Крымское Эхо
Знать и помнить

Скажи, кто твои друзья, — и я скажу, кто ты

Скажи, кто твои друзья, — и я скажу, кто ты

НЕМНОГО О ЛИДЕРАХ «АРМИИ КРАЙОВОЙ»

 В преддверии празднования 70-летия Победы в Великой Отечественной войне антироссийские силы прилагают усилия, направленные на уменьшение значения советского народа в победе над фашистской Германиейпересмотр и искажение итогов Великой Отечественной войны.

Важной составляющей подобной антироссийской деятельности является продвижение в СМИ и интернете тезисов, направленных на формирование негативного мнения о деятельности советского руководства на завершающем этапе войны. Удивительно то, что вольно или невольно в этом принимают участие и отечественные средства массовой информации.

 Недавно либерастическая (и не только) пресса и её заграничные хозяева вновь подняли очередную волну лжи против России. Поводом стал суд против руководства антисоветских сил в Польше, так называемый «процесс 16», и смерть троих заключенных в советской тюрьме. Поскольку претензий по этому поводу достаточно много, сразу поставим все точки над «i»: судили не просто подпольщиков и бывших офицеров польской армии — судили командование военной подпольной антисоветской армии, командиров и офицеров высшего звена Армии Крайовой.

Посмотрим на умерших в «сталинских застенках». Это враги и бывшей, и нынешней России, и тогдашней РККА, люди, тайно руководившие борьбой против Красной Армии во время войны против нацистской Германии и за освобождение Польши.

Если рассказывать об «Армии Крайовой» (АК), то сказать, что это история сплошных предательств, значит, ничего не сказать. Предыстория её создания проста, как 30 сребреников Иуды, это попытка Польши выступить союзником с нацистской Германией.

 В ночь с 29 на 30 сентября 1938 г. было заключено печально известное Мюнхенское соглашение. Стремясь любой ценой «умиротворить» Гитлера, Англия и Франция сдали ему своего союзника — Чехословакию. В тот же день, 30 сентября, Варшава тоже предъявила Праге ультиматум, требуя немедленного удовлетворения своих территориальных претензий к Чехословакии. В результате 1 октября последняя уступила Польше область, где проживали 80 тыс. поляков и 120 тыс. чехов. 

Однако главным приобретением поляков стал промышленный потенциал захваченной территории. Расположенные там предприятия давали в конце 1938 года почти 41% выплавляемого в Польше чугуна и почти 47% стали. Короче, если отбросить в сторону всякие политические заявления, то это был обыкновенный банальный грабёж польской «шестёрки» за компанию с немецким паханом. Как писал по этому поводу в своих мемуарах Черчилль, Польша «с жадностью гиены приняла участие в разграблении и уничтожении чехословацкого государства» (тут я не согласен с Черчиллем, назвать это государство гиеной, хищником серьёзным и суровым, я бы не стал; в лучшем случае Польша – мелкое европейское шакальё).

Тем не менее, захват Тешинской области рассматривался как национальный триумф Польши. Тогдашний президент страны Юзеф Бек был награжден орденом Белого орла, благодарная польская интеллигенция поднесла ему звание почетного доктора Варшавского и Львовского университетов, а пропагандистские передовицы польских газет заявляли: «…открытая перед нами дорога к державной, руководящей роли в нашей части Европы требует в ближайшее время огромных усилий и разрешения неимоверно трудных задач».

Не сложилось! Почти через год бывший союзник 1 сентября 1939 года напал на Польшу и разгромил её за 21 день. Опуская все перипетии тогдашней политики, сразу перейдём к вышеупомянутой АК, т.н. польск. Armia Krajowa, (буквально, Отечественная армия) — вооружённые формирования польского подполья во время Второй мировой войны, действовавшие в пределах довоенной территории польского государства. АК подчинялась польскому правительству в изгнании и верховному главнокомандующему польских вооруженных сил, находившемуся в Великобритании. Политическое руководство AK осуществлял делегат лондонского правительства Польши в стране.

