Крымское Эхо
Архив

«Позор, что в XXI веке у нас люди умирают от почечной недостаточности!»

.

Петр Михальчевский


«Позор, что в XXI веке у нас люди умирают от почечной недостаточности!»
Поскольку смерть, когда у человека перестают работать почки, мучительна, в цивилизованных странах вопросы заместительной почечной терапии решаются, как правило, на государственном уровне.

Как обстоит дело в Крыму с такими видами заместительной почечной терапии, как диализ? Какими мощностями располагает крымская медицина и какова потребность в их увеличении? На эти и другие вопросы мы попросили ответить директора КРУ «Клиническое территориальное медицинское объединение «Университетская клиника» Петра Михальчевского.

— Петр Семенович, все мы помним недавние подробно освещавшиеся в СМИ события в Черкассах, когда пациенты протестовали против закрытия финансирования в их городе немецкой клиники гемодиализа — эти люди митинговали, обращались к Президенту. С другой стороны, в США, где вся медицина частная, а не государственная, тем не менее, существует федеральная программа конгресса, согласно которой обеспечивается 100-процентное покрытие нуждающихся в гемодиализе. Программа уникальна среди программ здравоохранения Штатов, так как предоставляет медицинскую страховку на основании одной болезни – терминальной стадии хронической почечной недостаточности, для всех других серьезных заболеваний такой страховки не предусмотрено. Таким образом, на один миллион населения в США, по статистике, получают гемодиализ порядка 2000 человек, в Японии эта цифра еще выше – 2500 человек. Какова статистика по Крыму?

— Ну, у нас, как видите, никто не митингует. Но действительно на сегодняшний момент проблема заместительной почечной терапии актуальна и стоит остро. К хронической почечной недостаточности может привести любое системное заболевание. Действительно, даже грипп или инфекции могут вызвать острую почечную недостаточность, которая может прейти в хроническую. К сожалению, потребность в этом виде лечения год от года растет — это общая тенденция, причин которой много: экология, изменение образа жизни, факторы питания, взросление населения, успехи в лечении различных заболеваний — таких, как сахарный диабет и т.п.

В Крыму, на базе Университетской клиники, действует отделение хронического гемодиализа, территориально расположенное в 7-й горбольнице. Создано оно в 1991 году, на данный момент там 14 гемодиализных мест, они работают в три смены на 14 аппаратах, обслуживая 42 человека в день, а каждый пациент, находящийся на плановом диализе, получает три процедуры в неделю.

Кроме того, у нас есть филиалы в Алуште, Керчи и Джанкое, которые работают в две смены, мы их функционально курируем, обеспечивая расходными материалами. Таким образом всего в Крыму 30 диализных мест, на которых получают терапию 138 человек.

Но гемодиализ – это только один из методов заместительной почечной терапии, помимо этого у нас 52 человека находятся на перитонеальном диализе, который внедрен с 2003 года. Этот метод, как и многие новшества, стартовал с негатива, больные недоумевали: «Как же я буду жить с дыркой в животе?». Однако он себя оправдал. При перитонеальном диализе у больного нет привязанности к аппарату, организованный пациент, имеющий приличные бытовые условия, может такой диализ проводить дома сам. Такие люди более социально адаптированы. Кроме того, 27 человек у нас живут с почечным трансплантатом.

Таким образом, в итоге у нас заместительной почечной терапией охвачены 217 человек по Крыму, то есть обеспеченность на миллион населения чуть больше 100.

— Но это же капля в море по сравнению с развитыми странами! От кого же зависит в Украине финансирование этой сферы, и как можно добиться его увеличения? Чтобы у нас было не 100, а тысяча-две на миллион населения…

— В Крыму действует программа «Здоровье крымчан», согласно которой обеспечивается финансирование гемодиализа из бюджета АРК. На государственном уровне в Украине программы заместительной почечной терапии нет. Есть программа трансплантации органов и тканей, и мы получаем медпрепараты, поддерживающие трансплантат. Вы знаете, какой процент ВВП в развитых странах приходится на здравоохранение? От 7 до 10! Мы же не дотягиваем до 3%… Заместительная почечная терапия – финансово высокозатратное лечение и зависит от экономических возможностей страны и ее отношения к инвалидам.

— Какова же потребность крымчан в таком виде лечения?

— Согласно действующего Реестра больных с хронической болезнью почек, в АРК в заместительной почечной терапии (ЗПТ) в 2004 году нуждались 139 больных, а на 2013 уже 303. В течение 2012 года на ЗПТ находилось 233 больных из 276 нуждающихся. Причем эти цифры Реестра практически не учитывают вторичные нефропатии (за исключением сахарного диабета частично) и токсические повреждения почек (статистика отсутствует).

Пациенты под аппаратами гемодиализа»
«Позор, что в XXI веке у нас люди умирают от почечной недостаточности!»
— Значит, люди, не получающие помощи, умирают? Получается, что, если покрыты только 137 человек, а нуждаются 303, то без помощи отказывается более половины пациентов? И это еще выявленные больные… А на сколько лет гемодиализ и трансплантаты продлевают жизнь?

