Крымское Эхо
Новороссия

Сентябрьские маневры

Сентябрьские маневры

Встреча Контактной группы в Минске, состоявшаяся 22 сентября, была последней перед переговорами лидеров стран «Нормандской четверки», назначенных на 2 октября в Париже. Очередное минское свидание закончилось с прогнозируемым результатом: сторонам вновь не удалось договориться об отводе от линии боевого соприкосновения вооружений калибром меньше 100 миллиметров. При существующих на сегодняшний день обстоятельствах это означает, что из переговоров опять ничего не вышло.

Ожидать такого исхода стоило уже хотя бы потому, что за день до встречи в Минске украинская сторона выразила протест по поводу выборов в местные органы власти, которые в Донецкой Народной Республике должны состояться 18 октября, а в Луганской Народной Республике – 1 ноября. А давно подмеченная дипломатическая закономерность заключается в том, что не стоит ждать успеха на переговорах там, где один из их участников еще до разговора по существу проблемы вносит в общий процесс осложняющий момент.

Вполне предсказуемой оказалась реакция Киева и на представленную ДНР и ЛНР уже на самих переговорах «Дорожную карту» урегулирования конфликта на Донбассе. Представитель Украины в политической подгруппе на переговорах в Минске Роман Безсмертный назвал предложения Донецкой и Луганской Народных Республик не больше не меньше как ультиматумом.

Идею ДНР и ЛНР перенести проведение местных выборов в обеих республиках на 21 февраля 2016 года в Киеве и вовсе отвергли с порога. Представители украинской власти разразились гневной тирадой, в которой предложенная дата избрания местных органов власти в ДНР и ЛНР была названа «циничным троллингом» всего переговорного процесса. Теперь ведь для бывшей Украины 21 февраля – траурный день календаря, когда на майдане пролилась кровь, а Россия приступила к «аннексии» Крыма.

Таким образом, на Минских переговорах – снова тупик, что не вселяет оптимизма и в отношении результатов встречи на высшем уровне в рамках «Нормандской четверки».

На линии фронта ситуация тем временем, хоть и патовая, однако не застывшая. Украинская сторона продолжает по-своему толковать условия прекращения огня. Везде, где можно, украинские военные пытаются тихой сапой занимать участки территории на нейтральной полосе. Такой тактике, подразделения ВСУ придерживаются, например, на дебальцевском направлении, в окрестностях поселка Логвиново.

Также не прекращаются попытки огневого прощупывания украинскими войсками позиций армий ДНР и ЛНР. Реальное количество нарушений «режима тишины» больше тех цифр, которые попадают в суточные сводки. Только в отличие от горячих августовских дней украинские войска редко променяют тяжелую артиллерию и почти не стреляют из реактивных систем залпового огня. Задача же всех таких огневых маневров остается прежней: выявление в линии обороны армий ДНР и ЛНР слабых участков.

Разное «маневрирование» продолжается и за линией фронта. Разведка армии ДНР 23 сентября вновь зафиксировала появление новых танковых сил в Константиновке, всего были замечены 20 танков, а в поселок Очеретино выдвинулись несколько систем залпового огня «Ураган». Перед этим, на протяжении почти всех прошедших дней сентября, украинская военная техника различного назначения беспрерывно курсировала в ближних тылах. Мало кто поверит, что это «катание» проводилось без цели и смысла. Командование украинской армии не прекращает военных приготовлений, осуществляемых во всех родах войск.

Отдельно стоит остановиться на еще одной стороне фронтового затишья. В Донецке и Луганске сейчас нет недостатка во всевозможных прогнозах, предположениях и прочих версиях дальнейшего развития ситуации.

Уже появились различные выкладки о вероятности срыва всех мирных переговоров весной 2016 года, что неминуемо приведет к очередному «огнестрельному» лету, при этом, куда более «жаркому», чем лето 2014 года. Такие прогнозы основываются на оценке перспектив Минского процесса, а они представляются либо туманными, либо пессимистическими.

Втрое основание предсказаний «большой войны» летом следующего года – боевые приготовления украинской армии, проходящие зачастую под присмотром натовских инструкторов. Присланным надсмотрщикам, а также тем, кто их послал на бывшую Украину, интересно будет посмотреть, как покажет себя проинструктированный «материал» в реальной боевой обстановке.