По планам польского правительства в изгнании, АК должна была стать организацией общенациональной, надпартийной, а её главный комендант должен был быть единственным уполномоченным от правительства (в изгнании) руководителем всех сил польского военного подполья. Кадровую основу АК составляли офицеры (кадровые офицеры, офицеры запаса и офицеры в отставке), служившие в польской армии до разгрома и уничтожения вооружённых сил Польши.

Основной целью АК было восстановление польского государства при поддержке Великобритании и США. АК готовилась к всеобщему восстанию в момент приближения советского фронта или в случае всеобщего крушения вооруженных сил Германии.

 В отношении СССР командир AK генерал дивизии Стефан Ровецкий исходил из концепции одного из двух врагов, «особенно не ввязываясь в вооруженную борьбу с оккупантом, сохранять свои силы, а перед отступлением немцев и приходом преследующих их советских войск выбрать нужный момент и захватить власть в Варшаве, поставив Москву перед свершившимся фактом, и встретить советские войска уже в качестве настоящих хозяев страны». Логика руководства АК была проста: обескровленные длительным противостоянием Германия и Россия должны были, по их мнению, утратить возможность к дальнейшим военным действиям, что позволило бы АК при поддержке Великобритании и США установить свою власть на всей территории довоенной Польши.

 К началу 1944 года постоянно действовало около 60 партизанских отрядов АК (некоторые насчитывали несколько сот солдат), а также почти 200 диверсионных патрулей (вооруженных групп диверсионных).

Существовали специальные организации, занимающиеся разведкой и диверсиями. В апреле 1940 года возник Союз Возмездия (польск. Związek Odwetu), преобразованный в 1943 в Комендатуру диверсии «Кедыв» (польск. Komenda Dywersji — «Kedyw»), которые действовали на центральном уровне и в каждой области (округе) AK. В сентябре 1941 года была создана организация «Вахляж», занимавшаяся разведывательной и диверсионной деятельностью на оккупированной немцами территории СССР, преобразована в 1943 в Комендатуру диверсии «Кедыв». Основной единицей в АК в 1942—1943 годах был принят взвод.

Наибольшими силами АК располагала летом 1944 года, когда она достигла максимальной численности за весь период своего существования: по её собственным данным насчитывала максимально до 350—380 тыс. подпольщиков всех возрастов (включая женщин) принявших воинскую присягу AK, в том числе около 10 756 офицеров, 7506 юнкеров (подхорунжих), 87 886 сержантов (унтер-офицеров).

 В этой подпольной армии насчитывалось 6287 «полных» конспиративных взводов (в теории по около 50 человек в каждом) и 2633 неполных взвода (в теории по около 25 человек в каждом). Таким образом, общее количество солдат AK теоретически (по её собственным данным) достигало около 350 000—380 175 человек. Арсенал её пополнялся оружием разгромленной польской армии, брошенным или спрятанным в 1939 году, оружием советским, брошенным или спрятанным в 1941 году и немецким оружием, похищенным или купленным у оккупационных войск и коллаборационистов. Англо – саксонские союзники сбрасывали с самолётов для АК стрелковое оружие, гранатометы, пулемёты, миномёты.

К февралю 1944 года стрелковое оружие по её собственным данным имело около 12,5 % солдат AK. В вооружении преобладало лёгкое оружие (винтовки, карабины, автоматы, ручные пулемёты, гранаты), но некоторые отряды и соединения в 1944 году располагали миномётами и станковыми пулемётами, а наиболее крупные партизанские формирования даже артиллерией. Все лица, вступавшие в формирования AK, принимали присягу AK; в отрядах устанавливалась воинская дисциплина. Все части АK строились по образцу армейских подразделений бывшей польской армии. В AK использовали псевдонимы. С кем же в основном воевала польская АК? В документах, извлеченных из современных источников, зафиксированы многочисленные факты «бандпроявлений со стороны «аковцев», направленных против частей Красной Армии и партизанских отрядов», случаи нападения на милицейские участки, сельсоветы, поезда и санитарные машины, убийства мирных жителей, грабежи, а также доказательства сотрудничества польских национальных формирований с гитлеровцами».

Современные историки сегодня в открытую пишут: «об этих фактах, правда, в советское время предпочитали не упоминать, дабы не обидеть братскую Польшу». Причем это сотрудничество ряда польских подпольных организаций с оккупантами началось еще в 1939 году, когда германские войска вступили на ее территорию. Пока Красная армия добивала фашистского зверя в его логове — Берлине, «аковцы» наносили удар в спину Красной Армии, способствуя тем самым гитлеровцам».

