Крымское Эхо
Архив

Поклевещем напоследок

Его отмена является одним из требований парламентской оппозиции и Майдана (видимо, эти два понятия уже следует разделять) при переговорах с властью.

Всмотримся в текст закона, тем более, что Вадим Колесниченко представил крымским журналистам свою трактовку принятых документов. Сразу надо пояснить, что закон 3879 касается отнюдь не только судей. Это перечень поправок к уже существующим законам: Криминальному и Налоговому кодексам Украины, Закону о прокуратуре, Закону об информационных агентствах и еще нескольким другим.

Кроме того, напомним, что минимальный необлагаемый доход граждан сейчас установлен в сумме 17 гривен, то есть на 17 надо умножать указанные в статьях закона штрафы: 200 минимумов — это 3 400 грн и так далее. Перевод с украинского — наш.

Начнем с того, что дало название всему Закону — с отношения к суду и судьям. Неуважение к суду веем своим видом и реакцией на слова судьи в свое время демонстрировала подсудимая Юлия Тимошенко. Возможно, именно ее поведение подвигло авторов закона к жестким формулировкам. Безусловно, нельзя угрожать судьям и членам их семей, вмешиваться в деятельность судебных органов, толкая их на принятие неправосудных решений.

Но давлением на суд (мы слышали заявление судьи об этом) может считаться и пикет у входа в здание. Например, работники «Укртелекома» требовали сурового реального наказания для похитителя, укравшего телефонный провод и оставившего без связи целый микрорайон. Теперь этим пикетчикам-связистам грозил бы штраф до 50 минимумов или арест на полгода. Кстати, вору тогда дали условный срок, учтя двухмесячную отсидку в СИЗО.

Перейдем к тому, что близко нам, журналистам. Поправка к ст. 151 Криминального кодекса предусматривает статью за клевету. То есть за умышленное распространение заведомо недостоверных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица. Такое правонарушение предусматривает штраф до 50 необлагаемых минимумов. Но клевета, распространенная в СМИ (то есть профессиональная деятельность журналистов) «потянет» на 50-300 минимумов, клевета с обвинениями в тяжелом или особо тяжком преступлении — исправительные работы или ограничение свободы сроком до двух лет.

То есть статья, в которой даются противоположные мнения двух сторон, одной из них может рассматриваться как клевета? Информируя читателей о том, что создатель сафари-парка «Икс» обвиняет в вымогательстве главу администрации Игрек (уже боимся называть фамилии), мы сразу подставляемся под суровую длань закона?

Вадим Колесниченко, комментируя это, предлагает авторам, чтобы обезопасить себя, использовать словесные обороты «по некоторым данным», «существует мнение» и прочие подобные. И только назвать преступником человека, которого суд признал невиновным, нельзя — это будет клевета. Эту мысль он иллюстрирует наглядным примером: показывая на пластиковую бутылку с водой, говорит: «Если суд признал, что она железная, значит, она железная!». Все остальное — клевета на железную бутылку.

Поправка к ст. 295 — призывы к совершению действий, угрожающих общественному порядку — арест до 6 месяцев или ограничение свободы до трех лет. Групповое нарушение общественного порядка — штраф 150-250 минимумов или срок до двух лет. Из последних примеров подобный действий — перекрытие Севастопольской трассы пайщиками агрофирмы «Крым», права на земельные паи которых суды не признавали законными много лет. И не факт, что следующий суд снова не сделает их неимущими.

Кстати, такое же наказание теперь грозит жителям наших пригородов, которые любят, чтобы на них обратили внимание, гуськом ходить по пешеходному переходу, не пропуская машины — на днях жители Каменки таким образом протестовали против уничтожения и застройки лесополосы.

Местные органы власти в Крыму очень неохотно выдают информацию о том, кто и какие земельные участки получил. Например, практически невозможно узнать, кто пилит столетние деревья в Мисхорском парке-памятнике — депутаты Кореизского поселкового совета несколько лет назад раздали землю парка в частную собственность, а вот кому — информация закрытая.

Допустим, журналисты узнают и назовут имена варваров, уничтожающих парк. И тут их ждет свежая поправочка к ст. 361 — несанкционированный сбыт или распространение информации с ограниченным доступом и срок от 2 до 4 лет с конфискацией программных или технических средств. То же самое — за доступ к базе данных, в которой указаны учредители отечественных компаний или к базе БТИ, которые (базы) при желании можно купить, и украдены они отнюдь не журналистами.

