Крымское Эхо
Архив

Топ-люмпены

Топ-люмпены

В КРЫМУ СФОРМИРОВАЛСЯ НОВЫЙ СОЦИАЛЬНЫЙ КЛАСС. В ТОМ ЧИСЛЕ И БЛАГОДАРЯ НАТО

В советские — уже покрывшиеся пылью забвения — годы пришлось читать диссертацию по экономической географии, она касалась развития крымских курортов. Ныне покойный автор пытался заглянуть далеко вперед. Целая глава работы была посвящена тому, что в здравницах Крыма все более востребованным станет женский труд: медсестры, уборщицы, работницы общепита (буржуазное слово «горничные» тогда как-то не было в употреблении). А мужчин даже в крупном санатории будет работать не более десятка: садовник, электрик, сантехник, ну, понятно, директор или главврач да водитель его «Волги».

Из чего соискатель ученой степени делал вывод, что из-за отсутствия стабильной работы численность населения приморских поселков Крыма уменьшится (и этому должно поспособствовать гуманное социалистическое государство), и в связи с этим предлагал подумать о том, как туда доставлять — на работу вахтовым методом — многочисленных работниц из внутренних районов Крыма. Как вариант автор предлагал монорельсовую дорогу из Симферополя на ЮБК, чтобы персонал тратил на дорогу минимум времени.

Но даже в самых смелых прогнозах ученый не мог предположить, что недвижимость станет частной собственностью, а жители приморских городов и поселков, реально оставшись без работы и государственной поддержки, развернут предпринимательскую деятельность в немыслимых для социализма масштабах. Они не только не покинут свои тесные дома и квартиры, но превратят их в частные отели, а сами составят некий социальный класс, прежде не описанный в учебниках политэкономии.

Наша страна перестала быть государством рабочих и крестьян и стала превращаться в государство буржуа и люмпенов. Введенный Карлом Марксом термин «люмпен» использовался им для обозначения низших слоев пролетариата. Позднее так стали называть все деклассированные слои населения (бродяг, нищих, уголовные элементы).

В свете этого определения владельцев недвижимости, о которых мы говорим, нельзя считать люмпенами. Но они, брошенные своим государством и вступившие с ним в борьбу за собственное выживание, являются таковыми по духу. Назовем их топ-люмпенами. Пролетариату было нечего терять кроме своих цепей, им — кроме своей недвижимости.

Их права нигде четко не зафиксированы (то ли они должны быть субъектами предпринимательской деятельности, то ли нет), правила игры с государством меняются с началом летнего сезона. При этом с каждой сдаваемой ими койки государевы люди хотят получить налог, а еще настойчивее — взятку.

С этого топ-люмпена иметь хотят все: и налоговый инспектор, и милиционер. А оформить новопостроенную на крохотном собственном земельном участке недвижимость практически невозможно: сумма вымогаемой ГАСК взятки составляет 3-8 тыс долларов. Она зависит не только от площади постройки, но от престижности места нахождения. Увидев в плане дома три санузла, собственника прямо предупреждают: «Вы же понимаете, что ничего не получите, даже если все ваши документы будут оформлены идеально?».

Тем не менее эти деморализованные властью и деклассированные сутью происходящих в стране событий элементы начинают собираться в стаи и определять круг своих интересов. А сводятся они в основном к одному: «Не трогайте нас, не мешайте жить». Эти топ-люмпены сами организовали свою жизнь и, почувствовав себя хозяевами своей не очень счастливой судьбы, «духом окрепли в борьбе», осознали свою силу.

…Половина женского населения Судака работала в санатории ВВС, мужского — на полях и виноградниках совхоза «Судак». Теперь санаторий в руинах, ячменные поля зарастают лесом, главный виноградник в долине раскорчевали и застроили этими самыми частными пансионатами. Вариантов кроме сдачи жилья у местных жителей не осталось. Кому позволяет площадь, предлагают своим постояльцам завтраки и обеды. Раз в десять лет долину обязательно затопит — в этом году оказалась очередь соседнего Морского, где сошел мощный сель. Но это неважно — хозяева успеют «отбить» вложенные в строительство деньги, а потом, кряхтя, быстро ликвидируют последствия наводнения — новый сезон приближается. Зимой и Судак, и Морское превращаются в сплошную стройку.

Многие мини-отели приморских поселков Крыма еще далеки от уровня сервиса, предоставляемого гостиницами мировых брендов. Но пресловутых «курятников», о которых любят говорить, вспоминая о советском Крыме, уже нет. Да, хозяева покупают для своих апартаментов недорогие светильники (жаловались нам крымские производители красивых качественных люстр), простенькое ситцевое белье, клеят дешевые обои. Но объясняют это привычкой наших соотечественников к активному (в смысле битья плафонов) отдыху. Такие вещи покупают на один сезон.

