Крымское Эхо
Библиотека

Совесть подследственного

Совесть подследственного

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ СЛЕДОВАТЕЛЯ

Стояла сырая, дождливая, промозглая крымская погода. С моря постоянно дул пронизывающий до костей, непрекращающийся ни на минуту ветер, от которого не было никакого спасения. От этого становилось тоскливо и неуютно. Хотя была осень, и зимой ещё не пахло, люди напяливали на себя тёплую одежду, которая не всегда спасала от всемогущего ветра.

САВЧУК, как и другие горожане, был тепло одет. На нём была добротная импортная куртка с большим меховым воротником, который был поднят, чтобы защитить затылок от ветра. Он служил капитаном заграничного плавания, только несколько дней назад возвратившегося из длительного рейса по добыче рыбы в океане. Сейчас счастливым добирался домой в пригородный посёлок.

Во внутреннем его кармане лежала приличная сумма денег, которые сегодня получил как зарплату за шесть месяцев, проведенных в океане в любую погоду, в том числе в жуткий шторм. Савчук ещё полностью был под впечатлением трудного рейса, во время которого возникали сложные ситуации, когда ему приходилось принимать мгновенно решение, чтобы спасти судно и экипаж. В первую очередь именно от него зависела жизнь людей.

Он ни на что вокруг не обращал ни малейшего внимания. После всего пережитого в океане мало что может удивить на суше. Когда он вышел на конечной автобусной остановке своего посёлка, то не обратил внимания на стоящих на ней двух мужчин. Не заметил и того, что один из них не стал садиться в подошедший автобус, а пошёл за ним следом.

ДВАЖДЫ судимый за кражи и грабежи Анатолий освободился из мест лишения свободы два месяца назад. Работу нигде не искал, так как решил отдохнуть после невесёлой лагерной жизни. На самую дешёвую выпивку деньги выпрашивал у матери, которая не могла отказать единственному сыну. Он любил крепко выпить ещё до судимости. Особенно его тянуло к бутылке после освобождения из мест лишения свободы, где он провёл очередные пять лет.

 Денег на спиртное не хватало. Хотелось хотя бы разок гульнуть по-настоящему в приличном ресторане, откуда так заманчиво звучит красивая музыка. Уже не раз он задумывался над тем, чтобы при случае испытать свою судьбу, ограбив солидного прохожего.

Лагерь его страшил, но не очень. За две отсидки успел привыкнуть к лагерной жизни, к её укладу, который совершенно не похож на существующий по другую сторону колючей проволоки, на свободе. Отлично понимал, что всё равно сорвётся и примется за своё — доставать деньги преступным путём. Нужен только подходящий случай, чтобы не пойматься. Риск должен быть оправданным.

Такой случай настал, когда увидел выходящего из автобуса хорошо одетого мужчину. Вмиг отпало желание ехать в город к своим дружкам, как и он, побывавших за решёткой. Зэковским чутьём понял, что можно хорошо поживиться. Он пошёл следом за мужчиной. Решение принимал на ходу. Знал, что прежде чем попасть на главную улицу посёлка, надо было пройти пустырь, на краю которого была громадная яма, куда жители посёлка сбрасывали мусор. По дороге Анатолий подобрал половинку кирпича и положил за пазуху. От Савчука он был всего в нескольких шагах. Поднятый воротник куртки и натянутая ниже ушей шерстяная вязаная шапочка не давали возможности слышать Савчуку ни шаги Анатолия, ни его тяжёлое дыхание.

КОГДА они дошли до пустыря, Анатолий догнал Савчука и с силой опустил кирпич на голову. От удара Савчук сразу же потерял сознание и кулём повалился на землю. Анатолий, схватив Савчук за воротник куртки, дотащил до мусорной ямы. Вокруг не было ни души. Анатолий нашёл деньги, которые быстро положил в карман своей видавшие виды куртки.

Когда он поднимался с колен, чтобы поскорее покинуть опасное место, Савчук на короткое время пришёл в себя, увидел лицо на него напавшего человека, и снова отключился.

