Крымское Эхо
Новороссия

Государство на подачках

Государство на подачках

Поскольку для киевской власти самый доступный (и подходящий) способ существования – война, то чем больше будет театров военных действий, тем для нее лучше. Собственно, действующий театр войны пока только один – Донбасс. Но он годится еще и для того, чтобы под прикрытием переброски туда техники, вооружений и живой силы, а также беспрерывных обстрелов населенных пунктов, зоны напряженности создавались на других направлениях.

Оподтягивании военной силы к крымскому перешейку уже известно, но с недавних пор в деле подготовки блокады полуострова со стороны бывшей Украины появилось и кое-что новое.

С северо-запада Крым омывается Тарханкутским заливом Черного моря. На северном берегу залива расположена одна из баз военно-морского флота (ВМФ) Украины – Очаков. Боеспособных кораблей на украинском флоте – раз-два и обчелся, но среди боевых единиц, способных выходить в море, есть такие, с которых можно устанавливать противолодочные сети. Они представляют собой заграждения из стальных прутьев, их вертикально опускают в воду, обычно на входе в военно-морские гавани или бухты. Сейчас командование ВСУ о таких сетях и вспомнило.

В Тарханкутском заливе дозорную службу несут пограничные катера Российской федерации, иногда на этот участок Черного моря заходят и другие плавсредства под флагом ВМФ России. Открывать по ним огонь – было бы скандалом и агрессией. Другое дело – расставлять в разных местах акватории сети, похожие на противолодочные. Если какой-нибудь корабль на обычном крейсерском ходу напорется на такую сеть, то рискует повредить корпус или даже поучить пробоину. О сети можно погнуть и гребной винт. Игра, конечно, будет шита белыми нитками, и российские моряки легко догадаются, кто это постарался. Но не пойман – не вор. С украинской стороны, как это уже было в сходных случаях, сделают вид, что она тут ни при чем.

***

Концентрация военной силы набирает темп и в Одесской области, рядом с границей с Приднестровской республикой. В ночь на 10 декабря через Одессу проследовали колонны реактивных систем залпового огня «Град» и «Ураган». Боевая техника двигалась в сторону «Двух столбов», так в Одессе называют пост ГАИ, находящейся на юго-западном выезде из города, в сторону Овидиополя. В свое время неподалеку от поста «гаишников» установили два электрических столба, и получилось так, что с какого ракурса не гляди на опоры, одна из них никогда не заслоняет другую. Из-за этого зрительного впечатления и возник местный ориентир, известный каждому одесситу.

Город Овидиополь находится на северном берегу Днестровского лимана и, в случае дислоцирования в этом месте огневых средств Приднестровью может быть полностью перекрыт речной путь в Черное море. А если понадобится, то реактивно-артиллерийское подкрепление не трудно будет перебросить и куда-то на запад или северо-запад Одесской области, непосредственно к границе с Приднестровской республикой.

Жители Одессы уже неоднократно замечали, что движение транспортных колонн украинской армии в сторону «Двух столбов» и дальше – на юго-запад и запад за ноябрь и пришедшие дни декабря становится все более частым.

***

На Донецком фронте, по участку автотрассы Красноармейск – Пески, украинское военное командование в течение дня 11 декабря завершило переброску сил бронетехники в количестве около 500 единиц. Выдвижение к Донецку, Горловке, Тельмановскому направлению группировки боевых машин и вооружений началось еще 8 декабря и продолжалось три-четыре дня.

На южном направлении Донецкого фронта, со стороны поселка Гранитное украинские военные 10 и 11 декабря проводили «навесное» минирование местности по направлению к поселку Тельманово и еще нескольких населенных пунктов, распложенных к западу от районного центра. «Навесное» минирование осуществляется с помощью специальной передвижной установки, чей принцип действия напоминает то же самое у древних камнеметальных машин. Установка навесного минирования метает в заданном направлении мины дискообразной формы, поставив их предварительно на боевой взвод.

