Крымское Эхо
Архив

Неполитическая озабоченность

Неполитическая озабоченность

Сексуальная озабоченность по весне накатила на депутатов, как на мартовских котов, и они бодренько взялись за выколачивание из бездетных средств для пополнения государственной казны, включились в борьбу с пропагандой гомосексуализма, решительно намереваются запретить аборты — вроде как в отечественном здравоохранении нет других, куда более актуальных и горящих проблем. То ли дурят ребята от скуки, то ли весенний авитаминоз расслабляющее действует на их неокрепшие мозги. Казалось бы, не сегодня-завтра выборы, а они активизировались в законотворческой околосексуальной деятельности. <br />
Информационный повод вновь завести разговор о запрете абортов дали служители украинской греко-католической и римо-католической церквей.

Марина Тихолаз

Неполитическая озабоченность
Они отправили слезное прошение нардепам с просьбой узаконить божью заповедь на государственном уровне. Все мы, конечно, знаем, что аборты не поощряются ни одной религией, но поскольку церковь в нашей стране отделена от государства, то не вполне понятно, с чего вдруг божьи чиновники ищут помощи у светских: неужто на собственное влияние на паству уже не полагаются? И другое удивительно: живость, с которой нардепы откликнулись на призыв служителей культа. Проси их паства отцов церкви о социальной защите — тысячи бы отговорок своей безучастности нашли, а тут такая завидная оперативность. Депутат от БЮТ Андрей Шкиль зарегистрировал в Верховной Раде законопроект, запрещающий женщинам добровольность в принятии решения об аборте. С чего бы такой сексуальный азарт?

— Не могу отвечать за депутатов Верховной Рады, — говорит заведующая Керченским Центром планирования семьи Марина Тихолаз, — но и логического объяснения их прыти тоже не нахожу. Я могу говорить о своем профессиональном и личном отношении к этой проблеме. Мы живем в демократическом государстве, более того — мы стремимся в Европу и к ее цивилизованным стандартам, поэтому с этих позиций запреты абортов выглядят нелогично. Что это за демократическое государство с запретами на аборты? Ведь совсем в другом смысл — в плановой, желанной беременности. Еще в 1995 году на Украине и в регионах принята Национальная программа планирования семьи, смысл которой как раз в сохранении репродуктивного здоровья женщины, информировании о современных методах контрацепции, что должно было привести к тому, чтобы все беременности были планируемыми и желанными.

Речь в программе шла не о запретах абортов, а об их неуклонном снижении — в этом и состоял смысл нашей работы. В 2000 году программа завершилась, но она плавно перешла в Национальную программу репродуктивного здоровья, цель и задачи которой те же: сохранить репродуктивное здоровье женщины, научить ее современным методам контрацепции, по возможности — если в программу включалось государство или благотворительные фонды — еще и обеспечить бесплатными контрацептивами.

Следуя в такт программе, в 1997 году в Керчи был создан центр планирования семьи, самым ценным моментом которого стало информирование населения, включившее в свою орбиту как старшеклассниц, так и взрослых женщин. Но это проблема не только женщин, а и партнерской пары: если оба думают о контрацепции и плановой беременности — это вдвойне лучше. Планирование семьи тем и отличается от обычных врачебных консультаций, что там ничего не назначается, но обо всем информируется, а выбор делает сама женщина. Мы должны помочь ей сделать правильный выбор, а он может быть сделан только на основе полной и достоверной информации о новых методах контрацепции.

Наглядная агитация»
Неполитическая озабоченность
— Вы решили доказать всем, что секс есть!

— Задача на первых порах стояла очень сложная: наше население было малограмотным в этих вопросах. Когда рассказывалось об оральных контрацептивах, то первые вопросы свидетельствовали о полном отсутствии знаний населения в этой сфере. Пятнадцать лет нашей работы дали реальную пользу и результат: год от года у нас снижалось число абортов, возрастала информированность женщин в вопросах контрацепции. В 2000 году в Керчи зарегистрировано 1157 родов, в прошлом — 1207, и эта цифра в последние годы настолько стабильна, что ее не сумели поколебать никакие указы о повышении выплат при рождении детей. А вот в снижении абортов заметен хороший прогресс. В 2000 году по Керчи было зафиксировано 953 аборта, что по количеству недалеко ушло от числа родов. В 2009-м эти показатели стали удаляться друг от друга: родов — 1237, абортов — 275, а в прошлом году на 1207 родов пришлось 178 абортов. Это результат нашей работы по информированности населения, начиная с девочек, которые пятнадцать лет назад были еще девочками, а сейчас имеют не по одному с умом планировавшегося ребенка. Молодежь проще и адекватнее воспринимает информацию. Если для женщин старшего возраста противозачаточные таблетки были чем-то экстремальным, то сегодняшние школьницы воспринимают это с естественной простотой.

