Крымское Эхо
Архив

«Мистраль» как… Как что?

«Мистраль» как…   Как что?

БОЛЬШАЯ ПОЛИТИКА

Если хотя бы бегло проанализировать содержание российского информационного массива, касающегося военно-морской проблематики, можно прийти к однозначному выводу: неоспоримое первенство в нём занимают материалы, касающиеся ВМС Индии (продажа этой стране авианосца экс-«Горшков» — «Викрамадитья», поставки палубных МиГов, работы по созданию ракет серии «БраМос», испытания предназначенной для индусов АПЛ «Нерпа» и др.). Однако в течение последних месяцев, где-то с конца лета прошлого года, конкурентом «индийской тематике» стал «Мистраль» (на фото). Причём возможное приобретение этого «десантника» из Франции стало чуть ли не главной проблемой для России и её ВМФ. Неужели больше нет важных тем для обсуждения, касающихся состояния и перспектив нашего Военно-Морского Флота?

О ПРОДАЖЕ-ПОКУПКЕ у Франции универсального десантного вертолётоносца класса «Мистраль» написали не только те, кому, как говорится, положено, но и те, кому не лень — от официальной «Красной звезды», «Независимого военного обозрения» и «Военно-промышленного курьера» до провинциальных газет. Многие печатные СМИ (не говоря уже об Интернет-порталах), обращаясь к этой теме неоднократно, вольно или невольно организовали массированную информационную кампанию. В неё включились — в режиме участников или наблюдателей, — без преувеличения, миллионы людей. Тема эта не оставила равнодушными всех, кто так или иначе связан с прошлым, настоящим и будущим Российского флота. Это и военные моряки, и конструкторы военно-морской техники, и кораблестроители, и любители флотской истории. В дискуссию, естественно, включились и политики «всех цветов».

О том, что из себя представляет «Мистраль», в России прекрасно известно — о его возможностях написано в открытой печати, а специалисты смогли его даже «пощупать» во время визита этого корабля в Санкт-Петербург в ноябре прошлого года.

Мнения о корабле разные. Однако если их оценить, хотя бы на глазок, то следует отметить: выводы о необходимости приобретения этого корабля в основном отрицательные. Пропорция «негатива» и «позитива» составляет примерно 80 к 20. Тем не менее, исходя из анализа уже опубликованного, можно прийти к выводу: Россия, независимо от мнений и заключения специалистов (хорош корабль или плох; где и как его применять; дорого ли за него придётся платить или нет и т.д.), всё равно «Мистраль» приобретёт. Такое впечатление, уверен, сложилось не только у меня. И, скорее всего, решение о покупке «десантника» состоится в ближайшее время.

Пожалуй, стоит отметить: противники этой сделки многочисленны и разнообразны, причём, это не только наши соотечественники. За рубежом по этому поводу увидело свет множество материалов, на этот счёт свое мнение высказали как специалисты, так и политики, в том числе высокого ранга.

В МИНУВШЕМ ФЕВРАЛЕ по поводу возможности приобретения «Мистраля» высказались уже «первые лица» «заинтересованных государств» (при активно продолжающейся дискуссии в прессе, среди военных аналитиков и специалистов оборонно-промышленного комплекса). При этом наибольшее беспокойство проявили «закоренелые друзья» России из числа лидеров постсоветских республик. Разумеется, наиболее активным в своих протестных высказываниях был Михо Саакашвили.

Саакашвили, выступая перед журналистами в Лондоне, где он встречался с британскими официальными лицами, заявил о том, что если российский премьер-министр Владимир Путин «получит танки, корабли, ракеты, то есть технологии, которые он также пытается закупить, то тогда мы окажемся в очень и очень рискованной зоне». Михо также отметил, что Грузия провела «неофициальный» обмен мнениями с Парижем по поводу предполагаемой продажи корабля, однако Тбилиси воздержался от официального протеста.

Грузинский президент, кроме того, выступил с критикой в адрес Москвы по поводу ее намерений закупить французские бронемашины. Он подчеркнул, что они могут быть использованы в случае любой агрессии России, направленной против ее соседей. Саакашвили также подверг критике французского государственного оператора спутникового вещания Eutelsat SA в связи с блокированием в январе работы находящегося под контролем Тбилиси телеканала на русском языке «Первый Кавказский». «Они выкинули его из эфира по политическим причинам — потому что России это не нравится», — подчеркнул он. Eutelsat, разумеется, отрицает наличие какого-то давления со стороны Москвы с целью добиться блокирования данного телеканала.

