Крымское Эхо
Архив

Да! Царство ваше — труд

Да! Царство ваше — труд

Окраинное положение Керчи по незнанию и непонятно откуда взявшемуся чувству собственного превосходства многие принимают за характеристику города. И очень ошибаются: Керчь наравне с Одессой признана классическим примером южнорусской провинциальной архитектуры. Между прочим, этим своим почетным званием город во многом обязан царствовавшим Романовым. В отличие от современных нуворишей, безграмотно и без сожаления о прошлом изничтоживших ее неповторимое очарование, они слыли людьми просвещенными, знавшими толк в ее культурных и природно-экономических богатствах.

<a href="uploads/10/mit20130202b1.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Новый музей в Керчи "><img src="uploads/10/mit20130202m1.jpg"align="right"></a>

(кликните на картинку — и она станет больше)

»
Представители царствовавшего семейства не раз и не два бывали в Керчи, которую до последнего времени первые лица государства обходили стороной. В Керчи бывали, Калинин и Петровский, возглавлявшие ЦИК, соответственно, Российской Федерации и Украины, пребывание которых «задокументировано» в памятном знаке на набережной города, глава ВСНХ Куйбышев… Нельзя сказать, что город был обойден вниманием правительства, особенно в период, когда Керчь считалась одним из центров крымской индустрии.

— Но первые лица, как правило, за исключением однажды побывавшего здесь проездом Хрущева, город обходили. Мы не можем сказать, что в Керчи побывали Ленин, Сталин или ежегодно отдыхавший в Крыму Брежнев, — начинает исторический экскурс старший научный сотрудник Керченского историко-культурного заповедника, заслуженный работник культуры Крыма Владимир Санжаровец (на фото вверху). — Однако о каждом из них сохранились легенды. Одного человека по фамилии Ленин приняли за настоящего и пошел слух, что Владимир Ильич едет в Керчь. Местные руководители, а в 1917 году у власти в городе находились меньшевики и эсеры, очень встревожились и стояли перед дилеммой – не пустить нельзя, но нужно оградить его от народа, не дать выступить. Действительно, человек по фамилии Ленин в Крым приезжал, доехал до Феодосии, побывал там, но теперь это уже стало историческим анекдотом.

Существовала и живуча поныне легенда относительно Сталина. Якобы после Ялтинской конференции он отправился на Кавказ, и правительственный поезд проехал по новому мосту на кубанскую сторону. В действительности это оказалось легендой, не более того, потому что Сталин сразу же по завершении конференции в Ливадии отправился в Москву через Чонгар, не заезжая более никуда. Было бы невероятным, если бы он путешествовал по Крыму в условиях войны, когда до Победы оставалось еще несколько месяцев.

<a href="uploads/10/mit20130202b2.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Лестница на Митридатову гору, смотря на восток "><img src="uploads/10/mit20130202m2.jpg"align="left"></a>

На самом деле правительственный поезд прошел через Керчь, но в нем находились иностранные делегации – представители дипломатических миссий, журналисты, которым после пребывания в Ливадии устроили поездку через Керченский пролив. Детали так и остались для историков невыясненными, но сам факт проезда правительственного поезда по мосту через пролив зафиксирован: старожилы рассказывали, что вдоль железнодорожного полотна через каждые несколько метров стояли солдаты НКВД во избежание каких-либо провокаций. Этот факт запомнился, и люди решили, что приезжал Сталин.

Легенды бытуют, а действительность такова, что первые лица государства посещали Керчь в дореволюционное время. Причем можно даже назвать конкретные даты, когда это происходило: исключительно в XIX веке. В качестве первых лиц государства здесь побывали Александр I и Николай I и трижды после Крымской войны – Александр II.

Керчь посещалась не только императорами российскими, но и неоднократно членами царствующей семьи в течение более длительного времени, практически на протяжении всего XIX века. За исключением визита Петра I, который будучи царем Московским посещал Керчь в августе 1699 года, XIX был для Керчи веком визитов царской семьи.