— Марина Александровна, мы так ментально устроены, что одних разговоров и убеждений нам мало — нам вынь да положь что-то более материальное. Программа решает эту задачу?

— Два года назад Национальная программа планирования семьи возродилась в рамках нового совместного украино-канадского проекта «Вместе к здоровью», и мы убедились, что актуальности она своей не потеряла, и мир по-прежнему пользуется всё теми же методами контрацепции и стоИт на тех же позициях по сохранению репродуктивного здоровья женщин. А значит смысл не в запрете абортов, а в плановой и желанной беременности и грамотной контрацепции.

По этой программе мы получаем достаточно большое количество контрацептивных средств, которые бесплатно раздаются нашим пациенткам. Естественно, не всем подряд, а малообеспеченным, с гинекологическими патологиями, молодым в возрасте восемнадцати-двадцати лет и ВИЧ-позитивным. Это реальная поддержка базовой части программы — информированности, значит, социально необеспеченная женщина вполне может защититься от нежелательной беременности.

— Не мне вам рассказывать, что секс очень увлекательная штука, которая может настолько поглотить партнеров, что они забудут, как их зовут, не то что о средствах контрацепции.

— Не стану спорить. Как бы хорошо подготовлен и информирован не был человек, как бы близки к нему не были средства защиты от нежелательной беременности — всё равно от ошибок негарантирован никто, а секс непредсказуем и порой не запланирован. Женщины информированы об аварийной контрацепции, но может что-то не сработало, во время не сообразили — получилась неплановая беременность. И что делать? Вот мы и возвратились плавно к началу темы. Выход остался один — никакого другого выхода из этой ситуации, кроме аборта, никто еще не придумал. И тут право женщины или партнерской пары решать, как поступить в этом случае. Ни депутатам решать этот вопрос — женщина или лучше пара должна ответить себе, смогут ли они оставить этого ребенка. Не все беременности плановые, среди рожающих женщин много тех, у кого беременность оказалась не плановой, но желанной. Как показала последняя статистика, среди рожающих женщин пять процентов имеют планируемую беременность, два процента — не желаемую, а остальные — желанную, но не планируемую. Да, случилась незапланированная беременность, но пара решила оставить ребенка. И не запрет абортов тут механизм регуляции, а желание или нежелание пары иметь ребенка, собственное решение по выходу из незапланированной ситуации — и рождается желанный ребенок, хотя изначально он был не планируемый. А что предлагают депутаты? Вынашивать нежеланных детей.

— И они будут чувствовать свою ненужность каждый день и всю жизнь.

— Имея, кроме медицинского, образование психолога, я четко знаю одно: незапланированная беременность, в которой рождается нежеланный ребенок, еще никому счастье не приносила: ни самому ребенку, ни женщине, ни паре. Тем более, в свете набирающей актуальность перинатальной психологии, которая говорит, что внутриутробный ребенок в стадии зачатия, которого и плодом-то еще нельзя назвать, всё фиксирует в своем подсознании. В процессе жизни эти неосознанные ощущения превращается в те или иные комплексы, которые выплывают в различные психологические проблемы. И в свете перинатальной психологии я считаю, что вынашивать нежелательную беременность недопустимо. Все-таки должно у женщины быть право ее прервать, если она никак и никак нежелательна.

— Американские генетики пришли к выводу, что семьдесят процентов женщин, рожденных у матерей, ранее делавших аборты, имеет серьезные проблемы с репродуктивной функцией. Генетики объясняют, что, прерывая беременность, женщина дает генетическую установку своему организму и будущему потомству не иметь детей в дальнейшем. Кроме того, безусловно, имеют место проблемы со здоровьем у перенесшей аборт женщины, что сказывается и на здоровье потомства. Поэтому, решаясь прервать беременность, женщина во многом определяет и судьбу своих будущих детей.

— Достоверной информации об этом у меня нет, и я не знаю, можно ли ее это научно оценить, поэтому говорить на эту тему не стану.

— Но какие негативные последствия не имели бы аборты, они не всегда делаются по причине «не хочу рожать и не буду», а по медицинским и социальным показаниям.

