Крымское Эхо
Поле дискуссии

Два приговора в один день

Два приговора в один день

ПРОСТЫХ СЛУЧАЙНОСТЕЙ НЕ БЫВАЕТ

Минувшие сутки не самым замысловатым образом соединили в общественном сознании двух абсолютно противоположных людей – Игоря Стрелкова и Дарью Трепову (внесена в список экстремистов). В один день суды в Москве и Санкт-Петербурге вынесли им приговоры. И оба этих события народ всколыхнули, вызвав массу обсуждений и размышлений о судьбе Отечества.

Стрелкова обвиняли и признали виновным в призывах к экстремистской деятельности за посты в его телеграм-канале. За какой конкретно пост его привлекли к ответственности, точно неясно, да и в любом случае цитировать его едва ли представляется возможным. Это, в общем-то, и неважно, поскольку всё, что публиковал Стрелков в последние месяцы до его задержания в июле прошлого года, было зрелищем довольно печальным в своей часто выходящей за рамки адекватности провокационности.

Не ставим себе целью давать характеристику Стрелкову, равно как и его заслугам и поступкам в прошлом, но нельзя не заметить дурно пахнущий медийный след, который он оставлял за собой с самого своего возвращения c Донбасса в 2014 году. «Послужной список» его выступлений включает и дебаты с экстремистом Навальным, и выражение недовольства почти по любому поводу, и вылилось все это уже в откровенно трудно перевариваемый набор сообщений.

Что характерно, по поводу приговора Стрелкову – а это четыре года колонии общего режима – мнения в обществе заметно разделились. Если посмотреть на реакции подписчиков крупных политических и военных телеграм-каналов, то выстраивается такая пропорция: около 60% возмущены решением суда, остальные его приветствовали. В комментариях же люди в принципе достаточно часто отмечают, что Стрелков «сам напросился», с чем, откровенно говоря, трудно спорить.

В случае же с Треповой, судимой за теракт в петербуржском кафе, куда она по заказу украинских спецслужб пронесла взрывное устройство, взрыв которого убил военкора Владлена Татарского и ранил полсотни человек, реакция общества была фактически однозначной – решение суда приветствовали. Прокурор запросил для Треповой 28 лет колонии, суд назначил 27, что для 26-летней террористки означает, что за решеткой она проведет больше времени, чем пребывала на свободе.

Всколыхнувшаяся дискуссия вокруг этих двух приговоров проявила некоторые схожести в судьбах Стрелкова и Треповой. Подчеркнем: ни в коем случае не утверждаем, что оба осужденных похожи – это просто невозможно. Стрелкова со всеми его недостатками все равно запомнят как решительного человека, который в своей прошлой жизни многое сделал для людей и для страны, в то время как Трепову если и будут вспоминать, то только как убийцу и террористку.

Речь лишь о паре деталей, совпадений, которые можно увидеть в их судьбах и которые очень важно проанализировать и извлечь из этого выводы в масштабах страны, чтобы сделать Россию сильнее.

Во-первых, конечно, идеологический стержень – и у Стрелкова, и у Треповой он очевидно есть.

Их идеологии естественно лежат на разных полюсах и никак не пересекаются: Стрелков все-таки государственник, а Трепова – космополитка, вскормленная деструктивной глобалистской чушью, которую щедро завозили в нашу страну после развала СССР.

В конечном итоге вышло так, что представления их обоих под тем или иным воздействием были извращены и радикализированы, то есть доведены до предела. В случае со Стрелковым, человеком умным и опытным, вылилось все это в поток слов и мыслей, которые правоохранительные органы и классифицировали как преступление.

В случае с Треповой ее идеологические измышления трансформировались в допустимость пойти на убийство. В ее картине мира Отечество и борьба Отечества за выживание – совершенно бессмысленное действие, особенно, если эта борьба ведется с главными представителями глобализации, то есть с США и другими странами Запада.

В то, что она не знала, что помогает иностранным спецслужбам совершить убийство на территории России, участники судебного процесса верят с трудом, указывая на ее бесконечную улыбку и наигранное раскаяние в своих показаниях. Впрочем, даже диалог с иностранными спецслужбами уже является чем-то немыслимым и недопустимым, что вредит стране, а значит, и ее жителям.

Из этого следует «во-вторых»: недостаточная работа государства с гражданами, отсутствие четко сформулированной и понятной идеологии.

В случае со Стрелковым ситуация достаточно сложная: судя по его выступлениям и публикациям, прийти к выводу о том, что государство с ним не вступало в контакт или он отказывался от такого взаимодействия, вообще не представляется возможным.

Очень может быть, что Стрелков сам отвергал любые предложения после 2014 года участвовать в конкретных вещах, которые помогли бы России, вместо этого предпочитая дальше выстраивать собственную картину мира, упражняться в обидных и едких высказываниях, основанных на собственной же обиде. Так или иначе, стране он явно бы пригодился.

Процитируем замначальника управления Росгвардии по ДНР, командира прославленного батальона «Восток», который тоже стоял у истоков сопротивления Донбасса Александра Ходаковского:

«Прокомментирую свои ощущения по этому поводу (приговору Стрелкову – прим. «КЭ»): — внутренне не готов это принять. Вы прекрасно знаете его отношение ко мне (Стрелков часто «прыгал» на Ходаковского в своих выступлениях – прим. «КЭ»), и поводов для большой любви у меня к нему нет, — но… Пока сам не разобрался в своих мотивах, но чувствую, что предпочёл бы видеть его на свободе. Единственное, чего хотел бы от него — пусть бы он концентрировал своё внимание на таких, как я, выплескивая свой негатив, но поменьше подрывал бы доверие к системе управления страной в свойственной ему в последнее время манере. Никогда не отрицал его значения для событий на Донбассе — жаль, что победу ему придётся встречать не вместе со всеми».

Касательно Треповой ситуация с одной стороны проще, с другой — намного-намного глубже. Исследователям еще предстоит разобраться с процессами воспитания и формирования личности поколения, родившегося в девяностые и начале нулевых, которое росло в условиях полураспада и выживания государства, когда общественная жизнь была пущена на самотек, а от слова «идеология» морщились, будто сказано было что-то вульгарное.

Все это безусловно сказалось на том, что поселилось в головах людей, и спектр этого достаточно широк – от упомянутого космополитизма и леволиберальной белиберды, до антинаучных сказок по типу эзотерики, астрологии и всего остального.

Должны быть у человека ответы на базовые вопросы о своей роли в обществе и о задачах общества в целом, иначе он начинает формулировать их сам. Трепова доформулировалась до акта террора, который явно в ее голове имел железное оправдание.

Это, естественно, ее никак не оправдывает. Да и все, что она представляла о мире, так и существует только в ее голове, слабо соприкасаясь с реальностью. Первыми от нее отреклись те, кто сподвиг ее на это преступление – в украинских чатах так буквально и писали: «один русский убит, второй – в тюрьме, двойная победа». В общем-то, подтверждение старой, как мир, аксиомы о незавидной судьбе предателя – туда ей и дорога, все заслужено.

Но для России это важный повод сделать правильные выводы: нужна четко сформулированная идеология и нужен грамотно выстроенный диалог государства и общества.

Очевидно, что и нынешний период глобальных потрясений закончится, и к этому времени должен быть готов ответ для каждого нашего человека на вопрос «куда мы идем?»

Иллюстрация сгенерирована ботом Kandinsky 2.1

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 3 / 5. Людей оценило: 11

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Раз – «Политэкс», два – «Политэкс»

А можно получить гражданство?

Мир раскалился — повод заняться внутренними делами

Оставить комментарий