым сводкам.

От Авдеевки фронт местами отодвинут уже километров на десять, но современная дальнобойная артиллерия, находящаяся на вооружении у противника, способна бить по столице республики и с гораздо бо́льших дистанций. В этот же воскресный день разрывы снарядов повредили два многоквартирных дома в Петровском районе Донецка.

Всего за сутки 25 февраля территория, подконтрольная ДНР, была обстреляна украинскими нацистами восемь раз.

Мой друг, тот, что родом из Авдеевки, сумел раздобыть кое-какие новые сведения о пятиэтажном доме, где он когда-то жил. Дом стоит, но в окнах разбиты стекла, а крыша пробита осколками, отчего стала похожей на решето. Два снаряда «приземлились» прямо там, где фундамент строения соприкасается с грунтом. В результате фундамент поврежден, а в двух местах провалилось покрытие подвала. Провалы теперь зияют в квартирах на первом этаже.

Подлежит ли дом восстановлению, будут еще решать. Напрямую съездить в разбитую Авдеевку, чтобы все увидеть своими глазами, пока не получается, обычных граждан туда не пускают. Город ведь только начали разминировать, и ходить там просто опасно.

Украинские боевики, отступая, оставили мины даже в разбросанных где попало, детских игрушках.

В понедельник, 26 февраля, в западном секторе Донецкого участка фронта ожесточенные бои шли у сел Орловка, Северное, Тоненькое. Это все Авдеевское направление, но уже к западу от освобожденного города. Позади перечисленных населенных пунктов украинская армия не располагает мощными укреплениями. Освобождение этих трех сел означало бы выход подразделений Русской армии на тактический простор, что позволило бы обходить с севера и северо-запада Красногоровку.

Подвижки, хоть и медленные, есть и на Кураховском направлении, западнее Донецка, вдоль Запорожской трассы. Армия России выбивает сейчас противника из села Георгиевка. В окрестностях Угледара Российские войска расширяют зону контроля возле села Новомихайловка.

Все также жарко на Артемовском направлении. Подходя к небольшому городу Часов Яр, штурмовые подразделения армии России ведут бои за село Ивановское. Сам противник признает, что положение у него там сложное.

В течение суток 26 февраля Российские войска выбили противника из сел Ласточкино и Северное. На окраинах сел Тоненького и Орловки штурмовые подразделения Вооруженных Сил России закрепились и постепенно наращивают фронт своего продвижения. Можно, наконец, сделать вывод, что на общем западном направлении Донецкого участка фронта происходят перемены.

Будем ждать таких же известий с участка фронта, протянувшегося восточнее Константиновской трассы и заодно — с подступов к обстреливаемой пока каждые сутки Горловки. Ее, кстати, как и Донецк, за сутки 26 февраля укронацики из ствольной артиллерии обстреляли дважды. К счастью, мирные жители не пострадали.

Не прекращаются и атаки вражеских беспилотников. Но пять таких аппаратов на протяжении минувшего понедельника наши зенитчики вогнали в землю.

Поскольку война является разновидностью и продолжением политики, то уже в ближайшее время было бы нехудо опередить президента Франции Макрона с его навязчивой идеей сколотить коалицию стран всего Запада для скорейших совместных поставок киевской власти дальнобойных орудий и ракетных установок.

Выступая 26 февраля в Елисейском дворце, где для обсуждения вопросов последующего боевого снабжения Киева, по инициативе Франции собиралась даже специальная конференция Европейского Союза, Макрон договорился до того, что ЕС обсуждает сейчас идею отправки на фронт своих войск. Согласия по этому поводу пока нет, но, по словам Макрона, «ничего не может быть исключено».

Для того, чтобы эти планы западников оказались на деле бесполезными, потому что безнадежно запоздавшими, и нужен перелом на всех ключевых направлениях проведения Специальной Военной операции.

Фото ДАН

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3.3 / 5. Людей оценило: 9

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Пижон под Нормандским соусом

Игорь СЫЧЁВ

В тени грохота пушек

Николай КУЗЬМИН

Донецк держит удар

Оставить комментарий