Крымское Эхо
Новороссия

Проблема вместо решения

Проблема вместо решения

Наступление украинской армии на Мариупольском направлении, о чем было поднято много шума, опять не стоялось. На всем донецком фронте разрекламированный «день Х» — 14 декабря — прошел в обычном режиме: с украинской стороны обстреливались различные населенные пункты. Еще накануне, вечером 13 декабря, сильно «повезло» жителям поселка Коминтерново, находящегося рядом с южным флангом фронтовой линии. От прямого попадания мины сгорел единственный в поселке продуктовый магазин.

Причин того, почему военная тревога вновь не перешла в обострение войны, не одна. Но среди причин, видимо, не последняя та, что киевская власть не захотела гоняться сразу за двумя зайцами, да еще и на разных полях: военном и церковном.

Как известно, на 15 декабря в Киеве был запланирован и прошел собор церковных раскольников, учредивший на бывшей Украине то, чему было дано название отдельной Поместной православной церкви.

Совершенно неканоническое, с точки зрения законов мирового Православия, мероприятие, состоялось при поддержке и прямом участии президента бывшей Украины, который еще и верховный главнокомандующий вооруженными силами.

Но зачем главковерху, погрузившемуся в церковные дела как раз в день, когда надо было провернуть давно задуманное, лишние проблемы! Если бы в этот же день войска двинулись в наступление, то сразу бы посыпались сводки о тяжелых боях вместе с донесениями о растущем количестве раненых и убитых. А так, и в Киеве все шло по утвержденному графику, и на фронте оставалось без перемен.

Надо также понимать, что киевская власть вынуждена держать в уме наставления своего «смотрителя» из Америки Курта Волкера. Специальный представитель США еще прошлым летом предостерег Киев, заметив, что идея наступать на Донбасс – плохая, а осенью добавил к этому то, что украинской стороне никак не следует выходить из Минских переговоров, иначе тогда у России появится право развернуть военное наступление на бывшую Украину.

Для самой же Америки лучше всего, если бы на Донбассе и дальше все шло так, как идет до сих пор. В самом же деле, от Московской кольцевой автомобильной дороги до зоны боевых действий, где применяется оружие общевойскового боя, расстояние сейчас по прямой — менее 900 километров. Как говорил приснопамятный премьер-министр России — никогда такого не было и вот опять. И это «опять» продолжается уже пятый год. Как раз то, что «Вашингтонский обком» особо не напрягает, а известную выгоду приносит.

Наверное, среди прочих причин и поэтому не успело закончиться в приевшемся, вялотекущем режиме 14 декабря, как в информационном пространстве замелькала следующая дата наступления украинских войск на Донбассе — теперь это уже 24 декабря.

Правда, и 24 декабря выглядит не вполне достоверной датой. Как известно, это католический протестантский священник, а не президент бывшей Украины, назначивший самого себя еще и «крестным папой» новоиспеченной Поместной церкви, в праздники, приходящиеся на завершение уходящего и наступление Нового года, запросто может начать загул в компании с западными христианами. Боевые хлопоты при таком распорядке также совсем ни к чему.

Однако в Москве и при этом не исключают провокаций с украинской стороны именно в конце декабря. Об этом 17 декабря заявил министр иностранных дел России Сергей Лавров, когда давал пресс-конференцию в редакции «Комсомольской Правды»: «На последнюю декаду декабря Порошенко планирует и вооруженную провокацию на границе с Российской Федерацией, на границе с Крымом. Он получит ответ — мало не покажется, я вас уверяю».

Вероятность такого случая состоит еще и в том, что для совершения пограничной провокации не обязательно нарушать саму границу. Где-нибудь около Крыма, но на украинской стороне, неожиданно может раздасться стрельба, прогремит вдруг взрыв или будет выпущено в воздух отравляющее вещество. Также со стороны бывшей Украины могут появиться погибшие или хотя бы раненые и другие пострадавшие. Вокруг инцидента сразу будет поднят информационный шум и быстро отыщется «российский след». Остальное покатится по сценарию, отыгранному уже не один раз.

Хотя из интервью Сергея Лаврова ясно не только, что может последовать в случае провокации против российской территории в Крыму или где-либо еще. Кроме этого также понятно, что в принципе российская политика на киевском направлении остается без изменений. Главе внешнеполитического ведомства был задан и вопрос, почему Россия не признает республики Донбасса? Ответ лишь повторил уже известную позицию Москвы: «Вы хотите признать ЛНР и ДНР? А дальше? Потерять всю остальную Украину, оставить ее нацистам?»

Хорошо, конечно, что в высшем руководстве России теперь понимают, кому принадлежит власть на территории площадью чуть меньше 550 тысяч квадратных километров и соприкасающейся с Российской Федерацией по границе протяженностью почти 1,9 тысячи километров. Это с учетом вычета участка, контролируемого ДНР и ЛНР. Да только нацисты не сидят сложа руки, а, наоборот, стараются сделать все, что от них зависит, лишь бы, занимаемую территорию и проживающих на ней людей у них никто не отобрал. И уже сейчас к обработке населения в нужном им духе украинские нацисты добавляют еще и поместно-церковный угар.

