Крымское Эхо
Интервью Крым

Фашизм все-таки прошёл: правовой беспредел на Украине в разгаре

Фашизм все-таки прошёл: правовой беспредел на Украине в разгаре

На Украине снова началась охота на ведьм, в данном случае – политических. Карательная государственная машина на этот раз направлена против политика Виктора Медведчука. Официальный Киев зачищает пространство от неугодных. Прокуратура вынесла лидеру оппозиции обвинения в госизмене и покушении на хищение национальных ресурсов в Крыму. СНБО ввела санкции против его сторонников. Судья заключил политика под круглосуточный домашний арест.

Во время заседания суда члены «Национального корпуса» устроили шумную акцию протеста. Налицо правовой беспредел, который как ни странно, оправдывает первый президент Украины Леонид Кравчук, заявивший, что такие действия власти объясняются войной в стране. Президент действующий — Владимир Зеленский продолжает активно выступать на националистическом поле.

А до этого было силовое подавление неонацистами протестных акций в городах Юго-Востока страны, безнаказанное массовое убийство протестующих в Одессе, серия убийств оппозиционеров и журналистов, решения о запрете трансляции оппозиционных телеканалов. Можно констатировать, что количество отдельных случаев переросло в качество — единение действий верховной власти, прокуратуры, суда и неонацистов. Типичный признак формирования фашистского режима.

Но такая форма власти появилась не сегодня. Первые признаки националистического направления развития государственности Украины проявились в конце 80-х — начале 90-х годов, уверен эксперт по государственному праву, народный депутат Украины первого созыва Григорий ДЕМИДОВ (на фото).

Крымские политики предвидели и всячески препятствовали этому явлению. Одновременно они форсировали восстановление автономной республики в Крыму, чтобы защитить полуостров не только от посягательств украинской власти, но и от фашистской заразы. Ещё в период перестройки Крым стоял перед выбором формы государственности и политического режима. О том, как это было в начале 90-х, наш разговор.

 Войти в пике на пике

– Григорий Викторович, как в условиях кризиса в Союзе развивалась политическая ситуация на Украине?

– Обстановка в тот период осложнялась из-за разгоравшихся в СССР «войны суверенитетов», социальных протестов, межнациональных и межконфессиональных конфликтов. В этой ситуации Вячеслав Черновол снял с обсуждения в Верховном Совете УССР свою идею федерализации Украины. Хотя статус субъекта федерации давал бы возможность учитывать особенности каждого региона, сбалансировать их интересы и снять противостояние с центром. На передний план вышли «ура-патриоты» и национал-радикалы вроде Степана Хмары.

На специально организованных в Верховном Совете УССР депутатских слушаниях представители фракции Народной Рады предложили вообще ликвидировать областное деление — по принципу: нет региона — нет сепаратизма. За основу административно-территориального устройства предлагались повиты (вариант районов), города, села и сельские объединения.

На слушаниях я выступил против проекта. Привел аналогию с ликвидацией областей в фашистской Италии и земель в нацистской Германии, что обеспечило создание сверхцентрализованных государств и формирование тоталитарных расистских режимов. Даже сталинская реформа административно-территориального устройства и создания единой системы органов государственной власти не посягнула на ликвидацию союзных и автономных республик, краёв и областей. В ней отсутствовали расистские идеи. Признавалось равенство людей разных национальностей, вероисповедания и социального происхождения. При всех недостатках советской политической системы перспектива её замены на фашистский режим ужасала и побуждала к действию.

– Вам тогда удалось переубедить парламентариев?

– После этих сравнений проект по ликвидации областей на долгие годы сняли с повестки дня. Но власти Украины пошли по пути выхолащивания полномочий регионального самоуправления и зашли в этом дальше сталинской реформы. Областное и районное самоуправление лишили собственных исполкомов, а с ними и полномочий по самостоятельной разработке и исполнению местных бюджетов и программ социально-экономического развития! Отняли право собственности на землю! На этих уровнях созданы государственные администрации, которым и переданы основные полномочия регионального самоуправления.

А сельские, поселковые и городские советы лишили территории, загнав в границы населенных пунктов и полную кабалу у государства. В законе о местном самоуправлении отсутствует даже упоминание о наличии территории у этих органов. Землями и природными ресурсами за границами сел, поселков, городов, в том числе теми, что были закреплены в их пользовании в советское время, распоряжаются государственные администрации.