Память окончательно вернулась к Савчук через месяц, который он пролежал в реанимации. Позже он смог опознать Анатолия, и на очной ставке с ним рассказать, что тогда произошло. Анатолий не стал упираться, дал признательные показания и даже возвратил часть денег, которые не успел потратить. Помог органам милиции установить Анатолия мужчина, стоявший на автобусной остановке и видевший, как тот неожиданно передумал ехать в город и пошёл следом за хорошо одетым мужчиной.

Узнав о том, что в посёлке было разбойное нападение на гражданина, он пришёл по своей инициативе в милицию и рассказал о своём подозрении. При этом хорошо описал приметы Анатолия, по которым тот был установлен, задержан и арестован. Такие приходы граждан в милицию для оказания ей помощи являются уникальным событием. Подобные действия добросовестных небезразличных людей некоторые считают доносом. Это несправедливо, так как порядочный человек выполнил свой гражданский долг.

У МЕНЯ с Анатолием сложились нормальные отношения. Ведение расследования по его уголовному делу не представляло никакой сложности. Я всегда воспринимал преступника как человека с изломанной судьбой. Мать Анатолия приносила сыну передачи не часто. Он страдал из-за отсутствия курева. Так как сам я был курящим, то понимал, как трудно быть без сигарет. При очередных следственных действиях с Анатолием обязательно давал ему несколько пачек сигарет.

Если для допроса его конвоиры приводили ко мне в кабинет, я угощал его бутербродами с кофе. Он искренне был за это мне благодарен. Когда с понятыми и Анатолием мы выехали на место совершения преступления для воспроизведения обстоятельств события, я вручил ему несколько пачек сигарет и накормил бутербродами. Позже понятые на суде подтвердили этот факт, показав моё отношение к арестованному.

Между прочим, так я относился ко всем своим подследственным — за редким исключением, когда не мог внутри себя побороть неприятие личности, совершившей крайне гнусное, мерзкое преступление.

ГРОМ ГРЯНУЛ в суде, где Анатолий по подсказке своего адвоката отказался от всех показаний, заявив, что давал их на следствии под физическим воздействием. Якобы я его постоянно избивал. Суд без проверки показаний Анатолия возвратил дело на дополнительное расследование, а самого Анатолия освободил из-под стражи.

Последнее бывает крайне редко. Расследование было поручено другому следователю. Я по нему был допрошен, как и понятые, а также все сотрудники КПЗ и многие другие лица по обстоятельствам, связанным с показаниями Анатолия о его невиновности и жестоком избиении.

Был ли я зол на Анатолия за его ложь и вероломство? Нисколько! Его обвиняли в совершении тяжкого преступления, за которое он должен был понести строгую уголовную ответственность. Как большинство его собратьев, он защищался для того, чтобы не попасть снова на нары. Выбрал такой способ защиты. Что поделаешь? Это его право.

Думаю, что в этом помог ему адвокат, подсказав, каким путём следует защищаться. К тому же адвокат знал, что на суде не будет присутствовать главное лицо обвинения — потерпевший, ушедший в очередной рейс. Следствие затянулось на несколько месяцев, а Савчуку надо было зарабатывать на жизнь. Поэтому он не стал ожидать суда.

Так как Анатолий дал отвод всем керченским судьям, то его дело повторно рассматривал судья, приехавший в Керчь из суда сельского Ленинского района Крыма. По способу проведения судебного заседания я понял, что судья имеет большой опыт в разбирательстве уголовных дел. Зная то, что Анатолий любил выпить, я перед судом заехал в медицинский вытрезвитель, где узнал, что за месяц нахождения на свободе после освобождения из-под стражи Анатолий дважды побывал в вытрезвителе и был оштрафован за нарушение общественного порядка. Я взял по этому поводу официальную справку, которую передал прокурору, поддерживавшего в суде обвинение. Сделал это я, как оказалось, не зря. Видимо, сработал опыт следственной работы.

