Крымское Эхо
Архив

И капитал обрести, и невинность соблюсти

И капитал обрести, и невинность соблюсти

Новостные ленты пусты, как в праздничные дни. Всё в них крутится вокруг трех ключевых слов – евроинтеграция, Таможенный союз, Тимошенко. И это создает новостную иллюзию, тем более что самое горячее известие огорошило всех: и сторонников Евросоюза, и горячих поклонников союза с Россией. Но это всё политика, которая, если кто еще помнит из курса истории, первична как базис для экономики. А вот этой самой экономики в стране и нет. Об остановке промышленного производства открыто заявляют высокопоставленные чиновники, поспешно подсчитывающие огрехи торопливого стремления слиться в экстазе с Европой. Но на чем-то стране всё равно надо держаться, кто-то всё равно должен подпитывать финансовый кровоток.

Так сложилось в последние несколько лет, что бюджетный дефицит компенсируется самими гражданами, на волне желания покращення которых пришли к власти действующий президент и нынешнее правительство, буквально заворожившие избирателей обещаниями повысить, улучшить и углубить. Основной блок реформ, если кто заметил, затронул преимущественно банковский сектор, связь населения с которым оказалась существенно прочнее связей с промышленным производством.

Именно за счет изменений условия предоставления банковских услуг происходит частичное погашение бюджетного дефицита. За счет введения налога на покупку наличной валюты для физических лиц, подобного — для юридических лиц в добавление к обязательным отчислениям с валютных операций в Пенсионный фонд и регулированию валютными резервами импортеров.

Мы так устроены, что многого не замечаем, если это впрямую нас не касается. Не покупаю я доллары с евро и рублями в банке — значит, до лампочки, что кто-то платит за это. Не позволяют использовать предприятию поступившую валютную выручку – и ладно, того не понимая, что полгода задержки в проведении намеченных с партнерами внешнеторговых операций могут стать ценой его полной или частичной остановки, окончательного расчета сотрудников или их временной безработицы. Наверное, по этой причине основная часть населения пропустила мимо ушей постановление Национального банка Украины об ограничении наличных расчетов ста пятьюдесятью тысячами гривен.

«Ого, — скажет рядовой украинец, — какие деньжищи, мы таких сроду не видывали. Нас это не касается». С одной стороны, прав будет на двести процентов. Для подавляющего числа жителей это действительно почти то же, что миллион долларов – выглядит одинаково фантастично. Однако не следует забывать о тех, кто годами копил на желанную покупку квартиры или машины, а с сентября вынужден платить за это еще и банку. И про Налоговую не забывайте – она тут как тут со своим колпаком. Ведь чего греха таить, в категории людей, откладывавших деньги на крупные покупки, оказалось немало моряков загранплавания и гастарбайтеров.

Налоги платят они там, где работают, за границей, а здесь предпочитают не светить свои доходы, потому как «спасибо», что не сидят на шее у государства, им не скажут, а налоги потребуют непременно. Не станем рассматривать моральный аспект, потому что в этом плане все хороши: и государство, оставившее трудоспособную часть населения у разбитого корыта, и его граждане, не считающие своей обязанностью поддерживать на помочах банкротящуюся на глазах у всего мира Украину: их Боливар две ноши – семью и страну – не вынесет.

Поговорим о том, что государство не мытьем, так катаньем выбивает из зарабатывающих на контрактах с зарубежными работодателями украинцев. С сентября все те, кто копил, копил и наконец накопил на крупную покупку, обязаны открыть в банке счет, за что во многих финансовых учреждениях еще требуют внести плату, отнести туда свои денежки и заплатить процент за совершенную сделку. Причем, процентные ставки устанавливает сам банк – хочет, слупит с клиента полпроцента от суммы сделки, а пожелает – и два: тут никаких внешних регуляторов в лице того же Национального банка нет.

Но на этом все платежи не заканчиваются. Не секрет, что наши люди в гривнах деньги на крупные покупки не копят – всё держат в долларах, евро, на крайний случай в рублях. Однако теперь ни одна крупная банковская сделка не совершается в иностранной валюте. То есть прежде чем оплатить покупку той же машины или квартиры, вынужденно сделавшийся банковским клиентом человек обязан поменять валюту на гривны. Даже если он из желания выгадать пять копеек совершит обменную операцию на черном рынке, а не в банке, то всё равно его денежные потери неминуемы, потому что этой выгоды не хватит на оплату обязательных банковских процентов.