Рекомендации Конгресса местных и региональных властей Совета Европы по устранению Украиной грубейших нарушений Европейской Хартии местного самоуправления так и остались для Киева лишь сотрясанием воздуха.

– А что на том этапе могло изменить ситуацию?

– Системная реформа по реальной децентрализации вопросов ведения и полномочий. Закрепления под вопросы ведения источников доходов бюджетов, собственности на землю и природные ресурсы. Предоставление других полномочий, обеспечивающих социально-экономическое развитие региона и стандарты жизни населения. Закрепление прав национальных меньшинств и так далее.

Например, вторая палата парламента, представляющая интересы регионов, есть в России — Совет Федерации. А на Украине до сих пор нет. Вынесенный президентом Украины Леонидом Кучмой на всеукраинский референдум и одобренный им проект изменений Конституции Украины, предусматривавший палату регионов, Верховной Радой отвергнут.

У российских регионов есть право законодательной инициативы, а у украинских нет. Конституция РФ закрепляет гарантии статуса и территории субъектов федерации. Украинская — нет. В Госдуме Российской Федерации представлены: Коммунистическая партия и партия Справедливая Россия социал-демократического толка. На Украине из политической системы вытеснены и преследуются идеологические противники олигархата – коммунистическая и социалистическая партии.

В итоге создана сверхцентрализованная олигархическая форма правления, определяющая всю государственную политику. Находящиеся на содержании олигархов две-три партии образуют большинство в однопалатном парламенте, формируют правительство, делят бюджет, собственность, землю и природные ресурсы всей страны —без учета интересов регионов и местного самоуправления. В отсутствие палаты регионов и права законодательной инициативы их никто не слышит. И нет никаких сдерживающих эти аппетиты конституционных механизмов в виде палаты регионов, независимой судебной системы, конституционных гарантий местного самоуправления, национальных меньшинств и прав граждан.

 Партийное ручное управление заменилось олигархическим

– Вместо диктатуры пролетариата страна получила диктатуру олигархата…

– Крым всецело испытал произвол и циничное нарушение государственных гарантий.

В этом смысле Леонид Кучма прав: «Украина – не Россия». И далеко не Европа. Такая модель в нужный момент легко трансформируется в фашистский режим — для чего на «скамейке запасных» подкармливаются Ярош, Билецкий, Тягнибок и иже с ними. И на подавлении инакомыслия безнаказанно тренируются нацистские вооруженные формирования.

Так, в своё время олигархический капитал и спецслужбы США после Первой Мировой войны привели в нищей Германии к власти Гитлера. Его руками была развязана Вторая Мировая война, разгромлены и ослаблены конкуренты США, а потом ещё взяты репарации с Германии.

Сегодня движение современной Украины в сторону фашизма подтверждается гибелью неугодных журналистов и общественников, арестом того же Медведчука и многочисленными запретами на все советское — песни, фильмы, книги, на символику, связанную с Победой в Великой Отечественной войне — орденами, медалями, флагами, георгиевскими лентами. Политика декоммунизации, которая объявлена на Украине, чётко и прямо говорит о фашизации.

– Получается, что восстановление автономной республики было защитой от угрозы фашизации Украины?

– Безусловно! Референдум был необходим из-за звучавших со стороны западных областей Украины угроз: «Крым будет украинским или безлюдным!».

– Григорий Викторович, обстановка к 1991 году в стране была крайне напряжённой. Расскажите, с какими сложностями пришлось столкнуться.

– Политический кризис был не только в нашей стране, но и во всех государствах социалистической системы. Именно в этот период теряют власть партии социалистического толка в Польше, Венгрии, Чехословакии, Румынии, Болгарии, Албании и других государствах. Это свидетельство недостатков системы, которые нужно было проанализировать и найти правильные решения.

События в Китае на площади Тяньаньмэнь в апреле – июне 1989 года едва не обрушили политический порядок этой страны. Но компартия Китая, изучив опыт Новой экономической политики СССР по включению в хозяйственную деятельность частной инициативы и частных инвестиций, пошла по пути создания многоукладной экономики, подконтрольной государству и обществу. Экономика Китая стала первой в мире. Благополучие всех социальных слоев общества постепенно улучшалось. А многопартийная система, сохранив социалистическую идеологию, укрепила политический строй и обеспечила возможность его мирного реформирования.