<a href="uploads/10/mit20130202b3.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Закладной камень в честь пребывания в Керчи Петра I "><img src="uploads/10/mit20130202m3.jpg"align="right"></a>

Причем, как мы все знаем, Керчь город отдаленный, находящийся на окраине Российской империи, на ее морской границе, тем не менее, не был обделен визитами царствующих особ. Если сравнивать с другими городами, то только Севастополь будет с Керчью в одном ряду и не уступит ей по числу визитов. По тем сведениям, что я располагаю, Керчь стоит в ряду наиболее часто посещаемых городов Крыма.

— Какая труба призывала Романовых в Керчь?

— Притягательность Керчи объясняется, на мой взгляд, двумя обстоятельствами. Первое – наличие археологических памятников, что, может быть, странно звучит с точки зрения современного человека, необычайно привлекало представителей дома Романовых, бывшими, как бы это для современных политиков не звучало обидным, людьми очень образованными, воспитанными и просвещенными, людьми, которые шли в ногу со временем. Мне как-то попались в руки исторические источники, рассказывающие о том, как воспитывали царских детей, каких людей им подбирали в воспитатели. Это были люди высокообразованные, высококультурные, способные дать будущим правителям России не только образование, но способные именно воспитывать их.

— Классический пример такого рода поэт Василий Жуковский.

— К примеру, у одного из великих князей, Константина Николаевича, воспитателем был Федор Литке, именитейший мореплаватель, исследовавший северный Ледовитый океан, совершивший несколько кругосветных путешествий – он учил великого князя морскому делу, воспитывал его как будущего мореплавателя и флотоводца, поскольку Константину Николаевичу с младенчества было предначертано стать руководителем императорского флота. Таких примеров можно приводить множество.

Того же, как вы вспомнили, поэта Василия Жуковского, занимавшегося воспитанием Александра II. Этот российский император знал четыре иностранных языка и многие науки, был человеком образованным, которого целенаправленно готовили быть лидером во всех отношениях. Он обязан был знать и военное дело – как правило, государи все имели военное образование, основы общеевропейской культуры – для этого, к слову сказать, устраивались специальные путешествия по империи, так и называвшиеся, образовательные путешествия. И с этой целью наследники трона, будучи еще юношами, обязаны были познакомиться со страной.

<a href="uploads/10/mit20130202b4.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Вид Керчи "><img src="uploads/10/mit20130202m4.jpg"align="left"></a>

Будущий Александр II совершил поездку вглубь Сибири, побывал за Уралом, вернулся в европейскую часть России, побывал в Нижнем Новгороде, Рязани, Туле, Курске, Харькове, Полтаве. Он ехал вместе со своими воспитателями, Жуковским и генералом Кавелиным. Было задумано, что во время путешествия он встретится с отцом, вместе с ним побывает в Воскресенске (нынешней Николаевской области) на военных маневрах, потом поедет в Крым. Так случилось, что они оба оказались в сентябре 1837 года в Керчи, наследник престола и царствующий император.

Это была знаменательная поездка, очень запомнившаяся людям наблюдавшим визит, а среди них были тогдашний директор Керченского музея Антон Бальтазарович Ашик и знаменитый путешественник А. Демидов. Он-то и описал этот факт в своих записках, и мы теперь имеем достаточно яркую, образную и живую картину происходившего: какие фейерверки устраивались, как вела себя публика, в каких костюмах было местное многонациональное население.

Дамы, как заметил очень любопытную вещь Демидов, благодаря своим одеждам превратились в единую нацию: если бы они еще по-французски говорили, то точно можно было принять их за француженок. То есть местные дамы были большими модницами и, наверняка, многие платья были выписаны из Парижа. Это говорит о том, что Керчь отнюдь не была глухой провинцией.