Представители французской фирмы Panhard General Defence SA, производящей корабли, в то же время заявили, что переговоры по поводу предполагаемой сделки находятся лишь на начальном этапе. Они также не согласны с тем, что они таким образом будут способствовать укреплению оборонительного потенциала России, подчеркнув, что этот корабль используется французской армией преимущественно при проведении миротворческих операций.

Грузинский президент также отметил, что эта «очень необычная и очень рискованная сделка» по продаже военного корабля может рассматриваться как «награда» Франции от Москвы за то, что та не стала настаивать на полном выполнении условий прекращения огня после грузино-осетинского конфликта (Грузия, как известно, обвиняет Москву в том, что она не вывела свои войска на те позиции, на которых они находились перед началом военного конфликта. Естественно, Москва эти обвинения отвергает). В этой связи один из французских дипломатов отказался от комментариев, отметив, только, что Франция пока не подписала контракт с Россией по поводу продажи военного корабля.

В этой связи один из «неофициальных», но всё-таки штатных рупоров Кремля постоянный представитель России при НАТО Дмитрий Рогозин заявил, что сам президент Грузии Михаил Саакашвили, а не вертолетоносец «Мистраль», представляет угрозу для Черноморского бассейна.

Некоторые аналитики в то же время отметили следующее обстоятельство: Россия начала переговоры о приобретении вертолетоносца, что подчеркивает ее стремление модернизировать свои вооруженные силы после конфликта с Грузией, обнажившего недостатки военного оборудования и техники, произведенного еще в советскую эпоху. Российскому флоту не хватает кораблей, способных осуществлять крупномасштабные операции по высадке десанта.

Вполне естественно, грузинского «единомышленника» поддержали «союзники». Причём, сразу же появились заявления (причем, из разных источников) о том, что «Мистраль» войдёт в состав Черноморского флота. К примеру, экс-командующий ВМС Украины отставной вице-адмирал Владимир Безкоровайный, допустил возможность проведения переговоров между Россией и Украиной о базировании в Крыму кораблей класса «Мистраль»: «Что касается возможности базирования вертолётоносца в Черном море, то это будет предметом переговоров». А соратница тогда ещё действующего президента Виктора Ющенко нардеп Лилия Григорович заверила, что новые корабли России базировать в Севастополе не удастся: «Черноморский флот может завести в Севастополь хоть кастрюлю, хоть вертолет, хоть новый корабль, но они должны помнить, что они будут базироваться там исключительно до 2017 года. Затем, кто бы как ни хотел, все эти корабли нужно вывести. Но то, что Россия, по сути, намерена усилить свое присутствие на нашей территории, естественно, представляет для нас огромную угрозу, и это не выгодно Украине. Учитывая, что только по согласию с украинской стороной могут быть заведены новые корабли, я прогнозирую, что Украина не согласится на это», — сказала она.

Откликнулись на перспективы подобного приобретения и прибалтийцы, считая: подобная крупная сделка по продаже военной техники может нарушить баланс сил на Балтике. В свою очередь, официальный представитель Пентагона подчеркнул, «что друзья и союзники» США в Восточной Европе имеют «достаточно оснований» для того, чтобы проявлять беспокойство по поводу этой сделки.

Однако на этот раз не остался в стороне и французский президент — Николя Саркози лично выступил в защиту предполагаемой сделки. Он заявил, что «нельзя ожидать того, что Россия будет вести себя как партнёр, если мы не будем относиться к ней как к партнёру». «Невозможно призывать к стабильности в партнерстве с Россией и отказывать России в продаже ей вооружения. Отказ только усилит наши противоречия», — в свою очередь заявил французский премьер-министр Франсуа Фийон. Отметим: именно Саркози лично выступил посредником при заключении соглашения о прекращении огня, которое привело к окончанию так называемой пятидневной войны в августе 2008 года.

После этого появились сообщения о том, что французский президент уже утвердил решение о первой в истории страны продаже десантного корабля класса «Мистраль» иностранному государству — России. Также Париж рассматривает запрос Москвы на строительство ещё трёх таких кораблей самой Россией по лицензии. В то же время Франция в лице Госсекретаря по европейским делам Пьера Лелуша, посетившего Вильнюс, успокоила прибалтийские государства, пообещав продать Москве вертолётоносец «Мистраль» без вооружений и сопутствующих технологий (хотя особых вооружений на нём и так нет, а как продавать корабль без технологий, если предполагается строительство на российских верфях 2-3 «десантников» этого проекта?). Как отметил пресс-секретарь президента Литвы Линас Бальсис, ни со стороны Франции, ни со стороны России все-таки пока нет никакого соглашения или сделки о приобретении корабля класса «Мистраль» — лишь «ведутся переговоры на политическом уровне. Госсекретарь констатировала, что если корабль и будет продан, то без военного оборудования. Поэтому данный корабль можно считать гражданским кораблём, паромом».