— Средняя продолжительность жизни на заместительной почечной терапии более 6 лет, на гемодиализе — максимум 276 месяцев (23 года), на перитонеальном — 185 месяцев (15 лет), выживаемость почечного трансплантата 252 месяца (21 год). В течение года в среднем умирает от 30 до 40 больных с хронической болезнью почек, не получивших заместительной почечной терапии.

— Все же у нас в Крыму достаточно развитая медицина, ведь у нас один из лучших мединститутов бывшего СССР – КГМУ, есть Университетская клиника, клиника медуниверситета, много неплохо оснащенных частных клиник. Почему же нет достаточного оснащения аппаратами для гемодиализа? Ведь простейший аппарат стоит порядка 15 тысяч долларов?

— Весь имеющийся в Крыму диализный парк аппаратов «искусственная почка» (бюджетное финансирование) контролируется КРУ «КТМО «Университетская клиника». В АРК нет частных клиник, которые смогут проводить адекватную заместительно-почечную терапию согласно приказа МОЗ Украины №280 от 11.05.2011года. Почему? Это вопрос к руководителям этих клиник. Думается, причина в том, что гемодиализ — высокоспециализированная и финансово затратная медицинская помощь. Для его проведения в адекватной форме и с определенным коэффициентом «полезного» действия (продление жизни больных и их социальная адаптация, реабилитация) недостаточно наличия диализной аппаратуры и расходных материалов. Оптимальным является отделение амбулаторного гемодиализа с мощностью не менее 6 диализных мест, двумя врачами и по два физических лица среднего и младшего медицинского персонала в составе многопрофильной больницы.

— Кто принимает решение о направлении больного на гемодиализ?

— Консилиум. В его составе — лечащий врач, начмед, заведующая отделением нефрологии (она же главный нефролог) и специалист отделения гемодиализа. При направлении больного на гемодиализ решаются два вопроса: показана ли больному данная терапия и возможна ли она, нет ли противопоказаний. Отбор ведется сначала по медицинским и техническим аспектам, затем по финансовым.

— Нам рассказали, что в отделении гемодиализа есть пациент, которому удалили обе почки как раз перед принятием закона, запрещающего на Украине трансплантацию от неживого донора. В результате этот человек уже почти 20 лет живет на гемодиализе. Это сравнительно молодой еще мужчина, и с пересаженной почкой он мог бы принести куда больше пользы обществу, чем находясь в состоянии инвалидности, когда три раза в неделю ему надо лежать под аппаратом искусственной почки. Мы [url=http://old.kr-eho.info/index.php?name=News&op=article&sid=9956]уже поднимали вопрос о трансплантации[/url] на пресс-конференции министра здравоохранения Александра Каневского, и он ответил нам, что, пока нет закона, единственное, что может сделать Минздрав, это оплачивать зарубежные операции такого рода для наших больных в Турции и Белоруссии.

— Да, вы правы. Согласно действующему законодательству у нас разрешена пересадка органов только от родственного донора. Но надо понимать, что трансплантация – только один из методов заместительной почечной терапии, и рассматривать его как альтернативу гемодиализа нельзя. Она занимает важное место в системе ЗПТ, но заменить остальные методы не сможет, так как количество донорских органов ограничено. Если, конечно, мы не научимся выращивать органы.

— Где у нас делают трансплантацию хотя бы от родственных доноров?

— В Донецке, Запорожье, Киеве. Родственные трансплантации – выход, но есть и непарные органы, например сердце, есть люди, не имеющие родственников.

— Ну и далеко еще не всякий родственник отдаст свою почку…

— Это зависит от родственных отношений. Наиболее частный вариант — это когда матери отдают детям свои органы.

— Общественное мнение пока не на стороне закона о трансплантации, обыватель боится почему-то, что у него заберут орган и не будут его спасать, если он попадет в аварию. При этом тот же обыватель не думает о том, что, если он попадет в ситуацию, когда только пересадка почки сможет его спасти, а мест на диализе не будет, то он умрет.

— Пока не изменится отношение в головах у людей, у нас трансплантация не пойдет.

— Человек, у которого отказали почки, умирает тяжелой смертью?

— Да, это так.

— Врач-нефролог, просившая не называть ее имени, нам сказала: «Это позор, когда в XXI веке люди у нас умирают от почечной недостаточности!»

— Для кого позор? Для системы здравоохранения? Мы делаем все, что можем в пределах тех средств, что нам выделяются. При том уровне национального дохода, что у нас есть, мы можем взять на диализ только ограниченное количество больных.

— Для острых состояний (авария, травма, отравление), насколько нам известно, на территории больницы Семашко, что на Киевской, есть свое отделение, в котором проводят гемодиализ?

— Да, это отделение ТИТЭК (токсикологии и интенсивной терапии).

