Крымское Эхо
Библиотека

Сто блюд из мидий и ещё больше неприятностей

Сто блюд из мидий и ещё больше неприятностей

(из записок следователя)

«В первую очередь мясо мидий – это очень богатый источник качественного легкоусвояемого белка. Польза этого белка в том, что он содержит в своем составе многие незаменимые для человека аминокислоты и является очень диетическим. В целом, этим мясом благодаря его полезным свойствам можно заменить мясо домашних животных и рыбы. Если финансы позволят, конечно.

В приморских странах мясо мидий принято есть вместе с внутренностями. Никакого особого вкуса состав последних не имеет, но при этом содержат большое количество незаменимых жирных кислот. Среди них – арахидоновая, являющаяся крайне важным компонентом нормального обмена веществ в организме.

Полезные свойства мидий и в том, что все органы моллюска содержат большое количество витаминов: витамин А, витамины группы В, витамин РР. Самым важным из всех витаминов, входящих в состав мидий, является витамин В 12. Именно его недостаток и связанные с ним расстройства нервной системы и обмена веществ испытывают вегетарианцы, отказывающиеся от употребления продуктов животного происхождения.

И если мотивы и принципы позволяют, то именно мидии смогут восполнить недостаток этих витаминов при столь строгой диете. Этот комплекс, входящий в химический состав мидии, попадая в организм, способствует нормализации энергетических реакций, очищению крови, улучшению зрения и укреплению иммунитета». Вот что сказано интересного о мидии в Интернете.

***

Два моря и пролив, омывающие Керчь, богаты этим морепродуктом, который растёт естественным способом. Сейчас в нашем городе есть специальные фермы, выращивающие мидии искусственным путём для продажи населению и приезжим гостям.

 Сколько ни напрягал память, но никак не мог вспомнить, готовила ли наша семья что-либо из мидий до войны. Думаю, что мама этим не занималась, иначе бы я, шестилетний пацан, всё-таки запомнил своеобразный морской продукт питания.

Впервые близко с этими моллюсками я столкнулся после освобождения Керчи от немецких оккупантов. Было очень голодно. Как только теплело, мальчишки ныряли в море и отдирали мидии от бортов затонувших кораблей, которых было полно вдоль всего керченского берега. Разбивали панцирь камнем, и тут же, без хлеба и соли, поглощали только что выловленные мидии.

Соль, как и всё остальное, была большим дефицитом. Если кто-то из пацанов приносил щепотку соли, тогда получался пир, в котором я, к сожалению, не принимал участие, и вот почему. Однажды ребята уговорили попробовать извлечённую из раковины мидию. Закрыв глаза и, почти не дыша, слегка желтоватое мокрое скользкое тельце мидии я положил в рот и надавил зубами.

Мне показалось, что мидия жалобно запищала, отчего меня чуть не стошнило. Я выплюнул несчастную мидию, а рот тщательно прополоскал морской водой. Больше никогда в жизни я не пытался съесть живую мидию.

Некоторые мужчины очень любят полакомиться живым морским деликатесом без хлеба и соли. Приготовление любого блюда из мидий занимает много времени. Зато получается вкуснятина. Большинство керчан любят приготовлять пилав, который от плова отличается тем, что в пилаве используются раковины мидий. В нашей семье, если покупаются на рынке мидии, то только для приготовления пилава.

Очень вкусны мидии, жаренные и тушённые в сметане.

***

 В середине 70-х годов, когда стала постепенно обозначаться напряжёнка с мясом, в ресторанах города появились блюда из мидии, которые у посетителей пользовались всегда спросом. Самый большой ресторан, расположенный в центре города, на многих зданиях разместил громадные рекламные щиты, на которых крупными буквами было написано «Сто блюд из мидий».

Конечно, сто блюд ресторан не готовил, но хватало количества приготовленных разнообразных блюд, чтобы, их отведав, можно было достойно оценить вкусовые качества этого своеобразного морепродукта.