После этого вновь к «процессу» подключились президенты. По мнению Николя Саркози, продажа Москве вооружения расширит ее сотрудничество с НАТО. А Президент России Дмитрий Медведев в интервью журналу Paris Match заметил, что хотя Россия является одним из крупнейших производителей вооружений, есть сферы, где ей стоит поучиться у других стран. «Это, кстати, неплохо и для нашей оборонной промышленности, потому что она должна все равно находиться в конкурентном поле. Поэтому у нас есть интерес к приобретению передовых образцов, в том числе и военных кораблей». А раз так считает Президент, то…

ЯВЛЯЕТСЯ ЛИ каким-либо прецедентом покупка Россией иностранного корабля для своего флота? Думается, нет смысла даже употреблять термин «прецедент», ибо подобные действия не должны никого удивлять. Напомним лишь несколько фактов из в общем-то вполне «лежащей на поверхности» мировой истории.

Известный всем русским людям героический крейсер «Варяг» был построен на одной из американских верфей. Впрочем, как и некоторые другие боевые корабли. Что же касается подводных лодок, то в начале ХХ века они приобретались за границей, что называется, в полном комплекте. Стоит также сказать: накануне Второй мировой войны Советский Союз пытался приобрести корабли за океаном. Правда, безуспешно — тогда не было достигнуто соответствующих политических решений на высшем уровне, без которых подобные сделки невозможны. Тем не менее, тогда же Советский флот пополнился «итальянцем» — лидером эсминцев «Ташкент» и «немцем» — недостроенным тяжёлым крейсером «Петропавловск» (кстати, на лидере также отсутствовали оружейные комплексы). С началом же войны в Союз военно-морская техника пошла сплошным потоком — в ВМФ СССР вливались целые бригады, по ленд-лизу были поставлены корабли всех классов — от линкора до торпедного катера (на всякий случай отметим: они на целое поколение опережали «продукт» нашего кораблестроения). А после Победы наш флот по репарациям получил авианосец, линкор, крейсера, эсминцы и т.д. из состава ВМС побеждённых Германии и Италии. Развивалось такое «обменное сотрудничество» и в дальнейшем. Правда, поставщиком выступал уже Советский Союз, хотя по нашим заказам на верфях Польши строились боевые корабли, а, к примеру, в Финляндии — вспомогательные суда для ВМФ СССР. До сих пор во флотском строю находятся большие десантные корабли польской постройки. Ещё «жив» и учебный корабль «Перекоп». К слову, на шильдиках, прикреплённых к его некоторым техническим средствам, красуется надпись: Made in USA — сам видел, проходя на «Перекопе» курсантскую практику.

Что же касается подобного «обмена» со странами НАТО или государствами — геополитическими конкурентами, следует напомнить: Россия и Украина продали Греции, входящей в альянс, десантные корабли на воздушной подушке (ДКВП) типа «Зубр». Между прочим, они до сих пор являются лучшими кораблями этого класса в мире, что свидетельствует об обладании нами уникальных технологий. В состав вооружённых сил стран НАТО — наших бывших союзников также до сих пор входят как надводные корабли и подводные лодки, так и многое другое — весь оборонный спектр включает советскую и российскую технику — и авиацию, и бронетехнику, и средства ПВО. К слову, той же Греции был продан комплекс С-300. Соответственно, поставляются и запчасти.

А как другая сторона? Франция, к примеру, не является единственной страной НАТО, которая пытается продать военную технику в Россию. Испанская верфь Navantia стала серьезным конкурентом французской корпорации DCNS, строящей «Мистрали». Кроме того, в прошлом году министр обороны Нидерландов Эймерт ван Мидделкооп заявлял, что российские представители посетили голландскую военную верфь Damen Schelde Naval Shipbuilding. По этому поводу, кстати, директор европейских программ Центра стратегических и международных исследований Хитер Конли говорил, что такие сделки провоцируют глубокий раскол среди стран альянса в преддверии разработки новой стратегической концепции HATO…

Международный обмен и кооперация подобного рода уже давно стали делом естественным — этому объективно способствуют процессы глобализации и интеграции. Общеизвестный факт: даже российское стрелковое оружие (тот же «Калашников») продаётся «под НАТОвский патрон». В этой связи поднятая в определённых кругах истерия в связи с продажей-покупкой «Мистраля» выглядит не только удивительной, но даже неестественной, ведь, по большому счёту, этот корабль — «сарай» — «безобидный мальчик».

