Крымское Эхо
Библиотека

Жизни по акции нет

Жизни по акции нет

ИРОНИЧНАЯ ИСТОРИЯ, ОСНОВАННАЯ НА РЕАЛЬНЫХ СОБЫТИЯХ

Есть люди, которые всю жизнь мечтают в один прекрасный момент стать известными и знаменитыми. Вы их не видите, но они рядом, и никогда не признаются в своих помыслах. Но если жизнь сложилась так, что не достигнуты высоты популярности как актеров, политиков и нет той внешней красоты, чтобы каждый день получать удовлетворение от жизни, когда вслед оглядываются красавицы? Что, так и доживать век, не испытав счастья популярности?

А если внутри горит все от того, что не замечают твоей особенности?

Так и живут дальше с этой неудовлетворенностью, мечтая о моменте признания, хотя дней этих впереди остается все меньше.

Все гениальное просто

— Это должно быть чем-то настолько интересным и полезным, чтобы сразу привлекло внимание миллионов, — Аркаша пытался как можно короче донести свою идею до понимания товарища.

Разговор происходил в гараже, который был одной из ячеек огромного кооператива.

Петрович, делая вид, что слушает, неторопливо раскачивался на ногах, дожидаясь конца монолога.

— Сейчас эпоха Интернета, миллионы людей в глобальной сети следят за новостями в мире. Вот ты сам говоришь: «политическую кухню» смотрю каждый день. Да? И другие смотрят, потому что интересно излагают. Этих людей теперь все знают, хотя идея проста, как все гениальное. Берешь популярную новость и начинаешь ее по полочкам раскладывать. Вот здесь так, а там нестыковка получается. Пардон, господа политики.… И все это в ютуб выкладывается. Зрители продолжения ждут, как в сериале.

Аркадий попытался закончить мысль жестами, которые были для собеседника более понятны слов.

— Давай выпьем, — дождавшись паузы, решительно произнес Петрович.

Когда закончилась водка, стала понятна гениальность и простота идеи друга – разоблачить производителей некачественного алкоголя и продуктов в прямом эфире.

— Довели страну мошенники до кризиса. Русского человека барыгам всяким травить безнаказанно можно. Кругом «боярышник», «паленка», всю просроченную гадость людям норовят.… По акции, твою…! — оценилглубину идеи Петрович. Давить таких надо!

Не щадя желудка своего

На следующий день собрались в студии – дома у Аркаши.

Сценарий был простым, как все гениальное, – показать, что происходит с человеком от употребления алкоголя и продуктов из магазинов по акции.

— Мы все равно пьем эту водку каждый день, а так наука и польза,— резюмировал Аркаша,устанавливая ноутбук, чтобы был виден стол и лица.

Дебют начали с ближайшего продмага, прозванного местными алкашами «у чебуратора». Здесь и без акции весь товар был просроченным, а водка «крученной». Нормальные люди туда не ходили, а другие от жадности покупали, а потом жалели. Но все равно приходили, потому что дешевле.

В студии разложили реквизит — водку и закуску от «чебуратора». Кассовый чек Рефатик и его жена не выдавали, так как аппарата у них никогда не было.

— Внимание, эфир! — торжественно произнес ведущий Аркаша.

 После вступительного слова борьбы с недобросовестными продавцами и пояснения цели эксперимента начинающий блогер измерил давление у Петровича.

Параметры организма и так были отклонены от нормы, но эксперимент шел в прямом эфире, и останавливаться было поздно.

Выпили по первой и закусили плавленым сырком «за родину».

— Дрянь-то какая! Невозможно пить, тьфу. И есть эту глину…! — неподдельно выругался Петрович.

— Смотрите! Вы наблюдаете сами, что все это естественная реакция организма среднестатистического человека на аукционные продукты, — заострил внимание зрителей ведущий.

Аркаше не очень хотелось паленую водку и «за родину», но отступать было поздно.

По проекту впереди их ждали слава и известность.

Спустя пятнадцать минут, когда арсенал был опорожнен, Аркаша снова измерил давление Петровича. В другом случае потребовалось бы немедленно вызвать «неотложку».

Но пациент показал большой палец вверх, мол, все нормально – продолжай и наливай!

— Обратите внимание, каким багровым стал цвет лица испытуемого, — приблизил изображение Аркадий. А если бы мы могли передать запах — фу-уй, то картина была полной.

Он и сам почувствовал первые позывы желудка и нарушение координации.