Мы попросили нардепа Колесниченко прокомментировать эту букву Закона 3879 — именно относительно «закрытой» информации о земельных участках.

— Если нарушаете — да, будете виновны! — подтверждает он, а дальше технично уходит от темы. — Под что сделана эта норма? Мы определяем, что с 1 мая sim-карточки должны продаваться только по паспорту — с целью борьбы с терроризмом и преступностью. Симферополь, мне кажется, еженедельно «минируется»! Во время избирательной кампании постоянно грубо нарушается закон, когда происходит sms-рассылка с призывами голосовать за Иванова-Петрова, привлечь виновного к ответственности невозможно — карточка анонимна! 60% продаж стартовых пакетов — серые, налогом не облагаются. До сегодняшнего дня только государственный чиновник нес ответственность за нераспространение персональных данных, как теперь быть, когда владеть информацией о персональных данных станут операторы мобильной связи? Вот для них и вводится уголовная ответственность!

Тут мы усматриваем не только уклонение от ответа на вопрос, но и некоторое противоречие. Если уже сейчас кто-то массово, но адресно рассылает агитационные sms-ки, значит, он уже имеет и использует эту базу! И дело не в номере телефона, с которого эти сообщения отправлены!

Поправка к ст. 294 грозит организаторам массовых беспорядков сроком от 5 до 10 лет. Понятно, что эта мера вызвана последними событиями в Киеве, хотя Колесниченко утверждает, что работал над этим законом и подавал его в парламент с 2009 года. Почему же их не рассматривали и не принимали раньше?

С текущими событиями, безусловно, связано и наказание за блокирование доступа до жилища. Это привет участникам Автомайдана — 50-100 минимумов или три года — как решит суд. С ними же, мы полагаем, связан и запрет автопробегов колонной, состоящей более чем из пяти машин. Вадим Колесниченко объясняет, что всем автомобилистам известно, как трудно на наших нешироких дорогах обогнать колонну машин, движущуюся со скоростью 70 км/час. Хотя сам упоминает автопробеги, посвященные Великой Отечественной войне, проводимые севастопольцами.

Ст.182 Кодекса административного судоустройства теперь позволяет оставлять без рассмотрения заявление о проведении (массового) мероприятия, которое поступило в день самого его проведения. А как же митинги, которые, бывает, после каких-то резонансных заявлений президента, срочно собирает правящая партия? Или их местная власть не оставит без внимания?

Мы задали Вадиму Колесниченко и другой вопрос:

— Есть понятие «связанный кредит», когда оговариваются условия использования выдаваемых денежных средств. Принятие Закона 3879 последовало сразу после получения Украиной первого транша «путинского» кредита. Эти события связаны?

— Зачем мне убеждать вас, что они не связаны, если есть официальные заявления президента Путина и президента Януковича, где сказано, что этот кредит был дан без каких-либо условий! Любое условие, если оно не подписано — это пустой звук! Зайдите на сайт Верховного Совета, и вы увидите, что этими вопросами я и занимаюсь! Я три года назад официально обратился к 17 фондам и грантовым раздавателям, которые зарегистрированы в Украине с просьбой дать информацию, какие деньги они расходуют в Украине, на какие программы. Меня просто проигнорировали! Англичане порадовали, ответив: мы не будем перед вами отчитываться, мы отчитываемся перед Форин-офисом! Это хамское, циничное неуважение нашего суверенитета! Все это давно вызрело и было востребовано, было необходимо, поэтому кредит Путина и этот закон я, честно говоря, ну никак не могу связать!

— Они просто случайно совпали по времени? — переспрашиваем мы.

— Нет, не случайное совпадение во времени. В этом законе единственно новое, что было добавлено — вопросы борьбы с киберпреступностью. Любой ребенок, зайдя в интернет, может увидеть, как убивать людей, как организовать нападение на работников милиции! За это человек должен нести персональную ответственность. В Европе и США вопросы чистого контента в интернете давно рассмотрены…

Не подумайте, что у нас барахлил диктофон! Депутат Вадим Колесниченко, один из авторов Закона 3879, действительно отвечал не на вопросы журналистов, а на какие-то свои. Вот так мы поговорили…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

О сибирской язве, стихийке и уличном освещении

.

Доска почета Крыма

Олег ШИРОКОВ

И капитал обрести, и невинность соблюсти