Об этом свидетельствуют документы: Из письма члена краковского «Организационного конвента независимости» Липиньского президенту польского правительства в эмиграции в Лондоне от 29 октября 1944 года: «Генеральной политической линией Польши является разгром немецкого государства силами США и Англии, а это означало бы по отношению немцев, а также России — полное согласие с политикой Польши. Немцы, проигрывая войну, угрожают отдельным полякам, но это не есть угроза для Польши. Недоверие, ко всем мероприятиям, проводимым Россией, должно явиться элементарным наказом для каждого польского премьер-министра, и, от этого наказа их никто не мог освободить. Не анализируя прошлое, которое было проиграно на протяжении трех лет, я, как человек здравомыслящий, посылаю господину Президенту следующие предложения:

 1. Взяв во внимание общее положение Польши, когда немцы отходят из Польши, а русские приходят, направить польскую политическую энергию не на антигерманское, а на антисоветское направление.

 2. Запретить АК всякую диверсионную деятельность, направленную против немецких войск с целью, чтобы не дать российским войскам быстрого занятия польских земель.

 3. Запретить всякое содействие с русскими войсками в случае, если последние будут продвигаться вперед и занимать впредь русские земли. Использовать политическую пропаганду против России и занять вражеское отношение к последней. Перейти от самообороны к активно-наступательному положению по отношению к России».

Антисоветский характер польских национальных формирований, подтверждается рядом документов. Чтобы читатель сам сделал вывод цитирую приказ N 1844 главнокомандующего Народовой Силы Збройны, который гласит: 

«1.Советские войска на территории Польши считаются вражескими.

2. В соответствии с международной обстановкой следует избегать конфликтов с регулярной Красной Армией, а в случае, когда советские власти будут нарушать право жизни и собственности, будут даны особые приказы.

 3.Всякое содействие польских граждан советским войскам будет рассматриваться, как измена родине.

 4.Стремление к нормализации отношений с правительством СССР и возможный договор с ними не могут задержать жестокой борьбы с коммунизмом».

Следует отметить, что еще в 1939 году накануне 2-й мировой войны поляки свою внешнеполитическую тактику характеризовали примерно так: «С немцами мы рискуем потерять нашу свободу, а с русскими — нашу душу». Тем не менее, именно ради свободы Польши и поляков Советская Армия около девяти месяцев вела на территории этой страны тяжелые бои. В борьбе с фашизмом на польской земле погибли около 600 тысяч советских солдат и офицеров, а также около 10 тысяч воинов 1-й армии Войска Польского.

Многие отряды Армии Крайовой без санкции Окулицкого сами присоединялись к советским войскам, начавшим 12 января наступление на Варшаву. 
19 января 45-го года, через два дня после входа советских войск в Варшаву, генерал Леопольд Окулицкий издал приказ о роспуске Армии Крайовой:
«1. Развивающееся советское наступление в скором времени может привести к занятию Красной Армией всей территории Польши, что в действительности означает смену немецкой оккупации советской. 
2. Навязанная в 1939 году Польше война не закончится победой Советов. Для нас она закончиться только тогда, когда мы достигнем своей цели…
3. В изменившихся условиях новой оккупации мы должны направить свою деятельность на восстановление независимости и защиту населения. 
4. Армия Крайова распущена. Командиры не легализуются. Солдат освободить 
от присяги, выплатить двухмесячное содержание и законспирировать. Оружие спрятать».

 Не буду даже как-то комментировать данный приказ. Представьте себе, в тылу РККА оставалась массовая военная сила в количестве нескольких сотен тысяч человек. Её политика откровенно враждебна, личный состав законспирирован, поскольку даже в период немецкой оккупации солдаты и офицеры были под псевдонимами, всё это значит, в любое время командный состав может собрать своих подчинённых и начать активацию подпольной армии в действующую. Могла ли власть победившей страны не реагировать на отказ самоликвидироваться?