 Пустая бутылка глухо упала под стол от неловкого движения локтя Петровича, который закурил «Донской табак».

— А помимо общего расстройства здоровья, — Аркаша приблизил лицо к монитору и шепотом добавил — представляете, что ожидает этого господина, когда тот вернется домой к супруге. Хи-хи…

Он почувствовал, как заплетается язык, но с пафосом громко произнес:

— Нами науч-чно доказано, что «ч-чебуратор» — мудила и покупать у него опасно для жизни!

— Мудила, бла, — промычал эхом задремавший на диване Петрович.

Экскременты выходят наружу

Утром нестерпимо болела голова, и мучил сушняк. Три стакана холодной воды подряд немного помогли.

Аркадий просмотрел отснятый вчера материал и его опять чуть не стошнило.

Хорошо, что жена уехала к дочери нянчить внука.

Оставалась еще неделя отпуска – успеем раскрутить тему…

Он наспех смонтировал вчерашний сюжет и загрузил в ютуб.

Подождем результатов до вечера.

Прошло полчаса, и он, не выдержав, включил канал.

О, чудо! Пятьсот просмотров и десятки комментариев, поддерживающих протест.

Целый час Аркаша читал послания сторонников, убеждаясь, что они на верном пути.

Дождавшись Петровича, они пошли в супермаркет.

— Ну и дрянь мы вчера пили. Жена говорит, что такого пьяного меня еще не видела. А я ей говорю: ты меня по акции выбрала, так вот и получай! Гы-гы-хы-кхха…

— Держись Петрович, ты не просроченный. По акции таких крепышей не продают, старина.

Они вошли в супермаркет «Слоники», стараясь не привлекать охрану, у которых на спине красовался трафарет одноглазого мамонта.

Им повезло. В этот день было много товаров по акции.

Они долго бродили по рядам, выбирая покупки: сосиски, яйца, пиво, турецкие яблоки, майонез. Как ни старались, но привлекли внимание камуфлированных «мамонтят», которые втроем топтались за ними следом.

— Думают, что мы украдем помидор, — кивнул в их сторону Петрович. — Мы все дешевое выбираем. И так много по их акции купили. Нам еще денег не хватит. Пошли водку посмотрим — и домой.

Петрович настырно потянул друга за рукав. Непонятно, то ли он торопился снимать сюжет, то ли спешил выпить. Хотя второе не исключало первое.

Они пошли в водочный отдел. Здесь был богатый выбор бутылок с желтыми этикетками акции.

— Вот, берем «тетерева» за сто восемьдесят, — предложил Петрович, схватив в руки два по пол-литра.

— Тысяча сто тридцать восемь рублей, — резюмировали на кассе.

— Однако!

Петрович достал только триста, поэтому Аркаше пришлось взять основной финансовый удар на себя. А как иначе, если он главный в теме!

— Ладно, дома продукты пригодятся. Все равно холодильник пустой, — успокоил он себя, доставая из кармана мятую тыщу.

Петрович был еще прозаичней:

— Я сыр и яйца домой возьму. Мы столько под бутылку не съедим. А так жене объясню.

Еще немного — и эксперимент мог стать обычными экскрементами супруги Петровича.

Надо было немедленно пресечь мысли о мародерстве:

– Заберешь потом. Если останется.

— Понял, шеф!

Они разложили приобретенный в «Слонике» реквизит возле компьютера. Готовность номер один!

Петрович сразу залил ковер кислой пивной пеной, открыв бутылку зажигалкой.

Купленные по акции пиво, сыр и яйца оказались просроченными, колбаса — из фарша рогов и копыт, а водка…

Водка пошла хорошо, мягко. Аркаша даже забыл выключить запись, пока они ее пили и обсуждали продолжение программы.

Петрович говорил немного, но исключительно матом.

Прикончив «тетеревов», они загрузили лекцию в ютуб.

— Мне пора. Что-то живот прихватило от всего этого. Завтра расскажешь, что люди о нас думают, — коллега собрал оставшийся реквизит в пакет.

— Добытчик, мать твою! — Аркадию сейчас было не до этих мелочей.

Количество просмотров превысило все ожидания. В дискуссию включились известные блогеры и политиканствующие личности – «долой фальсификаторов и отравителей русского мира…»

— Завтра мы идем разоблачать Каравай» (известный сетевой российский супермаркет), — в экстазе пообещал своим поклонникам Аркаша.