Отдаю себе отчет в том, что злорадствующих над таким нововведением в нашей стране нищих предостаточно. Многие, в чем нисколько не сомневаюсь, порадуются, что соседа чуток грабанули, а то он, наглец эдакий, возвращается с заработков или из рейса и месяцами не работает, балуют жену и детей дорогими покупками да еще отдыхать за границу ездит. Но чтобы снизить градус удовольствия от чужих проблем, замечу, что радоваться рано. Ограничения по сделкам кажущимися многим фантастикой ста пятьюдесятью тысячами гривен касаются каждого.

Не только физические лица попали под каток дополнительных платежей. Все операции между покупателями и поставщиками теперь происходят под жестким банковским контролем. Покупает крупный оптовик, тот же супермаркет, товар у производителя или импортера — он также обязан «освятить» сделку в банке и заплатить процент от ее суммы. Надо ли удивляться, что стоившая в августе десять гривен пачка голландского печенья сегодня оценена менеджерами супермаркета уже почти в одиннадцать, как и картошка с луком, не всегда оправдывающие выросшую стоимость только лишь неурожаем.

Основная цель Национального банка в установлении денежного ограничителя вроде бы благая: увеличение безналичных платежей, которые, с одной стороны, вынудят скрывающих свои истинные доходы вывести их тени и поставить под контроль государства, а с другой, обезопасят от краж. Но, опять же, под раздачу попадают не олигархи, а зарабатывающие свои деньги тяжелым трудом, долгим отсутствием дома и потому считающие себя в полном праве распоряжаться ими как им заблагорассудится, не делясь с банкиром, ничего тяжелее золотого Паркера в руках не держащего.

Ведь еще неизвестно, сколько с банковских доходов имеет тот же бюджет, потому что государственных банков на Украине по пальцам одной руки, а все остальные коммерческие, принадлежащие не тому Ивану, кто лет пять зарабатывал на квартиру в море или не меньше десяти в России, а олигарху.

Говорят, будто полученные от крупных сделок средства банкиры пустят на кредиты отечественному бизнесу. Слабо верится, потому что, к примеру, рост депозитных вкладов населения в банках страны не вызвал прилив энтузиазма у банкиров для кредитования промышленности. Они осторожничают, опасаясь непредсказуемости власти, и не видят, если честно, отклика производственников, которых высокие ставки этих кредитов могут добить окончательно. Так что никаких реальных перемен в этом плане не предвидится ни для кого, кроме самих банков, выигрывающих от каждого движения средств.

В самом Национальном банке уверяют, что введенные в сентябре ограничения никак не отразились на финансовой активности населения. И это чистая правда! Как уже говорилось, такие деньги наличными имеют в стране слишком небольшая часть граждан, чтобы ограничение затронуло всех. Вот если бы речь шла о тысяче гривен, то инициатива Нацбанка не осталась бы незамеченной.

Однако Национальный банк предпринимает максимум для того, чтобы его регуляторные функции становились всё заметнее и заметнее. Теперь в главной финансовой конторе подумывают о том, чтобы ограничить пользование наличностью, например, пятьюдесятью тысячами. Надо думать, и эта мера не затронет в нашей стране всех поголовно, но если с сентября на введении ограничений наличных сделок банки заработали четырнадцать-шестнадцать миллиардов гривен, то вряд ли стоит рассчитывать, что первый «транш» Нацбанка в доходность финансистов окажется последним.

Ну а мы с вами вполне можем в один прекрасный день прийти с накопленным за стиральной машиной или холодильником и оказаться клиентом банка, а уж только затем покупателем. Для основной части украинцев и пять тысяч — деньги, так почему бы, зная о том, не слупить с каждого какой-то червончик в пользу банка? И заставить наконец всех пользоваться банковскими картами не только для получения зарплаты и пенсии, а и для расчетов в магазинах.

Придется, видимо, пополнить когорту продвинутых пользователей и нашим старикам. Вы смеетесь? А зря, ведь если свести пользование наличными до цены булки хлеба, то банк выиграет вдвойне: помимо зачисления средств на карточку он имеет с каждой проведенной операции по снятию денег на оплату товара и услуги копеек пятьдесят. На первый взгляд, сумма не смертельная, но для банков она в любом случае оборачивается прибылью.

 

Рисунок вверху —
с сайта finance.obozrevatel.com

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

В центре крымской столицы снова строят конюшни

.

Скоро дойдем до точки

Борис ВАСИЛЬЕВ

Председатель правительства сердится

Ольга ФОМИНА