Главным критерием успешности сезона здесь действительно является количество приехавших отдыхающих. Даже процветающие топ-люмпены не простили государству своей люмпенизации, и теперь не дадут ей замутить свой хрустальный мир призрачного благополучия. Замутить в буквальном смысле — подняв каменную пыль над карьером или зерновую — над терминалом в порту по соседству с пляжем. Им нужно чистое море, прозрачное небо, стабильная подача воды, работающая канализация.

Власть не хочет этого осознать, точнее, не воспринимает этих людей как общественную силу, как класс. Продолжает говорить о заботе о них, о стремлении создания для них рабочих мест.

А жителям 4-тысячного Коктебеля не нужно [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=10153]100 рабочих мест на карьере[/url], им нужно, чтобы работающий карьер не отпугивал от них отдыхающих, на которых они заработают больше. Тем более, бульдозеристами в карьере они работать не захотят, здесь уже нашлось другая работа для мужчин: привезти-отвезти гостей с вокзала — трансфер, как теперь говорят, транспортные и экспедиторские услуги по доставке продуктов в многочисленные кафе, бары и «шашлычки». Кстати, барменами и шашлычниками тоже работают мужчины.

Власть не хочет понять, что организовавшись один раз — в акциях против черноморских маневров НАТО — эти люди и их уже опытные вожаки с удвоенной энергией выйдут на митинг против строительства карьера рядом с их курортным поселком, своя-то рубашка к телу ближе!

В этом контексте мы можем вспомнить протесты жителей евпаторийского Мирного: им не нужен перенос Евпаторийского порта на озеро Донузлав, которое они считают своим. В Мирном два десятка пятиэтажек, которые составляли военный городок вертолетчиков. Учреждений там четыре: школа, детсад, поликлиника и ЖЭК. Вдовам офицеров и московским дачникам, скупившим квартиры, рабочие места в порту не нужны, им нужна тишина.

Береговской сельсовет (Большая Феодосия) отказался согласовать предоставление Советом министров Крыма участка в 110 га киевской фирме для строительства терминала по транспортировке сжиженного газа — говорят, отдыхающих распугает газопровод среднего давления, который может пройти через поселок. Жители Феодосии выходили на митинги против зернового терминала. Здесь это усугубилось тем, что акцию возглавили хорошо организованные казаки, кто-то из них имеет свои бизнес-интересы на берегу.

Жители Оленевки (Черноморский район) разругались с Константином Мальчиковым который стал строить планы организации там яхтенной марины — вплоть до суда. А Мальчикова, бывшего до недавнего времени членом президиума Верховного Совета Крыма, тоже можно считать представителем власти.

И все это — не частные случаи, а уже сложившийся менталитет. Беседуя с [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=2819]директорами школ Коктебеля и Шебетовки[/url], мы спрашивали их о том, какая работа для молодежи есть в их поселках. «Работают спасателями в аквапарках, в гостиницах, официантами. У многих родителей – свой бизнес, работают в этом бизнесе» — рассказали они. Работа на виноградниках — не в моде, труд там слишком тяжел. Учиться выпускники этих школ идут в ТНУ, в Гуманитарный, в Инженерно-педагогический, в Медицинский университеты, в медицинский колледж. Ни технические вузы, ни инженерные специальности названы не были.

В подтверждение своей мысли о том, что это специфический менталитет курортноприближенных топ-люмпенов, приведем пример Керчи. Там давно и успешно работает ТЭС-терминал по приему нефтепродуктов, никто не устраивал акций протеста против открытия АЕГаз-терминала, построенного казахскими компаниями. Потому что у жителей Керчи есть другие занятия и их интересы не ограничиваются сдачей лишней комнаты в июле-августе. По крайней мере, живут они не на эти доходы. И жители Ароматного (Белогорский район) поупрямились, напирая на свое право заниматься зеленым туризмом, но смирились с разработкой карьера известняка и грохочущими по их дороге тяжелыми самосвалами. Они живут не койко-местами.

Крымская власть начала критически осмысливать и потихоньку пересматривать свой основной документ — «Стратегию социально-экономического развития до 2020 года». В качестве приоритетов там упоминается не только реформирование санаторно-куторного комплекса, но и «создание конкурентоспособной промышленности на основании использования передовых достижений науки и техники в производственной деятельности». Нам кажется, эту связку нужно переосмыслить с учетом новой, характерной для Крыма социально-экономической силы — топ-люмпенов, о которых мы попытались рассказать с уважением и симпатией.

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Лучшие школы полуострова

Коррупции объявили войну

Борис ВАСИЛЬЕВ

ДА и НЕТ не говорите…

Ольга ФОМИНА