Да, она была окраинным краем империи, но не провинцией, поскольку Керчь развивалась по воле того же Николая I как город культурный, являвшийся форпостом империи. И в этом смысле ему уделялось внимание не только в период царствования Николая I, но особенно — при Александре II, о котором стоит сказать особо еще несколько слов.

В сентябре 1837 года Керчь-Еникальский градоначальник князь Херхеулидзе продемонстрировал императору и наследнику первый построенный русский храм, девичий институт, являвшийся гордостью Захара Семеновича, — очень редкое для тогдашней России учебное заведение. Показал музей, тоже бывший гордостью градоначальника: их просто не было в городах тогдашней России, они слыли исключительной редкостью. В городах, что известны ныне как крупные областные центры, включая и Симферополь, их не существовало. Императору и наследнику показали музей, а цесаревичу и раскопки, возили на Мирмекий, демонстрировали достижения археологов.

— Тот царский визит был познанием российской географии или, как нынче принято говорить, город что-то «поимел с этого»?

— Никаких целей царскими визитами принимающей стороной не преследовалось. То, чего добивались, достигали не визитами, а иными способами. Например, градоначальник Керчи Иван Алексеевич Стемпковский сумел добиться пятидесяти тысяч для строительства Керчи, а Херхеулидзе предпринимал попытки сумму эту увеличить вдвое.

И хотя добиться желаемого ему не удалось, тем не менее, и на эти пятьдесят тысяч князь Херхеулидзе построил те самые городские кварталы, что сохранились до нашего времени, Митридатскую лестницу, колокольню церкви Иоанна Предтечи, татарскую мечеть, не сохранившийся доныне музей на горе Митридат, не воруя ни копейки.

Причем император знал, кто ворует, а кто нет. Во время Крымской войны надо было создать комиссию и разобраться, что произошло в Керчи, почему город сдали без боя, что привело к гибели людей, огромных ценностей и крупных денежных сумм, поручили это Херхеулидзе, зная его честность и порядочность.

— Вы говорили, что известный путешественник Демидов оставил записки о посещении императора и цесаревича Керчи. А сами царствующие особы баловались личными записками?

— О собственноручных записках ничего неизвестно, хотя дневники Николая I существуют. Мне удалось познакомиться только с записями личного секретаря будущего императора Александра II С.Юргевича. В этих записках, писанных ради самого будущего императора Александра II, отражен их совместный взгляд на происходившее. В них как раз и содержится рассказ о посещении Мирмекия и устроенном, очевидно, в доме Херхеулидзе обеде на пять человек.

— Как добирались в Керчь царствующие особы?

— Традиционно — по суше до Одессы, там пересаживались на морской транспорт и плыли в Крым, как правило, в Севастополь или на Южный берег, где появилась царская резиденция в Ливадии. В Керчь добирались также морем. Но был момент в мае 1818 года, когда Александр I приезжал в Керчь по почтовому тракту в специальной повозке, очевидно, в легкой карете. За день добрались из Симферополя с остановкой в Карасубазаре. В семь утра выехали, а в десять вечера прибыли в Керчь – достаточно быстро. Им на каждой почтовой станции меняли сразу же лошадей, а экипаж оставался один и тот же.

<a href="uploads/10/mit20130202b5.jpg" rel="lightbox[1]" title=" Керчь, набережная "><img src="uploads/10/mit20130202m5.jpg"align="right"></a>

Визиты Александра II заслуживают особого внимания. Поводом для первого посещения стало особое место Керчи как центра археологических исследований, ее многочисленные древние памятники, привлекавшие сюда многих членов семейства Романовых. В частности не ставшего еще императором Великого князя Николая, впервые побывавшего здесь в 1816 году, его брата Михаила, посетившего Керчь в 1817-м и лично наблюдавшего за ведущимися родоначальником отечественной археологии Павлом Дебрюксом раскопками.