Киевская власть, как бы там ни было, старается наращивать запас прочности своих войск. Войсковая прочность – это не только наличие боевых и материальных резервов, также безусловно необходимых для ведения войны, но и поддержка существующих вооружений в состоянии постоянной «военной тревоги», в обстановке, когда открываются (или создаются с заведомым расчетом) дополнительные направления с перспективой открытия реальных боевых действий. Тогда армия, пусть и не вся, непрерывно учится, маневрирует, двигается, и у нее воспитывается впечатление, что вот-вот – и настоящая война…

***

В Константиновку в маршевом порядке прибыла группа украинских военных численностью до батальона. Вновь прибывшую группу в городе по зимним квартирам не распределяют. Батальон сохраняет маршевые порядки и готовится отправке куда-то дальше. Вполне вероятно, что под Авдеевку или на позиции на подступах к Ясиноватой. Группа пока не оснащена тяжелым вооружением и, вообще, производит впечатление подразделения, сформированного из недавно мобилизованных людей. Чтобы они не залеживались по тылам, их с ходу могут двинуть на линию огня. Пусть сразу прочувствуют, что такое служба на войне с «террористами».

К этому следует добавить, мобилизационная составляющая усиливается во всей военной организации украинского псевдогосударства. Объявлено, что с 2016 года возобновляется призыв в пограничные войска Украины. Комплектация рядового и сержантского состава службы охраны государственной границы на основе призыва была прекращена еще в 2008 году. Теперь призывная система набора в пограничные войска восстанавливается и делается это с тоже самой целью, с которой проводятся регулярные призывы на срочную армейскую службу, а также для участия в «Антитеррористической операции». Необходимо пропустить как можно больше жителей бывшей Украины, особенно представителей молодого поколения, через войну против Донбасса и, соответственно, через военно-идеологическую обработку, выгодную киевскому режиму.

Накачка группировки вооруженных сил Украины на Донбассе техникой и прочими средствами ведения войны ни для кого не секрет. Двурушничество киевской власти, как и то, что это снова может обернуться большим кровопролитием, чувствуют на бывшей Украине даже люди, которые раньше политикой не занимались. И также делают выводы из происходящего.

***

В подконтрольный Луганской Народной Республике шахтерский город Лутугино, приехал молодой житель Днепропетровской области. В Лутугино живет его бабушка. В прошлом году парень с Днепропетровщины успел даже повоевать в рядах сил «АТО», но потом был демобилизован. В Лутугино «ветерана АТО» встретили без эксцессов, а сам он о своем недавнем прошлом не распространялся.

Но вскоре он оказался в компании местных жителей. За встречу, как водится, немного «приняли», а дальше, слово за слово, выяснилось, чем занимался гость всего год с небольшим назад. И тут местные, среди которых были и такие, кто воевал в армии ДНР, не выдержали и дали понять приезжему все, что ни о нем думают не только словесно. Все же парень с Днепропетровской области крупных повреждений не получил. Хотел, было, сгоряча уехать домой, но бабушка уговорила погостить еще. Внук, подумал и согласился.

А вскорости ему пришлось встретиться еще раз со своими недавними знакомцами. На сей раз разговор был более хладнокровным. Бывшему противнику просто объяснили, что к чему. Теперь бабушкин внук всерьез подумывает, как бы остаться в Донбассе на более долгое время, чтобы применить свои боевые навыки в борьбе за правое дело.

***

Сейчас не нужно быть разведчиком, чтобы разобраться, куда ведут действия украинских военных в прифронтовой полосе. Один из жителей Курахово сообщил, что в его городе численность ВСУ заметно увеличилась. Украинские военнослужащие ищут и занимают все пустующее жилье и все остальные помещения, где только можно разместиться. До прямых выселений жителей небольшого города из принадлежащих им квартир и домов пока не дошло, но неизвестно, что будет дальше.

В Курахово задумываются над тем, что может означать облава на «сепаратистов», устроенная украинскими военными 11 декабря в прифронтовой Красногоровке. Там за один раз в собственных квартирах были арестованы 85 местных жителей. Уж не для того ли, чтобы «зачистить» жилплощадь для прибывающих к линии фронта солдат? Примечательно, что в облаве участвовали преимущественно военнослужащие.

За время боевых действий Курахово и Красногоровку, как и Константиновку с Волновахой, украинская армия превратила в ближайшие к фронту базы снабжения и развертывания. Территория баз постепенно зачищается от нежелательных элементов, а освободившиеся места всегда пригодятся для военных нужд.

Некоторых людей, схваченных в Красногоровке 11 декабря, уже, правда, отпустили, однако местным жителям хорошо видно, что в их небольшом городке количество военных, а также разной боевой техники становится больше изо дня в день. А, значит, перед украинским командованием встает и вопрос, где «расквартировывать» людей.

