Крымское Эхо
Архив

Начало «Русской Тавриды»

Начало «Русской Тавриды»

УРОК ИСТОРИИ

Для большинства людей, более или менее сведущих в крымской истории, знаменитое грибоедовское словосочетание «покорение Крыма» связывается, прежде всего, с актом присоединения земель Крымского ханства к Российской империи, имевшим место, как известно, в 1783 году. Между тем, действительное покорение полуострова, завоевание его силой русского оружия произошло за двенадцать лет до этого войсками генерал-аншефа князя В.М.Долгорукова.

 

Первое покорение Крыма

 

Примечательно, что до сих пор этот сюжет интересовал главным образом писателей, оставивших нам ряд новелл (В.Пикуль) и даже целый роман (Л.Ефанов). Однако не существует ни одного исторического труда, где это завоевание, столь важное в истории России, было бы описано и исследовано более или мене подробно. Рамки газетной статьи также не оставляют нам такой возможности. Но, тем не менее, с отдельными эпизодами этой эпопеи познакомиться стоит, тем более, что в следующем, 2011, году исполнится ровно 240 лет этим событиям.

…Шел третий год русско-турецкой войны, начавшейся вскоре по восшествии на престол императрицы Екатерины II. К этому моменту русские войска и флот уже одержали свои главные победы под Ларгой и Кагулом в Молдавии и при Чесме в Эгейском море. Наступил момент, когда следовало заняться главным союзником Порты — Крымским ханством. Никаких намерений по присоединению Крыма к России Екатерина тогда не имела. В соответствии с доктриной главы русского внешнеполитического ведомства Панина, Крым следовало сделать независимым государством под российским протекторатом, дабы исключить его участие в турецких военных авантюрах. Россия претендовала также на некоторые гавани Крыма, именно на Керчь и Ени-кале, обеспечивающие контроль над навигацией по Керченскому проливу.

Генерал-аншеф, князь
В.М.Долгоруков-Крымский»

Начало
Накануне русская дипломатия много поработала над тем, чтобы под покровительство России перешли кочевавшие в Северном Причерноморье ногайские орды, однако с Крымом в этом смысле вышла заминка. Для её разрешения летом 1771 года было решено направить в Крым вторую русскую армию. Армия эта, командующим которой и состоял В.М.Долгоруков, занималась охраной южных рубежей государства на пространстве между Днепром и Доном и отличилась за год до этого во взятии турецкой крепости Бендеры. К началу экспедиции в Крым её состав был увеличен до более 50 тысяч человек.

 

Падение союзников

 

Русские войска не совершали походов в Крым более 30 лет, со времён Миниха и Ласси, и это представляло немалые трудности. Войска должны были преодолеть сотни вёрст по безжизненной летней степи, под палящим солнцем при нехватке воды и кормов для лошадей, под угрозой нападения татарских отрядов. Тем не менее, марш до крепости Ор и Перекопской линии армия совершила благополучно.

Атака была поручена генерал-поручику В.П.Мусину-Пушкину, имя которого, кстати, в намеренно шутливой транскрипции было увековечено Байроном в поэме «Дон Жуан». Русские войска должны были штурмовать линию в шести местах на рассвете 14 июня. Одновременно некоторое количество пехоты и кавалерии, под предводительством А.А.Прозоровского должно было перейти вброд Сиваш и зайти с тыла. Линию обороняли войска крымского хана, который с обширной армией находился непосредственно за ней с крымской стороны, а крепость держал турецкий гарнизон из 600 «янычар». Обороняющиеся увидели угрозу с тыла, и весьма жестоко, как явствует из донесения Прозоровского, атаковали не успевшую выйти на берег и построиться кавалерию. Положение здесь спасли пехота и артиллерия, своим огнём отогнавшие нападавших.

Все это произвело настолько сильное впечатление на татар, что они бросили укрепления и отошли, оставив союзников-турок на произвол судьбы. Последние также продержались под огнём русских батарей только до полудня, после чего сдались на милость победителя. Путь в Крым Долгорукову был открыт. На этот раз задачей русских было не «разорение разбойного гнезда», как ранее, а приведение Крыма к государственному устройству «по образцу прочих наций», а значит, занятие полуострова для его умиротворения на достаточно длительное время.

 

Русский солдат ХVIII в.


Начало
В этой связи вся армия была разделена на три «колонны». Первая, под командованием генерал-майора Ф.Ф.Щербатова (около 3000 человек), еще до взятия Перекопа была направлена по Арабатской стрелке для занятия крепости Арабат, Керчи и Ени-кале. Вторая (около 2.5 тысяч) под предводительством генерала М.Брауна должна была занять Гёзлев (Козлов в русской транскрипции) — сегодняшнюю Евпаторию, после чего соединиться с главными силами. Последние представляли третью колонну, которой предводительствовал сам главнокомандующий. Её целью был главный турецкий пункт на полуострове — Каффа (или Кефа). Впереди её двигался авангард легкой кавалерии под предводительством князя Прозоровского.

 

Как феодосийцы коня Долгорукого целовали

 

Переправившись по понтонному мосту на Арабатскую стрелку, отряд Щербатова взял штурмом крепость Арабат, а затем без боя Керчь и Ени-Кале. Генерал Браун нашёл Козлов, брошенным жителями и наполовину разграбленным ханскими войсками и, оставив там гарнизон, пошел на соединение с Долгоруковым. Главные же силы, не встречая сопротивления, подошли к Кафе. Как явствует из записок немецкого негоцианта Клеемана, оказавшегося накануне русского вторжения в Крыму, турки массово дезертировали, образуя разбойничьи шайки, скитавшиеся по Крыму и занимавшиеся грабежом.

Штурм укреплений города 29 июня 1771 г, представлявший собой завершение преследования турецких частей, носил кратковременный характер, и не стоил больших жертв русским войскам. Правда, во время штурма армия потеряла инженер-генерала Сент-Марка: он слишком близко подъехал к крепостной стене, осматривая её и был убит выстрелом из ружья… Турки в основном бежали на кораблях, до последнего бился лишь сераскир Ибрагим-паша, который, увидев, что покинут собственными солдатами, в отчаянии сдался русским. Главнокомандующий торжественно въехал в Кафу, где проживало еще множество христиан. «Как я чрез город проезжал, — докладывал Долгоруков императрице, — то великими толпами встречали и с жадностью обступали меня. Целовали не только ноги, но и платье. Некоторым за великою тесностию не удалось — то и лошадь».

В течение последующих дней русские войска последовательно заняли все важнейшие пристани и пункты полуострова, а через год избранный знатью новый хан Сахиб-гирей подписал в Карасубазаре договор с Россией, в соответствии с которым Ханство объявлялось самостоятельной «областию» под верховной властью собственных правителей из династии Чингис-хана. Для защиты от посягательств бывшего сюзерена Порты, хан не без серьёзного нажима со стороны русских дипломатических и военных представителей согласился на передачу России двух крепостей: Керчи и Ени-кале с округой. Именно эти несколько квадратных километров на самом востоке Крыма и следует считать началом «Русской Тавриды».

Операция по завоеванию Крыма была проведена блестяще — в самый короткий срок и с наименьшими потерями, которые не превышали с русской стороны убитыми и ранеными 200 человек. Вскоре Долгоруков был пожалован императрицей орденом Святого Георгия 1 степени с прибавлением к фамилии титула «Крымский».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 27 февраля

Борис ВАСИЛЬЕВ

Рунету 20 лет!

.

Крымский конный

Олег ШИРОКОВ