— Давай, давай…. Мы с тобой….. смерть барыгам…

Их видео, как опасный вирус, разлетелось по Интернету, собирая в геометрической прогрессии сторонников и наблюдателей – давай-давай, разоблачай…

Популярность не бескорыстна

— У меня денег больше нет, — поздоровался на утро Петрович.

Аркадий от досады хлопнул себя по ноге:

— Ты что, из проекта выходишь? У меня тоже не густо в кармане.

— Не выхожу, но денег больше нет. Жена меня.… Да и не могу я каждый день «паленкой» травиться. Даже за науку. Ты меня с женой разведешь!

— Что ты несешь, профессор! Ты все равно эту бормотуху пьешь каждый день в гараже. А у нас сегодня настал момент истины. Мы идем в «Каравай». Нас зрители ждут, чтобы этого монстрачерной торговли обличить.

Аркадий достал из кармана пятисотку:

— Ты со мной?

Петрович долго не сопротивлялся:

— Друга не брошу. Ради русской науки и уважения к искусству.

Купили немного закуски в бакалеи. А водку взяли с простым названием — «Утро стрелецкой казни».

Пришли в студию — домой. Акционный ассортимент продуктов и чек из магазина лежали на столе как доказательства. Тишина – эфир!

Пили и закусывали молча. Глядя на Петровича, комментариев не требовалось. Он то краснел, то плевался, но водку пил исправно, иногда вставляя недоброе слово.

Подошло время подвести итоги качества.

Результат был виден на багровых лицах экспериментаторов.

— Возможно, наша следующая передача больше не состоится!

После этого трагического вступления Аркадий взял паузу.

— В связи с финансовыми затруднениями, мы, к сожалению, будем вынуждены прекратить наш эксперимент разоблачений.

— А я больше гадость эту, бла… ни пить, ни жрать…— Петрович, нагнувшись над компом, разговаривал со всем прогрессивным человечеством.

Утро было самым тяжелым за всю жизнь. Так плохо себя не чувствовали даже стрельцы на утро казни.

 Приняв контрастный душ, Аркаша автоматически включил компьютер.

Под их роликом были тысячи просмотров и сотни комментов.

Но главное то, что пользователи собрали деньги на продолжение шоу.

В яндекс-кошелекАркаши упало почти двадцать тысяч рублей!

— Петрович, шоу продолжается! Встречаемся на остановке. Идем клеймить «Машеньку».

Под маской псевдонима

Всего за пять дней «жизнь по акции» достигла необычайной популярности в Сети, превысив даже рейтинги президентов Восточной Европы.

Проснувшись с очередной головной болью, Аркаша прошел на кухню сварить «акционного» кофе.

По привычке распахнул дверцу холодильника и тут же захлопнул.

Чрево «атланта» было доверху забито уцененными продуктами из городских магазинов.

Все это «богатство» обдало хозяина неимоверным смрадом, который может изрыгать только ад.

Аркадий с ужасом вспомнил, что вчера во время передачи приходила жена Петровича. После громкого скандала она увела пьяного мужа домой, даже не дослушав про «жизнь после акции».

— Нет жизни ни до, ни после акции, — с горечью подытожил свой эксперимент «великий продюсер».

Он равнодушно смотрел на шипящий кофе, струйкой стекающий по плите.

Внезапно заиграла мелодия «самсунга».

— Это Аркадий Сидорян!? — утвердительно спросил жесткий мужской голос.

— Да, я. А кто это?

— Меня зовут Дмитрий. Я управляющий торговой сети «Леденец». Хотел бы с вами лично встретиться, чтобы обсудить один деликатный момент.

Аркаша вдруг вспомнил, что вчера обещал электорату пойти за покупками в «Леденец».

— Э-ээ…а когда? — Сердце предательски екнуло.

— Прямо сейчас. Машина ждет возле подъезда.

— А откуда вы…

— ..знаете. Мы все про вас знаем. Так что не задерживайтесь.

Он сел в большой черный джип, ожидавший у подъезда.

Коротко стриженый водитель в черном костюме всю дорогу недружелюбно молчал.

Предчувствуя приближающуюся беду, Аркаша обреченно побрел вслед за ним в дверь с надписью «служебный вход».

— Ведь убивать ведут. Может, убежать, — мелькнула шальная мысль, пока они молча поднимались по лестнице. Но уже поздно.

Секретарша в приемной даже не взглянула на них. Водитель открыл массивную дверь кабинета и подтолкнул Аркадия.