Тем более, что несмотря на приказ о расформировании АК, многие её подразделения отказались прекратить борьбу и стали сражаться с Красной Армией. Так, в течение года, начиная с лета 44-го, в Западной Белоруссии аковцами были убиты 594 и ранено 219 советских солдат и офицеров. Бандформирования Армии Крайовой нападали на гарнизоны Красной Армии, организовывали засады на дорогах, пускали под откос эшелоны, убивали партийных работников и офицеров НКВД. Война в белорусских лесах продолжалась до 1954 года, когда МГБ СССР ликвидировало последних одиночек, не прекративших сопротивление.

В мартe 1945 года руководящие кадры антикоммунистического подполья в тылу действующей Красной Армии находящиеся в Польше на нелегальном положении- представители эмигрантского польского правительства, большинство делегатов Совета Национального единства (временного подпольного парламента) и руководители АК-NIE были приглашены на конференцию по поводу возможного вхождения руководителей aнтикоммунистическогo подполья в новoe правительствo. Однако они заявили о желании получить 80% мест в новом кабинете (нe признaвaли Временного правительства Польской Республики) и требовaли авиарейсa в Лондон. После неудачных переговоров представители антикоммунистического подполья были арестованы и доставлены в Москву.

18-21 июня 1945 состоялся так называемый «Процесс шестнадцати», на котором Янковскому и другим подсудимым были предъявлены обвинения. Процесс происходил в присутствии представителей иностранной прессы и обозревателей из США и Великобритании. По времени это совпало с конференцией по созданию просоветского правительства Польши.

Сразу же после ареста своих лидеров, польское правительство в изгнании послало ноту протеста в Вашингтон и Лондон с требованием освободить задержанных. Сталин на запрос сообщил американскому посланнику Гарри Ллойду Хопкинсу, что нет никаких причин связывать «процесс 16» с поддержкой коммунистического правительства Польши и, что приговоры вряд ли будут суровыми. Правительства Великобритании и США разделяли эту позицию, поскольку больше дипломатических демаршей не было, хотя о судьбе подсудимых они вспомнили…через 10 лет.

Покажу небольшой отрывок из протокола суда:

« Из обвинительного заключения по обвинению Окулицкого Л. Б., Янковского Я. И., Бень А. В., Ясюковича С. И. и других в количестве 16 человек в преступлениях, предусмотренных ст. ст. 58–6, 58–8, 58–9, 58–11 Уголовного Кодекса РСФСР. «‘Следствие считает установленным, что:

1) обвиняемые по настоящему делу Окулицкий Л. Б., Янковский Я. С, Бень А. В. и Ясюкович С. И. после освобождения территории западных областей Украины и Белоруссии, а также Литвы и Польши, являлись организаторами и руководителями польских нелегальных организаций на этой территории, проводивших активную подрывную работу в тылу Красной Армии;

2) обвиняемый Окулицкий при участии обвиняемых Янковского, Бень и Ясюковича, действуя по указаниям польского эмигрантского «правительства», ложно заявив Советскому военному командованию о роспуске «Армии Крайовой», в действительности сохранили её штабы, офицерские кадры и на этой базе создали новую законспирированную военно-политическую организацию под наименованием «НЕ» – «Неподлеглость» («Независимость»), в целях продолжения подрывной работы в тылу Красной Армии и подготовки военного выступления в блоке с Германией против СССР;

3) руководили подрывной деятельностью созданных ими подпольных организаций, направляли её на совершение террористических актов против бойцов и офицеров Красной Армии, диверсий на коммуникациях Красной Армии, неся, таким образом, всю моральную и политическую ответственность за диверсии и за террористические акты, совершенные в тылу Красной Армии;

4) вопреки приказу Советского военного командования об обязательной сдаче приемо-передаточных радиостанций, оружия и боеприпасов, скрыли их и использовали для подрывной работы против Действующей Красной Армии;

5) обвиняемый Окулицкий занимался ведением разведывательно-шпионской работы в тылах Красной Армии;

6) что обвиняемые Пайдак А. Ю., Пужак К. В., Звежинский А. К., Багинский К. С, Мерзва С. Ф., Стыпулковский З. Ф., Чарновский Е. С, Хацинский И. А., Урбанский Ф. А., Михаловский С. Ф., Кобылянский К. С. и Стемлер-Домбский И. Г. принимали участие в подрывной деятельности польского подполья на территории Польши в тылу Действующей Красной Армии, были осведомлены о невыполнении руководителями подполья приказов Советского военного командования о сдаче приемо-передаточных радиостанций, оружия и боеприпасов и использовали их в преступных целях.