– Но в нашей стране частная собственность была запрещена!

– Компартия СССР, воспользовавшись результатами нэпа, развернула индустриализацию страны. Но затем отказалась от этой политики и избрала доктрину запрета частного предпринимательства. Создала экономику, основанную на государственной собственности и управляемую чиновниками.

Бюрократический аппарат союзных министерств определял не только объемы и направления поставок продукции, но и распоряжался основными и оборотными средствами, прибылью предприятий. На протяжении десятилетий они были лишены собственных средств, стимулов и инициативы в технологическом развитии производства.

Венчала эти реформы Конституция СССР 1936 г. Ею закрепили мобилизационную модель управления с концентрацией всех властных полномочий, финансовых средств и материальных ресурсов в распоряжении Союзного центра и ограничили полномочия субъектов Союза.

На предвоенном и военном этапе, а также в послевоенный период достижения паритета в ядерном вооружении это имело объективные основания. Но избранная в одних исторических условиях форма правления затормозила реформы будущего. К началу 80-х годов в прямом управлении центра находилось более 80% промышленного потенциала страны. Но они находились в собственности государства, а не олигархического капитала, как в нацистской Германии или нынешней Украине. И в этом — также принципиальное отличие советского и фашистского политических режимов.

— В послевоенной Германии, Италии и других европейских государствах власти учли ошибки прошлого?

— Да, они пошли по пути децентрализации и создания социальных государств, в которых сбалансированы интересы бизнеса, общества и граждан. То есть, не только государство, но и бизнес решали социальные задачи. Это умножило усилия и ускорило развитие. Думаю, что изначально в предвоенной ситуации выбор мобилизационной модели управления для СССР имел объективные причины. Это решило задачу концентрации сил и ресурсов для индустриализации страны, чтобы выжить во враждебном окружении. Но на следующем этапе нужны были реформы.

– У нас системный кризис парализовал страну…

– К сожалению. Страна пожинала плоды монополии одной партии на власть, упорно следовавшей доктринальной идеологии. В итоге партийно-политическая верхушка оказалась неспособной предложить обществу пути выхода из кризиса и дальнейшего развития.

Приведу цитату из книги А. Лукьянова, председателя Верховного Совета СССР 1989-91 гг. «Август 91-го. Был ли заговор»:

«…Ясного плана реформ тогда, конечно, не было. Было очевидно, что надо покончить с авторитарными методами управления, внедрять гласность, быть ближе к людям, развивать их общественную активность. Этими идеями был проникнут Политический доклад ЦК 27 съезду партии».

Без комментариев…

Под руководством Лукьянова Верховный Совет СССР в те годы принял ряд законов, по которым часто возникал вопрос: какие вообще цели преследовали реформаторы? И соответствуют ли предложенные ими средства заявленным целям?

Законом СССР «О разграничении полномочий между СССР и субъектами федерации» от 26 апреля 1990 г. автономные республики были признаны субъектами Союза, что каждым субъектом понималось по-своему. Одни предполагали политическое равенство субъектов Союза, другие — воспринимали как угрозу выхода автономных республик из состава союзных и нарушения их территориальной целостности.

Вынужден повторить, что статьей 4 закона утверждалось, что «в области экономического и социально-культурного строительства на своей территории автономная республика имеет те же права, что и союзная». Но автономии входят в территорию союзной республики. Кем и на основании каких законов устанавливаются налоги, собираемые в автономии, распределяются между бюджетами этих республик и местного уровня? На основании каких законов принимаются решения по использованию земель и недр в автономии? Никаких принципов и критериев разграничения вопросов ведения и полномочий при этом не закреплено.

Это стало конфликтогенным фактором.

— То есть, в тот период перед страной стояла задача проведения комплексных реформ. А перед Крымом — ещё и восстановление автономной республики. Как эти задачи решались?

— До назначения референдума вопрос о восстановлении автономной республики в Крыму обсуждался на Президиуме ВС УССР. Тогда национал-радикалы ещё не были в нём представлены. Говорил Николай Багров, и в поддержку этой идеи выступили его заместитель Георгий Капшук и ваш покорный слуга.

Наша позиция основывалась на том, что Крым исторически являлся многонациональным и многоконфессиональным регионом. На его территории всегда существовали те или иные формы государственности. Депортация ряда этносов в 1941 – 1944 годах официально признана незаконной. Большая заслуга Багрова в том, что он от имени руководства Крыма заявил официальную позицию о восстановлении многонациональной, то есть территориальной, а не национально-территориальной автономии одного этноса.