Почему же тогда возопила Грузия, а также «потенциальные союзники» и традиционные противники России?

ДУМАЕТСЯ, причина заключается в том, что за «Мистралем» чётко просматривается уже начавшийся многогранный процесс строительства многополярного мира. Гегемонии США 90-х годов, без всякого сомнения, пришёл конец. При сохранении одного из центров силы в Европе подобный центр уже образовался в Юго-Восточной Азии. Мировыми «игроками» стали Китай и Индия, растут амбиции Бразилии и Ирана. В этих условиях усиление (хоть малое) военно-политического и оборонного потенциала Россией не нравится многим. Что же касается самой сделки с «Мистралем», то здесь, очевидно, переплелись, сошлись в фокусе множество факторов.

Наверное, его покупка — все же в определенной мере плата Франции и персонально Саркози, а также тем политикам и бизнесменам, которые с ним непосредственно связаны. (Кому? Для получения ответа на этот вопрос достаточно посмотреть на список держателей акций верфей, на которых строятся французские «десантники»). Но, наверное, гораздо важнее инвестиций во французское кораблестроение является стремление обеспечить стабильность, в т.ч. в бассейне Черного моря и в Закавказье накануне Олимпиады в Сочи. До неё, как известно, осталось всего-навсего четыре года, которые быстро пролетят. В такой же мере важно «замирить» Кавказ. И дело здесь не в наличии у его берегов мощных десантных сил. Гораздо весомее решение вопроса об образовании вакуума вокруг неадекватных руководителей некоторых государств Причерноморья. И в этом смысле стремление России и её партнёров исключить (даже в потенциале) возможность обострения военно-политической ситуации в регионе вполне понятна. Тем более, что Черное море всё больше и больше становится важнейшим узлом существующих и перспективных энергопотоков. При этом с сожалением приходится констатировать: стремление нарушить существующий баланс сил извне, прежде всего из-за океана, нынче лишь нарастает.

Нельзя также все-таки исключать полезности знакомства с западными технологиями. К сожалению, наше военное кораблестроение, сохранив свой потенциал, всё-таки требует «свежей крови». Впрочем, в этом нуждается любая отрасль в любом государстве.

БЕЗУСЛОВНО, идея покупки «Мистраля» и у военных моряков, и у конструкторов, и у кораблестроителей, да и у любого гражданина может вызвать не только вопросы, но даже протест. Однако есть люди (и их немало), которые эту идею поддерживают. Дискуссия, которая до сих пор не закончена, имеет право на существование. Но как представляется, гораздо уместнее было бы задать иные вопросы, которые имеют более серьёзные основания для широкой дискуссии. К примеру, насколько обоснована ныне существующая в России кораблестроительная программа? Или такой вопрос: куда деваются средства, вырученные от постройки для Китая и Индии эсминцев, фрегатов и подводных лодок? Почему эти деньги не направлены на строительство кораблей тех же классов для Российского ВМФ? Ведь обыватель рассуждает просто: получили прибыль от укрепления обороны чужих стран — направьте её на укрепление обороны своей. Есть и такой вопрос: почему уже почти полтора десятка лет флоту не могут сдать дизельную подводную лодку, которая, как неоднократно заявлялось, является очень современной и весьма перспективной?

Меня же, как черноморца, волнует такая проблема: есть ли план развития Черноморского флота? По идее, он быть должен, ведь без планов, тем более, в таком важном деле, военные моряки просто жить не могут, а не то, чтобы выполнять свойственные им задачи. Если такой план есть, хотелось бы заглянуть в него хотя бы краешком глаза. Чтобы полегчало на душе. Может, после этого «проблема «Мистраля» покажется вовсе не проблемой, а рядовым, рутинным рабочим вопросом.

Так что такое для всех нас «дело «Мистраля»? Это зеркальное отражение нашего противоречивого, во многом алогичного времени. И потому его возможная покупка, в сущности, нас удивлять не должна.

 

Капитан 1 ранга
Сергей ГОРБАЧЕВ,
кандидат политических наук

 

 

Фото вверху —
с сайта utro.ru

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Новый украинский типа расклад — 2

Читаем вместе крымскую прессу. 5 ноября

Борис ВАСИЛЬЕВ

Есть иной взгляд на вещи

Софья БАСАВРЮК