 Судья по ходу расследования дела подсудимому задавал различные вопросы, связанные с самим преступлением и с его личностью. Анатолий после того, как был освобождён из-под стражи первым судом, на втором вёл себя раскованно и нагло. По всему было видно, что он и адвокат были уверены в оправдательном приговоре.

Судья, между прочим, спросил Анатолия о том, как вёл себя за то время, что находился на свободе: не было ли конфликтов с милицией, не злоупотреблял ли спиртными напитками, не задерживался и т.д. И тут Анатолий прокололся по всем правилам, сказав, что благодаря первому гуманному суду, выпустившему его на свободу, сделал должные выводы и вообще перестал употреблять спиртные напитки.

Прокурор внёс ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела справку из медицинского вытрезвителя. По лицу судьи, прочитавшему справку, я понял, что он внутренне рассвирепел. Грозным голосом спросил Анатолия, чем он думал, когда решил второй раз обмануть суд? Он вслух прочёл справку и задал вопрос Анатолию, будет ли он оспаривать этот документ. Анатолий был в шоке, потому не смог дать вразумительный ответ, только что-то неразборчиво пробормотал.

КАК И СЛЕДОВАЛО ожидать, суд закончился не в пользу Анатолия. Судья вынес ему приговор с отбытием наказания в виде лишения свободы сроком на 8 лет в лагере строгого режима. Интересно то, что судья принял решение о взятии Анатолия под стражу прямо в зале суда, что бывает крайне редко. Так печально закончилась ложь для моего бывшего обвиняемого, который её избрал для своей защиты.

Когда на Анатолия надели наручники, я подошёл к нему и спросил, зачем он меня оклеветал. Он сказал, что это сделал по подсказке своего защитника. Вместе с ним хотели рискнуть по поговорке: попытка не пытка. Не получилось, о чём очень сожалел.

Я уверен, что Анатолий получил максимальный срок наказания по санкции вменённой ему статьи не только за само преступление. Отрицательную роль сыграла вероломная ложь. Но он нашёл в себе мужество, чтобы извиниться передо мной. Я успокоил его, сказав, что с самого начала никакого зла на него не держал, так как служба не позволяет этого делать.

СУДЬБА Анатолия сложилась трагически. После его осуждения прошло много лет, прежде чем я с ним встретился. Он пришёл ко мне на работу с женой, державшей на руках грудного ребёнка. Мы с ним даже обнялись, как старые знакомые, долго не видевшие друг друга. Анатолий сказал, что решил жену познакомить со мной, так как к нему хорошо относился в процессе следствия, а он в ответ пытался нагло меня оговорить.

Анатолий окончательно огорошил меня, торжественно заявив, что назвал своего первенца сынишку моим именем. Я пожелал маленькому тёзке крепкого здоровья и чтобы он вырос хорошим, добрым человеком. На прощанье Анатолий оставил мне пачку дорогих импортных сигарет. Я долго хранил пустую пачку от ароматных сигарет, а потом при переезде из кабинета в кабинет она, к сожалению, потерялась.

Наша последняя встреча с Анатолием и его женой была в конце весны. А в начале лета ко мне пришла в трауре жена Анатолия и сказала, что он вместе с другом на лодке в плохую погоду вышел в море, чтобы наловить бычков. Разбушевавшееся море крутой волной перевернуло лодку. Друга Анатолия чудом выбросило на берег, а Анатолий утонул.

На лов бычков друзья, будучи хорошо выпивши, вышли в море при начинавшемся шторме. Поговорка «пьяному море по колено» в данном случае не подтвердилась. Анатолий в очередной раз в жизни допустил ошибку, и она оказалась последней, роковой.

 В конце своего рассказа приведу слова французского писателя Ромена Роллана (1866-1944): «Ложь развращает того, кто ею пользуется, гораздо раньше, чем губит того, против кого она направлена».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Разбитый телефон

Игорь НОСКОВ

Пока язык храним, и в Слове зреет свет – мечтам предела нет!

Билет в кино

Игорь НОСКОВ