Другим основанием посетить Керчь для Александра II стала крепость, в основном сохранившаяся до настоящего времени и которую, не побоюсь этого слова, он строил. Не в буквальном смысле, с топором, как собственноручно строивший корабли Петр I, но образно говоря, это можно утверждать, потому что строилась и вооружалась она по воле царя-освободителя, стремившегося сделать ее мощным и надежным южным форпостом России.

Это удалось сделать именно в годы царствования Александра II. Крепость строили двадцать лет, ход работ он лично инспектировал трижды – в 1861-м, 1863-м и 1872 году, отслеживал темпы строительства и, что называется, лелеял свое дитя, бывшее наследием Крымской войны. Не будь ее и позорного поражения России в ней, не возникло бы намерение строительства крепости, закрывающей в самом узком месте Керченского пролива вход в Азовское море, предотвращающей возможные агрессии.

Поставленная задача была выполнена: никто не посмел сюда сунуться и посягнуть на эти рубежи. И в этом смысле крепость, не сделав фактически ни одного выстрела по врагу, блестяще выполнила свою историческую и военную миссию. Потому что иной раз бывает важно не только отбить врага, но и поставить отпугивающий врага заслон.

— У Александра II были благие цели посещения Керчи – образовательная, познавательная и государственная миссия, а Александр I по какому поводу здесь бывал?

— Несмотря на то, что его считали косвенным виновником гибели отца, он был интереснейшей личностью. Он помнил по именам-отчествам всех людей, с которыми встречался – у него была изумительная память. Известно об этом факте благодаря его адъютанту генералу Михайловскому-Данилевскому, чьи записки позволяют нам рассказать, что здесь происходило в мае 1818 года, когда в Керчь прибыл Александр I.

Привело его сюда искреннее стремление знать, что и где в его доме находится. В Крыму он побывает не однажды, посещал Севастополь, Симферополь, но и посчитал для себя необходимым добраться до окраины, посмотреть, что собой представляет Керчь. Нет конкретных фактов для утверждения, но не исключено, что он посещал город, чтобы иметь здесь военный форпост или торговую точку, потому что спустя некоторое время Александр I пришел к мнению, что в Керчи необходимо иметь порт – был октябрь1821 года, когда он принял такое решение. Возможно, главную роль сыграл здесь генуэзец Рафаил Августинович Скасси, добивавшийся, чтобы Керчь стала портовым городом и сделалась градоначальством.

Александр I руководствовался не чисто культурным интересом, хотя он тоже присутствовал – царствующее семейство Романовых слыло образованнейшим в Европе, понимавшим историческую ценность культуры. Он тоже интересовался археологическими находками, Павел Дебрюкс демонстрировал ему находки и был даже награжден императором перстнем.

— Следует ли из сказанного, что своими экономическим и военным значением Керчь обязана личными знакомствами с городом царствовавших особ?

— Наверняка. Не будь визита Александра I в Керчь, ему было бы сложнее принять решение о строительства того же порта. Он видел город, его состояние и возможности для его развития. Император был очень опечален видом пустого морского пространства без единого суденышка. И в очень скором времени эти просторы запестрели парусами, сюда потянулись суда со всей Европы.

В середине позапрошлого века здесь швартовались суда из Англии, Голландии, удаленных от Керченского пролива стран, что свидетельствует об оживленной торговле. И эти императорские задумки и мечты осуществились. По их указанию использовали потенциал Керчи, поскольку ни одно решение в государстве не принималось без непосредственного участия императора: царские подписи стоят даже под архитектурными проектами. План Керчи, например, утверждался лично Николаем I. Государи вникали в каждую мелочь, поэтому Керчь строилась по самым высоким образцам и потому так восхищала людей и служила образцом для архитектуры Крыма. Ее называли одним из красивейших городов южной России.

 

Фото — репродукции из музея

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 13 декабря

Борис ВАСИЛЬЕВ

Находчивого второклассника нашли быстро

.

А у власти иной формат

Борис ВАСИЛЬЕВ