Навстречу ему, вытянув для пожатия руку, с улыбкой поднялся высокий мужчина.

 — Польщен. Польщен видеть такого знаменитого человека у себя в гостях.

Темные короткие волосы, военная выправка, открытое славянское лицо и взгляд такой добрый, что мурашки по спине бегут.

Аркаша пожал широкую ладонь своей взмокшей ручонкой.

— Как вы умело раскрутили тему с просроченными товарами! А эти турецкие кабачки под видом крымских.… Ха-ха… Вы теперь очень известный человек в торговых кругах. Вас уважают и с трепетом наблюдают, куда вы бросите свой карающий взгляд? Кто станет следующей жертвой? Ха-ха-ха… Молодцы! Вот так бы антимонопольный комитет работал! Да куда им до вас!

Дмитрий смеялся так, что Аркаша тоже улыбнулся.

— После вашего разоблачения у руководства «Машеньки» возникли проблемы с «Потребнадзором», а у «Слоников» — с прокуратурой. Ведь все Интернет смотрят, возможно, даже те, кому надо. А обманывать и травить гадостью россиян сейчас никто не позволит. Не те времена. Так вот, мой друг!

— Спасибо. Я даже не ожидал, что все так…

Дмитрий доверительно положил руку на плечо посетителя:

 – У меня для вас небольшой сюрприз. Виктор, проводи нашего знаменитого гостя.

Вошел водитель, и они вместе спустились в торговый зал.

Виктор шел среди рядов с множеством дорогих продуктов, толкая перед собой огромную телегу. Он то и дело останавливался, чтобы положить десяток палок элитной немецкой колбасы, пару головок санкционного французского сыра, копченый окорок, фрукты, красную и черную икру…

А сверху всей этой горы дорогих деликатесов положил бутылки французского коньяка, вина и шампанского.

— Не меньше ста тысяч, — подсчитал в уме Аркаша.

Они вышли на улицу через служебный вход, где их ждал Дмитрий.

— Вы довольны? Это от нас компенсация за здоровье, которое подорвали на благое дело защиты потребителей.

— Спасибо, Дмитрий. Не стоит, конечно…

— Стоит. Надеюсь, у вас к нам нет претензий по качеству товара? — указал управляющий на гору продуктов в телеге.

— Я такого себе не могу позволить.

— Можете. Ведь мы теперь друзья.

Он крепко пожал руку.

— А вот в той империи еще остались недобросовестные люди, способные навредить здоровью россиян, — Дмитрий указал в сторону, где переливался огнями торгово-развлекательный центр «Кобра».

— Советую вам заглянуть туда на днях. Говорят, что там торгуют турецкими фруктами под видом краснодарских. Я лично это не употребляю. А вот пусть народ и «кто надо» узнают правду. Не беспокойтесь, вас водитель отвезет домой. Всего доброго!

Аркадий смотрел из окна автомобиля на торговый комплекс «Кобра», который светился иллюминацией, несмотря на указ главы республики об экономии энергии.

— Вот я и знаменит. А ничего особенного и не почувствовал, — вдруг подумал Аркадий.

Надо теперь взять псевдоним. Например, «мангуст». А что, звучит: «мангуст» атакует «кобру».

Когда пути расходятся

Человек становится специалистом, когда к его имени автоматически добавляют слово, определяющее профессию. И даже незнакомые люди знают Сергея-сантехника, Николая-адвоката, или Андрюшу-цветочка (занимается цветами). Так примерно и пишут в телефоне.

Аркадий размышлял над тем, что произошло за последнее время. Все складывалось очень удачно.

Ему за короткое времяудалось стать известным и даже заработать немного денег.

— А что дальше? Надолго ли хватит здоровья, чтобы проводить опасные пищевые эксперименты? Правда, люди все это едят и пьют, покупая за собственные деньги, даже не подозревая, что серьезной опасности подвергают организм. Нет, все-таки я делаю очень важное и полезное дело. Прочь сомнения! — размышлял Аркаша.

Недавно ему позвонили с федерального канала и предложили участие в телешоу «Еда убивает». Все расходы по поездке брали на себя организаторы и даже предложили небольшой гонорар. Про Петровича разговора не было, хотя все деньги проекта делились поровну, несмотря на то, что напарник все время злоупотреблял дружбой. Денег на мероприятия у него никогда не было.

— Жена все забрала.

— Так у тебя свои деньги есть, пенсия… — возмущался Аркадий.