И каковы мощности по гемодиализу в этом отделении?

— Там один аппарат. И там другие принципы, сеанс может быть более коротким или более длинным по времени, может проводиться ежедневно или с большим интервалом и т.д. Это не программа, как при хронической недостаточности, когда аппарат полностью и постоянно заменяет работу почек

— Не мало ли? Вдруг два человека будут одновременно нуждаться в срочной процедуре?

— Сеанс гемодиализа имеет определенную продолжительность, так что два бывает крайне редко.

— Если вам завтра дадут деньги на дополнительные аппараты, разве вы не поставите туда еще один?

— По большому счету, необходимо иметь резервные аппараты, так как один может выйти из строя.

Еще один острый вопрос, волнующий пациентов и их родственников. Когда у нас старикам отказывают в направлении на гемодиализ, то ссылаются на приказ Минздрава Крыма №184, в котором возраст больных старше 65 лет является противопоказанием в назначении гемодиализа. В то же время существует приказ МОЗ Украины № 280 от 11.05.2011 «Об утверждении стандарта и унифицированных клинических протоколов оказания медицинской помощи по специальности «нефрология», в котором такого ограничения нет. Создается ситуация, когда пожилые заведомо записываются, уж простите за прямоту, в покойники…

— Да, такой приказ существует, ему уже 9 лет. Это приказ от 29.06.2004, и в нем действительно регламентирован порядок отбора больных с ХПН IV степени на заместительную почечную терапию. Учитывая высокую потребность в этом виде терапии, несоответствие технических возможностей обеспечения в соответствии с потребностью, данным приказом был введен возрастной ценз (14-60 лет), а также перечень противопоказаний. Надо сказать, что представления о заместительной почечной терапии меняются, и если было время, что у нас вообще никаких возможностей не было, то сейчас они появились.

— Вы полагаете, что данный приказ устарел? Это ведь приговор для всех, кому более 65 лет!

— Да. Устарел, но это не приговор. 65 лет – это возраст, когда есть уже другие выраженные соматические болезни: сердечная недостаточность, онкологические патологии и пр. Хотя, для того, чтобы провести саму процедуру диализа, нужны только сосудистый доступ, аппарат и расходный материал.

— В России совсем другая ситуация, нам рассказали, как отчитывали заведующую отделением гемодиализа в Твери за то, что у нее один 80-летний мужчина отказался от диализа.

— Россия более богатая страна, она имеет возможности финансировать заместительную почечную терапию более широко.

— У нас складывается такая ситуация, что диализные места не освобождаются, так как новых аппаратов нет, а если выживаемость на гемодиализе, как вы сказали выше, высокая, и на трансплантацию никто не уходит. И получается, что те люди, которым может потребоваться диализ, не имеют шансов его получить, а значит, не имеют шансов выжить…

— Вы совершенно правы, эта проблема нарастающая, и связана она не только с тем, что нарастает количество больных, но и с тем, что качество диализа улучшается, то есть растет выживаемость. А ответ — в том, что общество должно обеспечивать себя. И если мы хотим обеспечить всех нуждающихся гемодиализом, задача во всех отношениях благородная и достойная, то каждый должен подумать об обществе и о том, чем мы наполним бюджет.

…Автор этих лично строк видел, как тяжело умирал в больнице человек, которому не нашлось места на гемодиализе. Несколько дней больного бил страшный озноб от интоксикации организма, его рвало, врачи пытались облегчить положение капельницами и уколами. Родственники обращались и в токсикологию, умоляя провести хотя бы одну процедуру диализа – им отказали.

Потом жидкость у пациента пошла в легкие, человек буквально захлебывался и задыхался на глазах. Жидкость попала в мозг, начался отек, но и после этого мужчина не умер, сердце было еще крепким, к нему вернулось сознание, но говорить он не мог, хотя все понимал. В последние двое суток было самое страшное — пациент мучился от боли, кричал, пытался встать с кровати, к которой его привязывали, чтобы он не упал, чтобы его крик не волновали других пациентов, больного перед смертью перевели в отдельную дальнюю палату.

Родственники обращались в нефрологию, где им заявили, что нужен консилиум, и вообще пациенту уже 70 лет. Когда родные просили врачей облегчить больному страдания, обезболить, те отказались, мотивируя тем, что любой укол уже убьет пациента, а они же потом заявят на врачей в прокуратуру.

Мы обращаемся как к тем, кто принимает решение о финансировании заместительной почечной терапии, так и ко всем, кто прочтет эти строки – вы хотели бы ТАК умирать? Или чтобы так умирали ваши близкие? А ведь такое, увы, возможно. «Не спрашивай, по ком звонит Колокол…»

Мы также просим Минздрав АРК рассмотреть возможность отмены устаревшего и антигуманного приказа № 184.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Анатолий Могилёв хочет вернуться

У этой книги нет конца

Борис ВАСИЛЬЕВ

Улыбка всем к лицу…

Борис ВАСИЛЬЕВ