Обвиняемые Окулицкий, Янковский, Ясюкович, Бень, Пайдак, Звежинский, Чарновский, Кобылянский, Мерзва, Урбанский, Михаловский и Стемлер-Домбский признали себя виновными в предъявленном обвинении полностью и уличаются имеющимися в деле документами, вещественными доказательствами и показаниями свидетелей».

 Ещё раз повторю, что процесс происходил в присутствии иностранных корреспондентов и обвиняемые могли публично заявить о своей невиновности и подтасовывании фактов следствием.

Чтобы не было вопросов о жестокости сталинского режима, показываю приговоры злейшим врагам СССР и руководителям антисоветского военного подполья, особенно первым трём, указанным в либерастичестской листовке (не забудьте при этом, что только что прошла самая чудовищная война в истории нашего народа):

Леопольд Окулицкий (Niedźwiadek) — главнокомандующий Армии Крайовой-«NIE», 10 лет тюрьмы, умер в тюрьме 24 декабря 1946 года. Только спустя почти десять лет 21 июня 1955 г. правительства США и Великобритании обратились в Москву и Варшаву с официальными нотами с вопросом о судьбе осужденных на «процессе шестнадцати», не вернувшихся к тому времени из СССР. В ответах на запросы, в октябре 1955 и в 1956 гг. советские власти заявили, что Леопольд Окульский скончался в тюрьме на Лубянке 24 декабря 1946 г. от сердечного приступа и паралича, его останки были сожжены.

Станислав Янковский — заместитель премьер-министра в представительстве польского эмигрантского правительства. 8 лет лагерей, умер в тюрьме 13 марта 1953 года за две недели до окончания срока.

Станислав Ясюкович — заместитель министра внутренних дел. 5 лет лагерей

Долгое время судьба Станислава Игнатьевича Ясюковича была неизвестна: антисоветские авторы заявляли, что один из главных подсудимых московского «Процесса шестнадцати» был тайно вывезен в Польшу, где казнен в одной из тюрем. Однако Станислав Ясюкович не был казнен. Он умер не на Лубянке (политическая тюрьма для особо важных противников тогдашнего политического режима), поскольку по состоянию здоровья его перевели в больницу Бутырской тюрьмы, где он скончался в возрасте шестидесяти четырех лет.

Казимеж Пужак — глава Совета национального единства и социалистической партии ПСС-ВРН. Получил полтора года заключения, выпущен в ноябре 1945 года и возвратился в Польшу. Отказался эмигрировать, был вновь арестован службой безопасности Польши в 1947 и приговорён к 10 годам заключения. Умер 30 апреля 1950 года.
Александр Звержинский — заместитель главы Совета национального единства, глава партии Народное объединение. 8 месяцев заключения.
Члены Совета национального единства:
Казимир Багинский — 1 год заключения, позже освобождён и эмигрировал в США.
Евгений Чарновский — глава Демократического союза, 6 месяцев заключения.
Юзеф Хацинский — глава партии Объединение труда. 4 месяца заключения.
Станислав Мерзва — 4 месяца заключения.
Збигнев Стыпульский — 4 месяца заключения, позже освобождён, эмигрировал в Великобританию.
Феликс Урбанский — 4 месяца заключения.
Станислав Михаловский — признан невиновным.
Казимеж Кобыляньский — признан невиновным.
Ю. Стемплер-Домбский — переводчик польской группы, признан невиновным.
Антоний Пайдак — представитель польского правительства в изгнании, приговорён к 5 годам тюремного заключения, был освобождён в 1955 году.

Выводы сделать каждому предлагаю самому…

На фото вверху — Бойцы Армии Крайовой в Келецких лесах. 1943 г.

runivers.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Финансы Крымского Юрта как составной части Османской империи

Евгений ПОПОВ

В память о Русском Исходе

Дмитрий СОКОЛОВ

След Великого Гения на крымской земле