Крымское Эхо
Архив

О лесном туризме замолвите слово…

О лесном туризме замолвите слово…

ПОЧЕМУ ДЛЯ ПОСЕЩЕНИЙ ЗАКРЫВАЮТСЯ САМЫЕ КРАСИВЫЕ МЕСТА?

Скоро начнется курортный сезон, и потянутся в Крым туристы со всего СНГ. Все хотят искупаться в море, загореть и поесть свежих фруктов. Но многие курортники, проводя долгие дни на крымских пляжах, забывают, что Крым – это не только море и пляж, но и замечательные туристские тропы, волшебные горы, фантастическая яйла.

Начало туризма в Крыму можно отнести еще ко времени царствования Николая II, который своим указом обязал дворян, во владениях которых были красивые природные объекты, провести к ним удобные дороги и тропы. Наиболее известные из них — Юсуповский пруд на реке Сары-Узень недалеко от Большого каньона Крыма, Голицынская тропа в Новом свете, остатки старых дорог к водопадам Головкинского, Солнечная тропа, проложенная на Южном берегу.

В советские времена туризм в Крыму приобрел государственное значение. Все самые красивые места Крыма были охвачены плановыми маршрутами, и туристское движение поддерживалось на всех уровнях. Лесники, встречая группы туристов в Крыму, подсказывали, как проще и лучше пройти, где есть красивые места и где лучше разбить лагерь. Даже в транспорте не бралась плата за провоз туристского снаряжения.

 

В лес — на конях!


О лесном туризме замолвите слово...
А как обстоит дело с горно-лесным туризмом в Крыму сейчас? Об этом мы беседуем с руководителем туристической фирмы Андреем М. Он попросил не указывать свое имя, так как, по его словам, не хочет проблем с Рескомлесом.

— После развала Союза развалился и плановый туризм, — рассказывает Андрей, — все стоянки пришли в негодность, маркировка маршрутов со временем постиралась и в бардаке, который был в стране, туризм как явление почти исчез. Только энтузиасты, которые не могли себе представить жизнь без походов, продолжали ходить по горам, прокладывая и разрабатывая новые маршруты. И в это время устраивали беспредел охотники и браконьеры. В тот период лесники в Крымском природном заповеднике жаловались, что им не разрешают иметь на кордоне ружье, а браконьеры приезжают охотиться с автоматами.

Но жизнь берет свое, и туризм в Крыму не умер, а продолжил свое развитие не без помощи этих самых энтузиастов, которые не мыслят своей жизни без походов по волшебному крымскому лесу. И в Крыму, и по всей Украине стали образовываться небольшие туристические предприятия, предлагающие желающим познакомиться с красотами лесного и горного Крыма.

— У нас много проблем, а Рескомлес вместо помощи начал нам еще и палки в колеса ставить, — сетует Андрей. — Часто от лесников приходится слышать, что ходят, мол, тут кто попало, мусорят, пожары устраивают, закрыть надо все леса для посещения и никого не пускать. Или пусть ходят в строго определенные лесниками места и по строго определенным дорогам. Вот только дороги, которые они определяют, все больше обходят стороной самые красивые места. Так и хочется спросить этих хозяев леса, для чего и для кого все это делается? То ли лесхоз (одно из предприятий, входящие в сферу управления Рескомлеса) хочет подмять под себя весь туристический бизнес, то ли пытается скрыть какие-то свои интересы…. Так как то, что запрещено, разрешается за деньги. Например, в центральный заповедник проход запрещен, но, заплатив определенную сумму, можно его посетить в любое время года, в том числе и в пожароопасное. И так по всему Крыму. Напрашивается вывод: способен оплатить, значит, ты добросовестный турист, а если денег нет, значит – вредитель и поджигатель леса. Хотя кто может дать гарантии, что тот, кто заплатил, не оставит после себя костер и мусор! Часто те, кто платит, считают: раз заплатил – буду делать что хочу, и наоборот, те, у кого нет денег, по моим наблюдениям, бережнее относятся к природе, заливают костры и убирают мусор не только за собой, но и за другими.