— Нет ничего, все жена забрала.

Петрович исправно продолжал употреблять водку и продукты в эфире, хотя многие подписчики требовали убрать «этого алкаша» из проекта.

 Он очень обиделся, что его не заметили на телеканале и все лавры достанутся Аркаше. Состоялся очень тяжелый разговор. Он обвинил Аркашу в предательстве, невыполнении договоренности и пообещал написать заявление в следственный комитет за незаконное предпринимательство, одурачивание людей и клевету.

— Ты у меня баланду бесплатно будешь жрать, а не на телеканале красоваться, — пригрозил под конец разговора Петрович.

— Петрович, так ты ни одного дня трезвый не бываешь. Кто тебя на телевидении покажет, и что ты там наговоришь, — аргументировал Аркаша. Он знал, что все это пустые угрозы, но на душе стало тревожно.

Лететь в Москву надо было уже завтра утром. Вот там все и узнают, какой товар продают в магазинах нашего города. Надо отдохнуть перед дорогой.

Следующим вечером федеральный канал показал телешоу «Еда убивает», где Аркадий участвовал в дискуссии с представителями торговых сетей. В студии были горячие споры и дебаты. Несмотря на дебют, Аркаша выглядел вполне уверенно, и большинство зрителей были на его стороне. В итоге телепередачи бизнесмены пообещали более внимательно подходить к ассортименту товара, а Аркашу ведущий поблагодарили за активную гражданскую позицию.

Также была прямая связь с главой республики. Он пообещал, что рекомендует Аркадия для работы в соответствующих контролирующих органах.

«Нам очень нужны такие неравнодушные граждане, которые могут взять под контроль ситуацию на местах. Но большая просьба к Аркадию – проверять качество продукции исключительно лабораторным способом, а не на собственном желудке. Вы нам нужны живым и здоровым», — были его резюмирующие слова.

Петрович тоже смотрел телевизор, но в отличие от других зрителей имел свое мнение.

— Тоже мне, деятель говенный нашелся. «Не допустим в торговых сетях просроченный товар. Еда должна быть полезной», — кривя в негодовании рот, передразнивал он компаньона.

К финалу передачи у него вовсе было испорчено настроение.

Вошедшую в комнату жену Петрович послал куда подальше и вышел из дома.

У него были ключи от Аркашиного гаража, в который тот разрешил на время поставить «жигули». Но так как с тех пор прошло больше года, то Петрович законно считал его своим.

Всю дорогу он плевался и ругал компаньона за то, что все лавры достались не ему.

Он открыл навесной замок и распахнул ворота. Включив свет, прошел боком мимо «жигулей» к стеллажам, где стояли початые бутылки спиртного, оставшиеся от экспериментов в ютубе. Все остатки реквизита Петрович забрал себе. Утром требовалось опохмелиться.

Свет лампочки осветил ряды наполовину опорожненных бутылок водки, коньяка и вин, а также залежи позеленевших сыров и колбас. Он стал раздраженно шарить и искать что-то по стеллажам, скидывая на пол пакеты с просроченными продуктами.

— Все украл, мерзавец! Где моя дрель, удлинитель пропал… и трубный ключ. Обокрал. Теперь все! В душу мне влез и обокрал. Все… я все припомню…

В ярости он открывал коробки одна за другой в поисках воображаемой пропажи.

— Ночью вчера в гараж приходил, все украл, а утром в Москву свою улетел, — распалял себя Петрович, даже не вспомнив, что Аркадий все эти вещи по-дружески передал вместе с гаражом ему в бесплатное пользование.

— Завтра замок поменяю! — от этой мысли ему стало легче, и он сразу вспомнил, ради чего пришел сюда.

После пятой рюмки настроение улучшилось. Придумывая месть для бывшего друга, он вслух перебирал варианты: «заявление напишу, кому надо разберутся – попляшет тогда…. гараж мой…».

В приоткрытые ворота заглянул сосед: «Привет! Что, опять один пьешь?»

— Проходи дальше, бесплатно не наливаю… — огрызнулся Петрович.

Затем достал лист чистой бумаги и, отодвинув стакан, положил его на верстак.

На время Петрович задумался. Затем еще выпил и вдохновенно приступил к письму. А писать «куда надо» Петрович умел.

Прощай, товарищ

Утром по прилету самолета Аркаша сразу попытался дозвониться компаньону, чтобы поделиться новыми планами, но телефон не отвечал.

