Крымское Эхо
Архив

«Всё равно правда победит»

«Всё равно правда победит»

САМООБОРОНА СЕВАСТОПОЛЯ ГОТОВА ПОМОЧЬ ЮГО-ВОСТОКУ УКРАИНЫ. ТОЛЬКО ПОЗОВИТЕ…

Крым сегодня бурлит: ежечасно, ежеминутно идет сшивание тысячами незримых ниточек жителей полуострова с новой-старой родиной. Но еще свежи в памяти события всего лишь месячной давности, когда было совсем непонятно, куда качнется чаша весов: сумеет ли автономия вернуться в состав Российской Федерации или останется в доме у мачехи-Украины.<br />
Но все уже позади. И — награды находят своих героев: пока от общественности, в частности, от Института стран СНГ, который возглавляет Константин Затулин. Медаль «За освобождение Крыма и Севастополя. 16 марта 2014 года» получил начштаба самообороны Гагаринского района <b>Сергей Бойченко</b>

Для начала — знакомимся:

— Сергей, кто вы по жизни?

— Я предприниматель, а еще генерал-полковник казачьих войск Южно-русского казачества.

— Вы получили награду из рук Константина Федоровича как активный участник самообороны Севастополя — Третьей обороны, как сейчас это уже называют. Мне интересен самый начальный момент: почему, в какую минуту, кто вам дал команду, что нужно вставать и идти защищать город-герой?

— Да вроде никто не командовал… Я смотрел телевизор, видел, что творится в Киеве, видел, как бьют наших ребят, а они в ответ не могут ничего сделать. 21 февраля я встречал «Беркут» в Севастополе. Видел слезы на глазах ребят… И с 21 февраля я уже находился в обороне Севастополя.

— Как к вам люди приходили? Как вы их созывали? Если вы начальник казацких войск — просто своих позвали и все? Или была команда?

— Знаете, в Севастополе есть дух города, он особенный… Мне начали звонить: Сергей, что делать? И вот мы… (я сейчас говорю, а у меня мурашки по коже идут!) собрались все и начали патрулировать город.

— То есть, вас заставила сама жизнь?

— Я бы не смог просидеть в сторонке. Мы поднялись — это все благодаря людям, один бы я не смог ничего сделать. Один в поле не воин.

— А что конкретно вы делали?

— Например, сюда приезжали делегации с Жириновским, Терешковой, Валуевым, остальные товарищи — мы их встречали, сопровождали, охраняли… Потом началась организация, я создал наше, Гагаринское, отделение.

Мы охраняли город, смотрели за порядком, помогали блокпостам, искали провокаторов — в те дни в Севастополе преступность упала в ноль. Задержали двух бандеровцев, которые распространяли листовки. Нам очень помогали простые жители — звонят: здесь какие-то подозрительные люди. Мы сразу выезжаем. Заходим в одну квартиру — а там висит георгиевская ленточка на портрете Геббельса! Выясняем: кто живет, какие у них настроения… Но я не могу раскрыть некоторые вещи, с которыми пришлось столкнуться.

Кстати, с нами все время рука об руку шла милиция. Самое интересное — мой друг, который работает во внутренней безопасности, пришел с охотничьим ружьем. Говорит, я буду с вами, невзирая ни на что! Ведь милиция не проявляла особого интереса к теме «Беркута». Все списывали в принципе на самооборону. Звонок в милицию от людей, людей, которые живут поблизости — его передают нам, и мы выезжаем на вызов.

Нам говорят: в этой квартире почему-то толчется десяток молодых парней. Заходят, выходят, что-то в сумках переносят… Мы, естественно, выставляли наблюдение и потом уже вызывали подмогу — казаков, милицию, потому что без милиции не имели права никуда зайти. Милиция не очень хотела связываться со всем этим, потому что они колебались, на какую сторону склониться, к кому примкнуть.

К тому же мы были без оружия. Сами понимаете, натолкнуться мы могли на что угодно и на кого угодно.

— Был ли какой самый трудный момент, который, может быть, заставил вас колебаться?..

— Конечно! 26 февраля мы срочно погрузились с площади Нахимова и отправились в Симферополь, к вам, на тот памятный митинг, когда славяне и татары шли стенка на стенку. Тогда казаки сказали нам большое спасибо: их там было 500 человек, а на них пошли полторы тысячи татар, которые кричали под стенами Верховного Совета Крыма. А когда подошли севастопольцы, получился коридор. Там были мои ребята! А их били в область сердца и по ногам… Когда мы возвращались, у меня было очень плохое настроение, я понимал, что это уже война.

— Сейчас хорошо говорить: мы победили, мы такие смелые, но я-то знаю, что были моменты, во всяком случае, у меня они были, когда казалось — еще чуть-чуть, и все повернет назад. А у вас были такие моменты?

— Были. Когда выдали оружие.

— И вы поняли, что возможно придется стрелять. И вы стреляли?

— Нет! И слава богу, не было причин.

— Вам сейчас хорошо, шампанское, медали…

— Нам еще не хорошо: здесь, на полуострове, находится еще около тысячи этих бандеровцев, которые были сюда засланы.

— Почему вы думаете, что тысяча?

— У меня такая информация поступила. Ориентировка. Они сейчас притихли, ждут, когда все осядет, когда пойдет курортный сезон, и тогда они как-то будут себя проявлять. Но мы ждем от них мелких гадостей, на крупные они все равно не способны.

— Тем, кто сейчас живет на Юго-Востоке, тяжелее. Что вы им посоветуете? И как считаете, как там будет развиваться ситуация?

— Хочу сказать: люди, которые там живут, тоже полны духом. И все равно правда победит. Ребята уже организовываются, мне звонят запорожские, донецкие — просят помощи. Мы говорим: дайте нам немного времени в своем городе навести порядок.

— А вы лично поедете туда на помощь?

— Я бы точно поехал. Я не боюсь.

— И много таких желающих?

— Как вы думаете, если поехали в Симферополь в первый день, то почему не поедем на Юго-Восток?

— Они должны попросить вас об этом?

— Конечно, они должны четко сказать: ребята, помогите нам!

— Они знают ваши контакты?

— Конечно! Но они сидят пока, боятся выступать.

— Не набрали той критической массы, когда народ поднимается?

— Совершенно верно. Но я точно знаю, что это произойдет! Сто процентов! Ну невозможно терпеть… Если бы не вмешались российские власти, «зеленые человечки», то в Севастополе, Крыму, пролилось бы очень много крови. Мы уже тоже делали бутылки с зажигательной смесью, готовились. Если бы они, как хотели, прошлись бы по улице Ленина с факелами, на них эти все вещи бы полетели. И было бы очень много крови, многие бы полегли.

— Как считаете, что сейчас в Крыму самое опасное, неприятное?

— Бюрократия и старые кадры, которые остались на местах. Те, кто перекрасился — депутаты те же. Мы всех прекрасно знаем: кто в городе Севастополе что из себя представляет.

— Ваш рецепт: как этого избежать?

— Только через голосование! Нужно полностью менять исполнительную власть, она вся прогнила. Они брали откаты, взятки. Все это прекрасно знают: чтобы поставить павильон — дай в нужные руки пять тысяч долларов. Монополизм какой-то! Чистая януковщина…

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Если у кого есть сбережения, вкладывайте

Читаем вместе крымскую прессу. 21 ноября

Борис ВАСИЛЬЕВ

«Флотораздел» стал событием

.