Стрельба со стороны Красногоровки по поселку Старомихайловка и по северо-западным окраинам Донецка, входящим в состав Кировского района, также стала повседневным явлением. Так, например, было и днем в воскресенье, 13 декабря.

***

При взгляде на промышленную карту территории, находящейся под контролем киевской власти, напрашивается вывод, что для материально-технического укомплектования трех театров боевых действий – одного действующего и двух потенциальных – киевской власти хватит работы не более, чем двух-трех десятков предприятий соответствующего назначения. Начет того, живы ли все остальные производственные объекты или уже нет, можно не волноваться.

Предприятия, принадлежащие украинским олигархам, остаются и на территориях ДНР и ЛНР. Производство на них сокращается, и по всей видимости продолжит падение во всей обозримой перспективе. Как, например, происходит в «Комсомольском рудоуправлении», находящемся в поселке Комсомольское Старобешевского района. Еще в конце 2013 года на предприятии, обеспечивающем выживание поселка с населением 15 тысяч человек, трудились 3,6 тысяч работников. Сейчас на руднике работают только 2, 5 тысячи человек.

Уже объявлено о сокращении еще трехсот добытчиков известняка, необходимого для доменного производства. Сокращения одно за другим следуют потому, что в «Комсомольском рудоуправлении», принадлежащем корпорации Рината Ахметова, к началу 2017 года работодатели запланировали оставить персонал в количестве не более 1,9 тысячи человек.

Происходящее в Комсомольском – всего лишь одна из многих иллюстраций к реальному положению в промышленных отраслях бывшей Украины. Олигархи и прочие, равняющиеся на них хозяева заводов, шахт и рудников, еще при Януковиче старались содрать со своей собственности все, что можно, чтобы потом побыстрей куда-нибудь смыться. А теперь, с учетом известных всем событий, «хозяева жизни» тропятся еще больше.

Оба металлургических комбината Мариуполя – имени Ильича и «Азовсталь», также входящие в корпорацию Рината Ахметова, хоть и продолжают плавить металл и катать прокат, но с полной потерей ритма. Производственное задание на какие-нибудь сутки не похоже на программу производства на сутки только что завершившиеся, а следующий день также может быть совсем другим, чем текущий.

Создавшееся положение на двух комбинатах считают довольно-таки серьезным. И, хотя потеря ритмичности связана отчасти с традиционным падением спроса на металлургическую продукцию в зимний период, сейчас она главным образом вызвана еще более усилившейся «завязкой» металлургии бывшей Украины на экспортные заказы, превратившиеся для отрасли в единственное средство выживания.

Также числящийся среди киевских налогоплательщиков Донецкий завод «Норд», специализирующийся на выпуске холодильников и газовых печек, отработал в декабре всего три дня и вновь остановился на не известный никому срок. Не исключено, что простой затянется до конца февраля или даже до начала марта. Спрос зимой падает и на холодильную технику, но превыше всех сезонных колебаний то, что зарубежные заказчики «нордовской» продукции, среди которых заметное место занимают торговые фирмы из России, теперь также не спешат связываться с производителями страны, которую уже в открытую называют несостоявшейся.

***

Какая-то другая власть от повсеместного сворачивания производства давно бы уже схватилась за голову и постаралась бы куда-нибудь улетучиться. Ведь самоликвидация целых отраслей неминуемо ведет к развалу налоговой базы. Но такой кошмар может преследовать кого угодно, только не тех, кто посажен сейчас в Киеве. Правительство Арсения Яценюка, наоборот, повысило с 1 декабря зарплату себе самому на 25%. И это вполне логично, если учитывать то, что перед киевской властью никто и не ставил задачу поднимать производство. Киевская власть поставлена для того, чтобы поддерживать режим ведения огня по «российско-террористическим войскам». И поскольку так и происходит, то киевскому правительству позволено повышать себе самому довольствие. Заказчики боевого огня, они же спонсоры операции, возражать уж точно не будут.

Заодно с повышением жалования самому себе правительство Яценюка на 10% увеличило денежное содержание государственным служащим.