При ведении такой политики киевский режим не без основания рассчитывает и на резерв времени, присутствующий у него по причине того, что с февраля 2014 года ему так никто серьезно и не помешал заниматься тем, чем он сам считает нужным.

Имея фору во времени киевская власть намерена усилить идеологическую обработку людей, проживающих на подконтрольной ей территории. Здесь важны каждые сутки, а их в распоряжении Киева как было, так и остается много.

Затягивание и растягивание во времени исполнения любого замысла, как правило, работает против тех, кто этот замысел должен реализовать. Прав был поэтому знаменитый историк Ключевский, когда заметил о России начала 20-го века, что в ней реформы, хоть и меняют страну, но страна в свою очередь меняет реформы.

Из этого сопоставления становится понятным, почему революция в России оказалась неизбежной и необходимой. Многие прежние порядки, которые по идее должны были уходить в минувшее, в действительности отодвигались и вуалировались или вместо ухода вращались по кругу, возвращаясь вновь в слегка измененном виде. А в итоге то, что было задумано как средство преобразования общества, вместо следования по намеченному курсу сбивалось на путь, ведущий в тупик, под которым был только провал.

По замкнутой траектории, как пьяный из анекдота, вокруг бочки, ползают и все попытки умиротворения и приручения киевской власти, в том числе способом Минских соглашений.

На Донбассе тем временем уже каждый некролог об очередном погибшем ополченце сопровождается такими стихами:

Игрой подлой в «перемирья»,

На гибель многих обрекли.

Тебя на взлете жизни сбили,

И в список скорбный занесли…

Только за несколько дней, с 7 по 13 декабря, список погибших пополнился еще пятью именами. Еще о двух убитых на фронте стало известно после этого.

Из тех, кто погиб, только один человек не годен для боевой службы — он родился в 1960 году. Еще один погибший — 1979 года рождения. Остальные пали, в самом деле, иначе не скажешь, на «взлете», так как родились в 90-е годы прошлого века.

Над могилами павших бойцов воздаются воинские почести, а на сами могилы падают слезы родных и близких погибших. Однако это — лишь сопровождение происходящего, но не его объяснение.

Только и готового объяснения тянущейся и тлеющей войны также нет. Оно появились бы, но в том случае, если бы политика и дипломатия, направленная как будто на прекращение конфликта, проникли в истину и на ее основе создали новую реальность. Но вместо решения уже существующей проблемы, наряду с ней, создается еще одна. И в этом, собственно, заключается истина, которая есть сейчас. Она сама — не решение, а проблема.

В российской дипломатии создавшееся положение как будто видят. А потому, как сообщил 19 декабря заместитель министра иностранных дел России Григорий Карасин, «в обозримой перспективе встреч «Нормандской четверки» на уровне президентов или министров иностранных дел, не планируется». Однако и тут было прибавлено, что сказанное не означает, будто «Нормандский формат» утратил актуальность.

«Четверка», если исходить из общего видения проблемы Москвой, собраться, в том числе и на самом высоком уровне сможет, но не раньше, чем киевская власть примет закон особом статусе Донбасса с обязательным включением в него «формулы Штайнмайера».

«Формула», представляющая собой также перечень мер по мирному урегулированию военного конфликта, была разработана теперешним президентом ФРГ еще в его бытность министром иностранных дел. Без реверанса в сторону Германии — без этого внешняя политика России с известных пор обойтись не может. Но и тут загвоздка в том, что про германскую политику в отношении бывшей Украины можно повторить то же, что в раздражении сказал Наполеон в адрес своего маршала Бернадотта: «Он — не средство, а препятствие».

Чего другого, а препятствий к тому, чтобы война, ведущаяся против Донбасса пятый год подряд, завершилась путем ухода или разгрома украинских войск, хватает.

После того, как разрекламированное на 14 декабря наступление украинской армии не состоялось, в оперативной обстановке снова наступил период неопределенности. Сейчас называю направления, где обострение может произойти уже 24 декабря. Только в отличие от прошлой недели теперь это не южный фланг, а Светлодарская дуга или Горловка. Участок линии обороны, прикрывающий Дебальцево и Углегорск, считается направлением повышенной напряженности, так как неподалеку находится стык донецкого и луганского фронта. Туда так же, как и под Горловку, украинское военное командование перебрасывает в последние дни различные силы.

Но чего-то излишне рекламируемого или ожидаемого опять может и не быть.

Американские кураторы киевской власти, похоже, больше рассчитывают решить «украинский вопрос» своим проверенным способом: если не мытьем, так катаньем. Курт Волкер на встрече с Порошенко, состоявшейся 19 декабря, снова завел речь о вводе на Донбасс международных миротворцев ООН.

Обострение обстановке на фронте понадобиться может, но в дозированных пределах, в отмеривании которых киевская власть не свободна. Как бывает в таких случаях, стрельба в зоне боевых действий — это только первый выстрел. Остальное — за шумихой и рекламой.

Одним словом, киевская власть и те, кто стоит за ней, также пробуют решать проблему, но, понятное дело, по-своему и к собственной выгоде.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Зона войны

Игорь СЫЧЁВ

Трудности украинского урегулирования и дипломатические маневры вокруг Донбасса

Игорь СЫЧЁВ

Крокодиляче про звиряче

Катя БЕДА