По промаркированному маршруту»
О лесном туризме замолвите слово...
Почему-то все проблемы леса работники лесхоза пытаются повесить на туристов: если мусор в лесу — значит, туристы; зверь исчез — снова проклятые туристы распугали; пожар в лесу — опять туристы. Забывают, что есть и другие, более объективные, но менее заметные причины возникновения пожаров. К примеру, взять места наиболее частых возгораний, южные склоны главной гряды Крымских гор, где почти все родники спрятаны в трубы. Яркий пример — ущелье Авунда, куда даже ходить не хочется, жалкое зрелище. Конечно, вода нужна для нужд поселков, санаториев и т.д. — но тогда чему удивляться, что лес летом высыхает до состояния пороха и может вспыхнуть в любой момент и по любой причине. А при возгорании воду приходится везти снизу из поселков. Почему бы не организовать возле каждого родника на труднодоступных горных склонах каптажи достаточно большой емкости, чтобы во время пожара можно было бы использовать воду, накопленную в них!

Неужели непонятно, что процесс развития туризма не остановить и его практически невозможно контролировать, и туристы, как ходили, так и будут ходить, несмотря ни на какие запреты. Значит, нужно попробовать грамотно организовать его. Вместо запретов и взимания лесного сбора, часто не соответствующего оказанным услугам, поскольку этих самых услуг часто попросту нет, нужно попробовать просто помогать туристам и воспитывать у них правильное отношение к природе. Проложить тропы в тех местах, куда туристы ходили во все времена. Организовать стоянки, на которых будут обустроенные кострища. Да не где левая рука укажет, а в таком месте, где будет удобно, уютно и безопасно, места для палаток, приготовленные дрова, отгороженные места для мусора, который не будет накапливаться здесь годами, а будет вывозиться хотя бы раз в месяц и тогда люди сами будут готовы заплатить тот самый лесной сбор. А для тех, кто не может заплатить, можно предложить помочь убрать на стоянке, расчистить родник и т.д. Вообще, просто вести воспитательную работу, чтобы люди, которые принесли с собой консервы, пакеты с едой, бутылки и т.д., забирали пустые банки, пакеты и другой мусор, оставшийся после себя, любимых, из леса. Глядишь, и мусора стало бы меньше, и люди стали бы лучше относиться к природе. Хочется сказать: давайте развивать лесной туризм грамотно, пусть каждый делает свое дело — лесники занимаются лесом и помогают туристам, а туристы занимаются развитием туризма и помогают лесникам сберечь лесные богатства. Вместо конфликтов лучше искать способы сотрудничества.

 

Сергей Савич


О лесном туризме замолвите слово...
Прокомментировать ситуацию мы попросили зампредседателя Рескома (Республиканского комитета по лесному и охотничьему хозяйству АРК) Сергея Савича.

— Сергей Евгеньевич, отдельные руководители турфирм, занимающиеся лесным туризмом, сетуют на то, что у них возникают трудности с лесниками. Часть маршрутов, которые были с советских времен плановыми, и проходили по красивым местам, закрываются.

— Вопрос в том, что система государственных маршрутов создавалась в 60-е годы. Маршруты остались, а инфраструктура развалилась. В советское время не было Закона о природо-заповедном фонде, который был принят в Украине в 1992 году, в соответствии с которым посещение подобных объектов подлежит лимитированию — тогда и были наложены ограничения на посещение всех красивых мест. Для того, чтобы определить точно, какие объекты будут лимитированы, нужно разработать научные обоснования и составить расчет возможной рекреационной нагрузки на эти объекты. Точно так же обстоит дело с воспроизводственными участками. Раньше-то наши люди были воспитаны в строгости и соблюдали хотя бы правила пожарной безопасности в лесах. И ни о каких технических видах спорта в лесу речи не шло. А теперь это и джипы, и мотоциклы, и квадроциклы… И наш самый большой бич – неконтролируемый конный туризм. Для сбережения природы мы стремимся создать регулируемую рекреационную нагрузку на лес. Поэтому убираем часть маршрутов, но убираем не все, остаются наиболее востребованные. Мы разместили в свободном доступе в Интернете данные о том, что мы хотим закрыть, а что оставить, и пригласили к диалогу этих самых руководителей турфирм, на которых вы ссылаетесь, а также простых туристов. Но связь, как всегда, односторонняя. Предложений к нам не поступило. А руководители тургрупп вместо того, чтобы пойти к нам, обратились к вам, как будто бы СМИ могут что-то решить!