В городе постоянно находились какие-нибудь проверяющие, контролёры и прочие бдительные товарищи, следящие за тем, как протекает жизнь на местах. Одни уезжали, другие тут же их заменяли. Наиболее важных товарищей из контролирующих и проверяющих органов, будь они из области, Киева или Москвы, обязательно приглашали в специальный, только для почётных гостей, банкетный зал, где их хлебосольно, радушно угощали различными блюдами из мидий.

Без коньяка и шампанского не обходилось. Самыми уважаемыми проверяющими были работники из вышестоящих партийно-советских аппаратов и начальство правоохранительных органов. Было такое время, когда существовало железное правило: как можно помпезнее встретить членов проверяющей комиссии, обеспечить их достойным проживанием, и чуть ли не с оркестром отправить домой, не забыв нагрузить разной рыбной продукцией, от копчёной осетрины до вяленых бычков. От этого зачастую зависел текст справки по результатам проверки.

***

 Я работал старшим следователем милиции. Неожиданно мне было поручено провести расследование по уголовному делу, возбуждённому по факту хищения государственных денег директором ресторана, в котором впервые стали готовить блюда из мидий. Директора С., занимавшей этот пост, знал только визуально. Никогда не приходилось с ней сталкиваться, хотя хорошо знал по городу её сына Г., моего одногодка, так как в молодости часто проводили время в одних и тех же компаниях.

Мне хорошо было известно, что С. была вхожа в любое время в кабинеты партийно-советских органов, особенно в дни нахождения в городе какой-нибудь серьёзной комиссии. Поэтому никак не мог понять, что стало причиной назначенной «казни» нужного всем человека. Что какая-то причина появилась не случайно, было понятно. Когда потребовалось, запросто был поставлен к стенке директор московского магазина №1 «Елисеевский,» ветеран войны, инвалид, орденоносец Ю.К.Соколов, имевшим крепкие связи с лицами из высших эшелонов власти. Конечно, С. не расстреляли бы, но за решётку отправили бы за милую душу.

 С. в свои пятьдесят с лишним лет выглядела на сорок. Модно и красиво одевалась. У неё было ухоженное приятное лицо. Обладала волевым характером с аналитическим складом ума. Сейчас бы её назвали талантливым предпринимателем, заслуживающим всяческой похвалы.

Спокойная и умная рассудительность С. обращала с первых же слов на неё внимание. В то время любая непредусмотренная законом самая разумная коммерческая предпринимательская деятельность не приветствовалась и не поощрялась, а строго наказывалась. Под эту раздачу попала С.

 Первоначально С. на допросах вела себя очень уверенно, и особенно не распространялась о своей служебно-хозяйственной деятельности. По глазам видел, что она что-то ожидает с большой надеждой. Но настал день, когда она ко мне явилась сникшей, без обычного тщательно сделанного макияжа. Мне стало всё понятно. Бывшие опекуны отвернулись от С., имевшей широкую русскую душу.

Позже она призналась, что никто из руководителей высших эшелонов городской власти по личному вопросу её не принял. С. всё подробно рассказала о любителях посещать банкетный зал ресторана. Но информацию об этих любителях на дармовщину хорошо попить и покушать, просила в протокол не заносить. Надежда умирает последней. Конечно, в голове у неё засела мысль: «А вдруг вспомнят обо мне и протянут руку помощи.»

С. пояснила, что ей приходилось крутиться, как белке в колесе, чтобы все нужные городу люди были сыты, хорошо выпивши и довольны гостеприимством. Если бы она угощала за счёт своего кармана, ей бы не хватило десять, а то и больше зарплат.

Она отказалась от государственных поставок. Сама закупала по дешёвой цене осетров у браконьеров, мясо и птицу непосредственно у колхозников, или ворюг-директоров различных ферм. Из этой достававшейся дешёво продукции изготовлялись в ресторане дорогие разнообразные блюда. Так появился у С. «чёрный нал», которым она могла распоряжаться по своему усмотрению, устраивая для важных гостей бесплатные банкеты.

