Крымское Эхо
Архив

Благотворительность

Но на этот раз сомнение вызывают все показатели, на которых базируется главный финансовый документ страны. Специалисты говорят, что его основные параметры устарели еще в начале октября. В первую очередь называют падающие цены на нефть. Курс рубля, побивший (в худшем смысле) абсолютный рекорд, весьма ощутимая инфляция, бегство капитала из страны — все прогнозы бюджета уже не соответствуют реалиям. Исполнение нового бюджета, опасаются аналитики, будет либо очень затруднительно, либо весьма слабо связано с тем, что сейчас написано на бумаге.

Скорее всего, правительство пойдет на мягкий секвестр бюджета: сократят в равной степени все государственные программы, кроме социальных выплат. Это не обойдет Крым, которому на разные целевые программы обещаны колоссальные по нашим меркам средства. Строительство моста, конечно, начнется, но денег на модернизацию всех портов Крыма, как было обещано, скорее всего не найдется. Зачем полуострову в условиях санкций и фактической блокады пять портов? Деньги (а по этой программе портовикам было обещано более 6 млрд рублей) достанутся Керчи и Севастополю.

Если не найдется частный инвестор для строительства новых электростанций, то их и не будет, бюджетные деньги направят на прокладку кабеля по мосту.

Кроме того, при секвестировании не станут особенно задумываться о том, что важно для последующих поколений — будет принято максимально простое для нынешнего момента и административно удобное решение.

Понятно, что в условиях затягивания поясов будут расти тарифы, еще более подгоняя инфляцию. Реальные доходы населения начинают падать, суммы на банковских депозитах перестают расти, как раньше. Экономике, отрезанной от иностранных кредитов, заимствовать средства — а значит, и выполнять бюджетные задания — все сложнее. К сегодняшнему дню планируемые расходы на федеральные целевые программы (ФЦП) до 2020 года по Крыму из-за позиции Минфина уже сокращены с 1,1 трлн до 674 млрд руб. Благотворительность федерального бюджета не безгранична.

Крупный бизнес не спешит инвестировать в новый российский регион из-за угрозы санкций и показательной национализации — кроме судостроительного завода «Залив», правительством Сергея Аксенова уже национализировано АО «Крымхлеб». Эти предприятия, проданные в свое время украинским компаниям, не имели никакого отношения ни к группе «Приват», ни к Коломойскому. Более того, акции «Крымхлеба» имели свободное хождение на фондовом рынке.

Из банков первой российской сотни сюда зашел, да и то не очень активно, только банк «Россия», попавший под санкции еще до Крымской весны.

Но все это, в конечном счете, головная боль федеральной власти, а не крымского правительства. На него будет возложено выполнение другой задачи. На прошедшей неделе министр по делам Крыма Олег Савельев дал развернутое интервью газете «Ведомости», в котором сообщил: правительство готовит меры развития Крыма: до конца года будет утверждена специальная ФЦП до 2020 г. и внесен в Госдуму законопроект о свободной экономической зоне (СЭЗ) на территории полуострова.

Говоря о стимулах, которые должны привлечь бизнес в Крым, Савельев пообещал: «Мы предлагаем прописать в законопроекте дополнительные налоговые льготы и режим свободной таможенной зоны для крупных инвестиционных проектов по аналогии с тем, что сейчас есть в законодательстве об ОЭЗ. Для экспортно-ориентированного бизнеса будут одни льготы, для тех, кто ориентирован на рынок Таможенного союза, — другие. При этом я убежден, что одним из основных источников инвестиций в Крым будет Украина. Украинский закон об особом статусе Крыма фактически легализует деятельность украинского бизнеса в Крыму».

По словам Савельева, сейчас правительство рассматривает несколько вариантов расположения игорной зоны в Крыму: «Мне больше нравится конструкция, при которой, для того чтобы открыть казино, нужно построить гостиничный комплекс. Такой подход может действовать и на ограниченной территории, и на территории всего региона. При этом, конечно, нужно соблюдать требования по удаленности от детских садов, школ, больниц и т. д.».

Савельев говорит, что лично не ведет переговоров с инвесторами, но «консультации идут со всеми крупнейшими мировыми компаниями на этом рынке — американцами, китайцами и другими».

Упомянем еще одну тему, которая понималась законодателями на минувшей неделе. Сразу в двух чтениях — втором и третьем — депутаты Государственной думы приняли базовый закон «О меценатской деятельности». До сих пор в существующем российском культурном законодательстве этого понятия просто не было.

Новый закон определяет правовой статус меценатов: таковыми будут считаться лица, которые направляют деньги или имущество на развитие культуры или на проведение, например, реставрационных работ. Пункты, касающиеся налоговых льгот для меценатов, были исключены из текста документа. Поэтому некоторые деятели культуры назвали документ «чисто декоративным». Впрочем, разрабатывается следующая его версия.

Объектом мецентства могут стать только «государственные, муниципальные и негосударственные некоммерческие организации культуры, а также образовательные учреждения, которые занимаются программами в сфере культуры и искусства», то есть музеи, библиотеки, театры и вузы. Бюджет обязуется финансировать объекты культуры в полном объеме, независимо от меценатских денег.

Мы упомянули этот закон потому, что именно на минувшей неделе к объектам культурного наследия обратился и крымский парламент. Сессия, прошедшая в среду, приняла поправки к закону РК «Об объектах культурного наследия Республики Крым». Теперь список разрешенных к выкупу объектов дополнен теми, что имеют особую социальную, культурную и историческую ценность. Реестр еще не составлен, но спикер Госсовета Владимир Константинов, объясняя суть поправок, заверил, что речь не идет о продаже дворцов, а выкуп социальных объектов и объектов культурного наследия не будет носить массового характера.

Первое, что приходит на ум в связи с принятыми поправками — это руины дома Арендта в Симферополе, которые (еще не будучи руинами) были куплены Фондом «Крым», теперь выселенным вместе с меджлисом по решению суда из помещений на улице Шмидта. Если за много лет у Фонда не нашлось средств на восстановление дома и организацию там музея крымскотатарского искусства, как было обещано, то вряд ли до него дойдут руки сейчас.

Но по новому закону РФ музей может стать объектом внимания потенциальных меценатов. А культура, искусство и благотворительность санкция не боятся.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

И вечный бой! Покой нам только снится

.

А до зимы рукой подать…

Борис ВАСИЛЬЕВ

ДА и НЕТ не говорите…

Ольга ФОМИНА