Туристы на квадроциклах»
О лесном туризме замолвите слово...
— Люди жалуются, что во всех проблемах леса, таких как мусор, пожары, и пр. работники лесхоза обвиняют туристов…

— Мы перед подготовкой к каждому курортному сезону обращаемся к людям и доводим до их сведения, что прежде чем идти в лес, они должны зарегистрироваться в КСС (контрольно-спасательная служба) или в горно-поисковом отряде. Стоит такая регистрация всего-то 5 гривен. Зато если что случится с группой, например, заблудились или получили травму, то спасатели будут знать, где людей искать и все мероприятия по спасению проводить бесплатно. Незарегистрированных туристов, конечно, все равно спасут, только потом выставят им счет. Это своего рода страховка. Кроме того, эти меры позволяют лесной туризм сделать более организованным. Мы убрали плату за посещение леса, то есть за прохождение по маршруту мы с людей денег не берем. Оставили только плату за ночевку и предоставление услуг на стоянках.

Неправда, что лесники ругают тех, кто зарегистрировался. Регистрируйтесь и ходите в лес, но только по разрешенным маршрутам. А иначе мы все затопчем, и новые поколения вообще уже не увидят красивых, заповедных мест.

— По поводу маршрутов. Руководитель одной тургруппы рассказал нам, что новые маркеры, которые появились сейчас (в обход красивых мест, по его мнению) поставлены не по правилам, и можно запутаться. Например, все маркеры одного цвета (раньше были разными).

— Да, маркировка маршрутов ведется по определенным стандартам и ведется везде одинаково, за исключением объектов природо-заповедного фонда, которые вместо красной маркируются желтой краской. Но я согласен, что у нас не все маршруты промаркированы в соответствии с требованиями ГОСТа. Но сейчас мы пытаемся внедрить электронную схему местности, пробивая электронные треки наших маршрутов. А я вам скажу, что крестьяне в лес не ходят. И руководители турфирм и тургрупп, специалисты-проводники должны иметь с собой навигатор (GPS), который позволит им вести людей по маршруту, не уклоняясь от него с точностью до полуметра. Зарегистрировался в КСС, взял на свой GPS трэк и пошел — заблудиться практически невозможно. Если ты ведешь людей, то GPS — не такие большие деньги, зато и гарантия, и безопасность.

— Туристы рассказывают, что в тот же центральный заповедник за определенную плату можно пройти в любое время года…

— Заповедник – это не к нам. Пусть на эти вопросы отвечает директор заповедника. Но существует эколого-просветительская деятельность в заповеднике. И я больше чем уверен, что нет там такого, что там при входе кто-то сидит и обилечивает всех желающих пойти туда, куда их душе угодно. Уверен, что посещение заповедника производится в соответствии с определенными нормами.

Рескомлес занимается прокладкой основных туристических маршрутов, которые, по-нашему мнению, мы считаем возможным оставить в горно-лесной зоне. Мы пробиваем электронные трэки, определяем места стоянок на маршрутах. На нашем сайте в открытом доступе мы выкладываем правила посещений — где можно, а где нельзя ходить, какие условия, где родники, где помощь и т.д.

Как видите, мнения были высказаны неоднозначные. Поэтому мы приглашаем к разговору всех, кому небезразлична судьба крымского леса и лесного туризма в Крыму.

 

Фото Максима ГОЛОВАНЯ
и Андрея М.

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Депутаты под газом

Уймись, Макарыч!

Борис ВАСИЛЬЕВ

Подводным силам России — 106!

Сергей ГОРБАЧЕВ