Это вытекало из исторических особенностей полуострова и было принципиально важно.

Мною дополнено, что акт Госкомитета обороны 1944 г. о депортации и решение о ликвидации автономной республики в 1945 г. содержали обвинения не только депортированных этносов в коллаборационизме, но и остальное население обвинено в неоказании противодействия коллаборационистам, что не допустимо в принципе. При таком подходе все жители оккупированных во время войны территорий нужно было привлекать к ответственности! Поэтому восстановление автономии становилось актом реабилитации населения полуострова и восстановления его прав.

 Как восстанавливали статус республики

– Были ли в то время политики, поддерживающие идею восстановления автономии в Крыму?

– Идею восстановления автономной республики в Крыму поддерживали специальные комиссии союзных органов под руководством А. Громыко и Г. Янаева. И с позицией Союзного центра украинские власти ещё вынуждены были соглашаться.

– В общекрымском референдуме вы принимали участие не только как гражданин, но и как наблюдатель от Верховного Совета УССР. Как развивались события?

– Идею о референдуме, озвученную Сергеем Ефимовым, поддержал и депутатский корпус, и общественность Крыма. Решение о восстановлении автономной республики на полуострове имеет огромное значение. И не только потому, что это был первый референдум в СССР, но и потому, что такое решение можно отменить только референдумом. Поэтому оно остается действующим, несмотря на все попытки власти Украины игнорировать его и выхолащивать статус автономии Крыма.

После оглашения результатов референдума 1991 г. Крымский областной совет обратился к Верховному Совету Украинской ССР с ходатайством закрепить в Конституции Украины статус Крымской АССР в составе Украины. Николай Багров сообщил о результатах референдума лично Леониду Кравчуку, и он поручил курировать этот вопрос своему помощнику И. Тимченко – в дальнейшем председателю Конституционного Суда Украины.

Вернувшись в Киев, я рассказал о проведении референдума на комиссии по законодательству и законности Верховного Совета УССР. Вместе с Тимченко и Багровым мы обсудили текущие вопросы, и он вернулся в Крым. Поскольку Верховный Совет УССР являлся однопалатным и в нём отсутствовала палата, представляющая интересы регионов, проявились организационные проблемы. Крымский областной совет не обладал правом законодательной инициативы. Законопроект от Крыма, даже рабочий вариант, представлен не был, лишь обращение. В виду значимости вопроса законопроект мог быть внесен на рассмотрение Президиумом Верховного Совета УССР.

В депутатской группе Крыма я оказался единственным юристом. Мне и пришлось готовить варианты проекта, обсуждать его с Тимченко, вместе с ним согласовывать с Кравчуком и докладывать в комиссиях. Рабочая группа от Крыма для подготовки и обсуждения законопроекта, к сожалению, так и не была создана.

– Насколько тяжело было продавливать необходимые для республики полномочия? Ведь не все сразу удавалось?

– В условиях неприятия самой темы восстановления автономной республики даже согласованные в рабочих группах и комиссиях формулировки законопроекта, могли кем-то изменяться. Поэтому мне приходилось не только готовить проекты, участвовать в их обсуждении, но и взять на себя техническую работу по ведению контрольного текста документа. А затем сопровождать проект до его распечатки к следующим заседаниям и вплоть до публикации уже принятого и подписанного акта. То есть, выполнять не только депутатскую, но и организационно-техническую работу.

Даже в окончательно проголосованном на пленарном заседании проекте при подготовке его к подписанию и публикации в тексте могли появиться неизвестно кем сделанные существенные правки. Как ни удивительно, но с такой практикой пришлось столкнуться в дальнейшем и в Верховном Совете Крыма.

Весь комплекс проблемных вопросов проявился при подготовке и обсуждении законопроектов о восстановлении Крымской АССР. При этом многое, начиная со статуса государства, федеративных отношений, государственных языков и разграничения вопросов ведения и полномочий, воспринималось критично и фактически блокировалось. Процесс оказался конфликтным и изматывающим…

Продолжение следует

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.5 / 5. Людей оценило: 12

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Дата — символ, дата начала начал

Зазвездило

Над пропастью: выдержит ли Белоруссия испытание цветной революцией?