Большинство же прогнозов пока относятся к приближающемуся зимнему сезону. Пошла гулять информация о том, будто бы украинские войска в преддверии холодов намерены оставить один из пригородов Донецка. Причина предполагаемого маневра в том, что у противника армии ДНР не хватает желания и амуниции для того, чтобы зимовать в полуразрушенном населенном пункте.

Следующие сведения в чем-то перекликаются с только что приведенными. Как известно, украинские войска за месяцы оккупации части территорий бывших Донецкой и Луганской областей успели соорудить на различных направлениях что-то вроде укрепленных районов. На оккупированной части бывшей Донецкой области укрепленные местности появились под Красноармейском, Курахово, Великой Новоселовкой, западней Мариуполя.

Туда-то украинское командование будто бы и собирается отвести свои основные части на весь зимний период. На линии боевого соприкосновения с армией ДНР и в ближнем тылу, командование ВСУ собирается оставить блокпосты и заслоны, где служба будет организована вахтовым способом. В таком случае солдаты не будут мерзнуть в чистом поле месяцами. Кроме того, большинство частей и подразделений будут дислоцироваться вблизи также уже созданных центров военной логистики. А там, где ближе начальство, там больше и порядка, рассуждают в штабах украинской армии.

В таком маневре, если он будет произведен, также просматривается своеобразное толкование киевской властью Минских договоренностей. Согласно уже достигнутым соглашениям, армии ДНР и ЛНР (так же, как и их противник, который, впрочем, никаких соглашений не придерживается) не имеют права не только стрелять, но и продвигаться дальше определенной, зафиксированной в договоренностях, линии.

А поскольку силы, защищающие Донбасс, не в пример своему противнику, Минский прокол соблюдают, то они останутся на занимаемых позициях даже в том случае, если с противоположной стороны останутся одни только заставы и караулы. Украинское командование за это время убьет двух зайцев: предоставит своим войскам возможность как отдохнуть, так и подучиться военному делу, да еще и сэкономит денег, которых для пребывания на зимних квартирах требуется меньше, чем для ведения боевых действий в условиях зимних морозов и бездорожья.

Для возможного стягивания украинских войск на «зимовники» существует еще одна причина. За время своего хозяйничанья на оккупированных территориях украинское воинство успело конфисковать у местных жителей практически все припасы. Известно ведь, каким успехом у украинских бойцов пользовались припрятанные в погребах соленья и варенья. А новых запасов жители оккупированных территорий не делают. Из истории войн известно и то, что даже в самые трудные времена гражданское население выручали домашние хозяйства и какие-нибудь даже самые скромные по размерам участки земли. Около своего дома или где-нибудь еще можно было хоть что-то посадить и вырастить.

Но оккупация частей бывших Донецкой и Луганской областей украинской армией, как видно, не тот случай. Зная о нравах непрошенных «постояльцев», мирные жители вовсе не горят желанием сажать грядки или выращивать живность. К чему тратить силы впустую, если все, что вырастишь, отберут в мгновение ока!

Оценивая катастрофически сузившиеся возможности «подножной» кормовой базы, командование ВСУ также может счесть за благо увести вверенные войска на заранее оборудованные места, там паек будет хоть и чисто армейский, зато, более-менее гарантированный.

Конечно, эти прогнозы и предположения, как и всякие другие, за чистую монету принимать не следует. Слишком экстравагантные версии будущего, как правило, не сбываются, что, однако, не мешает реальности быть интересней и неожиданней каких угодно пророчеств и предсказаний.

Война на Донбассе за последние две-три недели приобрела некоторые черты замороженного конфликта. «Заморозка», как надо понимать, необходима России. Внешняя политика Российской Федерации сейчас больше сосредоточена на вооруженном конфликте в Сирии и на борьбе с Исламским государством. Это заметно даже по содержанию популярных ток-шоу на темы большой политики, где о проблемах Донбасса и бывшей Украины вспоминают только в контексте других событий, в первую очередь, ближневосточных.

Если уж для России так важно не допустить взятия боевиками ИГИЛ Дамаска и выхода исламских фанатиков на берег Средиземного моря, где находятся военные порты Латакия и Тартус, то конфликт, тлеющий под боком, в самом деле не мешает остудить. Не то российская внешняя политика окажется в положении хозяйки, старающейся управиться одновременно с несколькими кипящими кастрюлями. За ослабление внимания к Донбассу российское руководство уже критикуют внутри страны, справедливо указывая, что за ближневосточными делами можно проморгать создание на юго-западных границах России натовского форпоста.