 Как-то С. принесла кучу фотографий большого формата, на которых она была вместе со своими сотрудницами запечатлена в тот момент, когда члены ЦК КПСС в Москве дегустировали разнообразные блюда из мидий. Первый секретарь ЦК с широкой улыбкой стоял с ней рядом, чуть ли не в обнимку. Именно после этой дегустации на страницах многих газет, в том числе центральных, стали появляться многочисленные подробные статьи о полезности мяса мидий, которое запросто может заменить говядину, свинину и мясо любой птицы, не ставших хватать для жителей страны.

 Обычно прокурор, зная сложность расследования экономических преступлений, никогда не настаивал на аресте лиц, совершивших преступление подобной категории. А здесь стал частенько вызывать меня к себе и строго спрашивать, почему С. до сих пор находится на свободе. Отделывался, как мог, ссылаясь на отсутствие необходимых бухгалтерских экспертиз, которые проводят сотрудники Киевского бюро судебных экспертиз.

В этом бюро всегда находились со всей Украины сотни материалов на экспертизы, отчего создавалась очерёдность их проведения. Мне пришлось продлевать сроки следствия. Честно говоря, мне по-человечески было жаль С. Душа не лежала её арестовывать в процессе следствия. Из-за затягивания следствия на меня продолжалось оказываться всяческое давление.

Я хотел поскорее закончить расследование, и направить дело в суд, избрав С. в качестве меры пресечения подписку о невыезде.

 С моей подопечной я не виделся месяц, с нетерпением ожидая заключение важной бухгалтерской экспертизы, с которым должен был обязательно ознакомить С. Неожиданно ко мне пришёл крайне встревоженный и опечаленный сын С., и сообщил, что мать почти месяц находится в областной онкологической больнице. Однажды она почувствовала себя плохо. Состояние здоровья ухудшалось с каждым днём.

Лечащие врачи сказали, что злокачественная опухоль у С. неоперабельна. В подтверждении своих слов сын С. предъявил справку печального медицинского заведения. Как мог, словами сочувствия я поддержал парня, который был готов расплакаться.

 После его ухода я, согласно нормам уголовно-процессуального законодательства, вынес постановление о приостановлении следствия в связи с тяжёлой болезнью лица, в отношении которого проводилось расследование. Копии постановления и медицинской справки представил прокурору.

Он при мне соединился с областной больницей и переговорил с главным врачом. Тот подтвердил факт нахождения С. на стационаре. Положив трубку, прокурор промолвил: «Жаль.» По голосу было непонятно, то ли ему было жаль С., как тяжело больного человека, то ли жаль, что не представилось возможным её осудить. Кивком головы прокурор отпустил меня восвояси.

***

 Через незначительное время мне пришлось по более печальным обстоятельствам дело прекратить. Сын С. спился. Дважды отбывал наказание за хулиганство. Последний раз встретился с ним перед третьей его посадкой. Он совершенно не был похож на крепкого здорового, всегда прекрасно одетого и ухоженного парня, по которому девушки сходили с ума.

Передо мной стоял заросший, небрежно одетый, спившийся мужик, которого хорошо потрепала и продолжала трепать когда-то благосклонно к нему относившаяся жизнь. Поговорили ни о чём и разошлись. Больше я его никогда не видел.

Ресторан, которым когда-то руководила С., находясь сейчас в частных руках, продолжает функционировать. Бывают там блюда из мидий, но больше из рапаны, которую керчане из-за жёсткого мяса не очень любят. За много лет неоднократно менялся обслуживающий персонал. Вряд ли кто-нибудь из ныне работающих знает что-либо о С., при руководстве которой рестораном, попасть в него из-за громадной популярности было очень сложно.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Бессердечный брелок

Игорь НОСКОВ

Профессия и труд

Игорь НОСКОВ

Диалог эпох и ценности поколений