Такая забота тем более свидетельствует о том, что киевскую власть окончательно оторвали от естественной первоосновы существования государств и правительств – материального производства. Оторвали киевскую власть от классического базиса те, кто преднамеренно подсадил ее на финансовые подачки. При этом кое-что перепадает и всей бюрократической пирамиде, чтобы та исправно исполняла распоряжения верхушки. Денежные «дозы» в Киев присылают с теперь уже всем понятной целью: лишь бы тамошняя власть не теряла способности вести войну где сумеет и там, где ей укажут.

Существование за счет подачек делает киевскую власть относительно неуязвимой перед экономическими санкциями. Удар по экономике чувствителен там, где государственная власть питается от местного хозяйства. Но экономика бывшей Украины для ее власти источником существования уже не служит.

Потому для киевской власти не только война, но и военные приготовления удобны во всех отношениях: на них можно списывать какие угодно растраты и убытки.

***

Простые граждане тем временем продолжают терпеть убытки не только в деньгах, но и во времени. Житель Донецка, военный пенсионер съездил в Мариуполь, чтобы перевести оттуда выплату пенсию обратно в Донецк. Путешествие в город, находящийся от Донецка в какой-нибудь сотне километров, заняло трое суток. Но из них почти два полных дня ушли на стояние в автомобильной очереди. Ехали в Мариуполь — «хвост» из машин тянулся от Еленовки до украинского КПП под Волновахой. Двигаясь в очереди мелким подвижками по три-четыре метра, до контрольно-пропускного пункта добрались за пять часов.

При возвращении из Мариуполя в Донецк уперлись в «хвост» еще более длинный. «Забуксовали», еще не доехав до Волновахи, где украинские военные шерстили и перетряхивали каждую машину, направляющуюся к «сепарам». Проехав, наконец, Еленовку, взглянули на часы. Оказалось, что очередь отобрала девять часов.

Получается, что на переговорах в Минске в подгруппе по гуманитарным вопросам есть о чем говорить, но киевская власть и эти переговоры ведет так, что на автомобильных очередях они не отражаются.

***

Для подержания у киевского режима служебного рвения его заокеанские содержатели могут побрасывать не только деньги. Стало известно, что в распоряжение украинских войск, дислоцирующихся на Донбассе, все-таки прибудут противотанковые ракеты «Джевелин» американского производства. Прибудут пока, правда, без пусковых установок. Почему так – ответов может быть два. Или украинские военные располагают пусковыми устройствами еще советских моделей, которые годятся и для стрельбы американскими ракетами, или посылка «Джевелинов» — очередной поощрительно-проверочный шаг: вы стреляйте из всего, что у вас есть, а там, глядишь, за усердие получите и пусковые установки для ракет «Джевелин».

Видимо, и поэтому в том, что носит название «хроник перемирия», каждый следующий день повторяет своего предшественника: огонь и перестрелки разной интенсивности не смолкают по всему Донбасскому фронту.

В таком режиме приближается 1 января 2016 года — день, начиная с которого перестают действовать Минские соглашения. Но, скорее всего, киевская власть, не имеющая права не прислушиваться к своим кредиторам и обхаживателям, из соглашения выйдет по факту, но не по форме. Формат Минских посиделок получит продолжение. Такими же самыми останутся и факты: огонь из крупных и мелких калибров, установка «растяжек» и «ловушек, «охота» снайперов.

На этом непрекращающемся огне киевскую власть можно было бы подловить. Если какое-нибудь государство объявляет на весь мир, что против него уже второй год продолжается агрессия, то для него наверняка не составило бы большого труда назвать номера хотя бы нескольких соединений или частей армии противника, вторгшейся на его территорию. Группе войск, задействованной в агрессии, можно дать и какое-нибудь другое внятное определение. Ничего из этого Киев до сих пор представить не смог.

Тогда логичным остается только одно предположение: по украинским войскам ведет огонь население того региона, куда они посланы. Но если эти люди в толковании киевской власти и есть внешние «агрессоры», то они в самом деле к Украине отношения больше не имеют. Известно также, что за все время боевых действий «агрессоры» никуда не двигались, напротив, оставались на земле, на которой они родились и выросли. Значит, единственный для киевской власти способ покончить с «агрессией» —оставить, наконец, «агрессоров» вместе с их территорией проживания в покое.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

«МВД» и «ПС» против российского Крыма и… украинской армии

На фронте без перемен

Игорь СЫЧЁВ

Нестареющий спор

Игорь СЫЧЁВ