— Где он может быть? Наверно, в гараже заснул как всегда, — догадался Аркадий.

Ворота были приоткрыты, горел свет, но внутри было пусто.

— Опять забыл ворота закрыть.

Протиснувшись вдоль «жигулей» он увидел страшную картину.

На полу в луже нечистот раскинув неестественно руки и поджав к подбородку тоненькие, как у подростка, ножки лежал Петрович.

Лицо мужичка было белым, как его седая голова. Аркаша с опаской потряс товарища за плечо, но тот не издал звука. Дыхания тоже не было слышно. Попробовал пульс – нет. Рука безжизненно упала на пол.

— Все! Умер…— пронеслась паническая мысль. «Надо что-то делать. Звонить в «скорую», полицию…».

Тут его взгляд остановился на мелко исписанном листе бумаги, который лежал на верстаке, прижатый стаканом с недопитой водкой.

— Предсмертная записка. Покончил с собой, — была первая мысль.

Аркаша поднес листок к свету: «Прокурору республики.., сообщаю что.., организовал притон.., спаивал порядочных граждан.., клеветал на представителей власти.., вел разговоры, порочащие первых лиц государства.., украл дрель, удлинитель и трубный ключ из моего гаража.., прошу принять меры…».

— Так вот оно что… — вслух сказал Аркадий.

Он спрятал лист в карман и набрал номер «скорой»:

— Человек умер, адрес такой….

Медики приехали быстро. Когда грузили тело, Аркадий спросил врача:

— Он точно умер?

— Признаков жизни нет. Да и столько выпить.., — он окинул взглядом валявшиеся бутылки. — Таких каждый день десятками возим.

Стало очень грустно. Носилки с Петровичем исчезли в фургоне «газели».

— Надо позаботься о похоронах, — с грустью подумал Аркаша.

Водитель завел мотор.

 И вдруг из глубины автомобиля он услышал крик врача:

— Есть пульс! Делаем реанимацию! Включай сирену!

«Скорая», подпрыгивая на ухабах, с пронзительно воющей сиреной понеслась в сторону больницы.

Аркаша проводил ее взглядом

 – Дай бог, все будет хорошо. Но ты уже мне не товарищ.

Диагноз окончательный

Утром Аркадий приехал в больницу, чтобы узнать, жив ли Петрович.

Медсестра долго искала в журнале его фамилию: «Нет такого. Надо искать среди неопознанных и бомжей. А лучше спросите врача Гурьянова, он вчера дежурил».

Гурьянова он нашел в ординаторской, где тот пил крепкий кофе из огромной зеленой кружки.

— Понял про кого речь, — усталым голосом ответил доктор. – А вы ему кем приходитесь?

— Скажем, коллега по работе, — замялся посетитель.

— Понятно. Удивительно, что он выжил. После такого алкогольного отравления обычно летальный исход. Откачали. Хотя, может и зря.

— Слава богу! А почему зря? — удивился Аркадий.

— Вегетативные функции и рефлексы со временем восстановятся, но мозг, к сожалению, сильно пострадал. На работе его уже не ждите, кем бы там ни работал. Диагноз, конечно, предварительный, но последняя стадия. … Как бы помягче сказать – полный дебил… Эта болезнь у него давно развилась, а теперь вылилась в открытую форму. Извините за прямоту.

— Можно его увидеть?

— Не советую. Но, если хотите, то он в шестой палате.

Аркадий шел по коридору вдоль крашенных масляной краской стен, на которых висели плакаты со страшными иллюстрациями всевозможных болезней.

 Он приоткрыл дверь в огромную палату заполненную больными людьми и сразу увидел Петровича. Тот лежал на кровати возле входа укрытой в желтых пятнах простыней. Лицо было бледным и спокойным. Вдруг он открыл глаза и увидел Аркашу: «Держи вора! Он дрель мою украл, ключ трубный… Прокурора позовите!»

Он продолжал кричать бессвязные речи, безумно вращая глазами, пытаясь освободить стянутые ремнями руки и ноги.

Аркаша бежал вниз по лестнице, чтобы не видеть и не слышать безумные стенания больного рассудка. Он хотел скорей на улицу, к нормальным живым людям, подальше от того, кто прожил свою жизнь по акциям скидок и дармовщины. Это должны узнать люди: «Жизни по акции нет!»

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Мы свою историю творили

Елена ОСМИНКИНА

О деньгах

Акулы

Игорь НОСКОВ