Контакты киевской власти со штаб-квартирой Североатлантического альянса в сентябре действительно расширились и углубились. Официально прием Украины в НАТО на повестке дня в альянсе не стоит. Однако, похоже, что и это обстоятельство подвигает Киев к тому, чтобы и без приема в действительные члены прицепиться к НАТО всеми доступными способами. Недаром перед очередным приездом в Киев генсека альянса Йенса Столтенберга президент бывшей Украины Петр Порошенко анонсировал референдум о присоединении того, что осталось от страны, к Североатлантическому блоку. Будучи в Киеве, главный чиновник НАТО принял это стремление к сведению.

Ответной реакцией на натовский «анонс» Порошенко со стороны ДНР и ЛНР стали заявления глав двух республик — Александра Захарченко и Игоря Плотницкого. Они предупредили Киев о том, что если Украина бесповоротно возьмет курс на вступление в Североатлантический альянс, то Донецкая и Луганская Народные Республики выйдут из Минского процесса и приступят к освобождению оккупированных частей бывших Донецкой и Луганской областей.

Пока, правда, заявления Александра Захарченко и Игоря Плотницкого больше похожи на политическое предупреждение, чем на конкретный военный план. Москва в этом вопросе оказывает Донецку и Луганску политическую поддержку, но не прямую, а косвенную. Сам министр иностранных дел России Сергей Лавров заявил, что не видит признаков нарушения Минских договоренностей в проведении на Донбассе выборов в местные органы власти, на условиях, определенных руководством ДНР и ЛНР. Если конституирование двух республик продолжится хотя бы таким образом, тогда Донецку и Луганску в чем-то легче будет противодействовать и цеплянию Киева к НАТО.

Местами, где все причастные к конфликту на Донбассе стороны выложат на стол карты (понятно, что не все, а те, в отношении которых, они сочтут сделать возможным или необходимым), станут сессия Генеральной Ассамблеи ООН и встреча «Нормандской четверки» в Париже. По этой причине и обстановка в зоне боевых действий до начала октября вряд ли изменится существенным образом.

Украинские войска будут продолжать свои маневры огнем и техникой, не забывая, создавать местным жителям и бытовые козни. Как, например, это произошло 23 сентября на «тропе ирокезов», связывающую поселок Трудовские и пригород Донецка — Марьинку. «Тропа», по которой жители Марьинки ходят в Донецк, кто по личным делам, а кто и на работу, функционировала до середины дня. Однако в полдень украинские военные объявили, что пропуск людей прекращается на неопределенное время. Дальше получилось, как в известном правиле: «Кто не успел, тот опоздал». «Застрявшие» в Донецке жители Марьинки, разбрелись ночевать по родственникам и знакомым, а их товарищи по несчастью, заблокированные в соседнем с Донецком городке, также отправились искать временную крышу над головой.

В «полуотрезанном» положении очутились и жители села Александровка Марьинского района. Они также часто ходят в Марьинку по проселку, выходящему к «тропе ирокезов». Но с 23 сентября все походы пришлось прекратить. Теперь два соседних населенных пункта сморят друг на друга сквозь цепь блок-постов, опасаясь, что «простой» связывающей их тропы украинскими военными был задуман для того, чтобы пешеходный путь заминировать минами-растяжками и минами-ловушками.

На оккупированных частях территорий бывших Донецкой и Луганской областей киевская власть продолжает морально издеваться над мирными жителями. Объявлено, что городу Артемовску возвращено его дореволюционное название – Бахмут. Имя героя революции и основателя Донецко-Криворожской республики Артема (Федора Сергеева) попало под действие закона о «декоммунизации». То обстоятельство, что имя Артема и название города Артемовска за многие десятилетия стали восприниматься едва ли не как синонимы, только подстегнуло декоммунизаторский зуд киевской власти.

Сентябрьские маневры, проводимые как на линии огня, таки в политике, если, что и подтверждают, так только не однажды уже вскрывавшуюся истину: попытки заморозить военные конфликты, имеющие принципиальный характер, могут привести разве что к некоторому снижению количества сжигаемого пороха, но никак не к миру.

Фото www.rbc.ua

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Сезон выжиданий

Игорь СЫЧЁВ

Переговоров все равно не будет

Игорь СЫЧЁВ

«Многоходовка» в тупике

Игорь СЫЧЁВ

Оставить комментарий