— Безусловно. Существует приказ Минздрава с перечнем таких показаний, однако сейчас он существенно уменьшен, и только заболевания и проблемы, которые могут спровоцировать резкое ухудшение здоровья матери или представляют реальную угрозу ее жизни, служат медицинским основанием к прерыванию беременности. Например, многие пороки сердца, не позволяющие женщине благополучно выносить и родить ребенка, — здесь риск потерять саму женщину ничем не оправдан. Из социальных показаний самым объективным является возраст: до четырнадцати и после сорока шести лет, когда очень велик риск порока развития ребенка. Конечно, если девочка придет с мамой, и они решат оставить ребенка — это их право, но если не захотят, то это будет социальным показанием. Так же, как и у женщины после сорока шести: она может родить ребенка, и никто ей не вправе запретить, но это является показанием для прерывания беременности из-за очень высоких рисков внутриутробного развития плода.

— Значит, если наши депутаты будут стоять на своем и добиваться демографического взрыва запретом абортов, то может случиться обратный эффект: на свет появится больше детей с пороками развития, и вместо ожидаемого увеличения числа трудоспособного населения возникнет необходимость в интенсивном строительстве лечебных и интернатных учреждений?

— Да, потому что рожденные от таких матерей дети часто обречены на пороки в развитии. Но мы с вами говорим о медицинских показаниях прерывания беременности на большом сроке, а до двенадцати недель женщина может прервать любую беременность по своему желанию. В частности, женщины после тридцати шести лет очень часто прерывают беременность именно по той причине, что в этом возрасте чаще случаются «осечки». В этом возрасте женщина уже расслабилась, беременность не планирует, потому что мы ее изначально настроили, что репродуктивную функцию надо выполнять до тридцати шести, когда рождаются более здоровые и благополучные дети. А в возрасте около сорока происходит гормональная перестройка, и у женщин очень часто случаются нежелательные беременности. Естественно, что женщина и партнерская пара в здравом уме, как правило, эту беременность решает прервать. И это их святое право решать самим, без вмешательства государства.

— Автор законопроекта о запрете абортов Андрей Шкиль считает, что социальные условия или жизненные обстоятельства не могут быть основанием для прекращения беременности. Понятие «желание женщины» в вопросе абортов, по его мнению, учитываться не должно: он должен проводиться только по медицинским показаниям, а также в результате изнасилования. Скептически настроен нардеп и к жизненным обстоятельствам, например, пятерым детям в семье или юному возрасту беременной. Он полагает, что обычному человеку с пятью детьми уже все равно, что их пять, что пятнадцать. Скажите, Марина Александровна, есть с точки зрения медицины и здравого смысла социально-разумная цифра детей в семье, которые должны вырасти в любви, достатке и получить в ней то, что делает человека во взрослой жизни психологически устойчивым и социально адаптированным?

— В детском доме тоже растут и воспитываются дети, но превращать семью в его подобие, наверное, тоже не стоит, хотя есть женщины с неограниченной потребностью в детях. Но я лично не приветствую большое число детей в семье, потому что не верю в способность самых любящих родителей полноценно уделить внимание всем — это просто физически нереально.

— А для здоровья женщины большое число родов показано или есть предел резерва организма? Медицина тоже, на мой взгляд, тоже шарахается в этом вопросе из стороны в сторону: то считает, что роды омолаживает женщину, то быстрее изнашивает ее организм.

— Есть мнение не мое или ваше, а каноны репродуктивного здоровья, по которым роды должны случаться не чаще одного раза в три года — это прежде всего. Они должны быть у физиологически зрелой, с репродуктивно созревшей системой и социально состоявшейся женщины, чтобы дать своему ребенку не просто жизнь, а возможности для развития.

— После того, как теме абортов придали публичности, появилось предложение вынести обсуждение этого вопроса на всенародный референдум.

— Да пусть выносят! Мне кажется, как раз тогда найдется более здравое решение.

— Тема запрета абортов, как мода, — хорошо забытая. В Советском Союзе до 1953 года существовала практика, когда операция по прерыванию беременности была официально запрещена и жестоко наказывалась. Но и тогда женщины находили способы избавиться от ребенка, как и люди, предоставлявшие эту услугу. Риск загнать эту операцию в подполье сделает чрезвычайно плохую услугу. Нелегальный аборт — это смертность и увечья женщин. К тому же запрет абортов низведет роль женщины в обществе к репродуктивной функции.

— Эту проблему мы не рассмотрели, потому что в последние годы, за лет десять ручаюсь, нет криминальных абортов. У женщин есть вся необходимая информация, как предохраняться, доступные контрацептивы, в случае неудачи она может пойти на аборт хоть обычный, хоть мини, хоть медикаментозный, поэтому нет нужды рисковать своим здоровьем. Это тоже очень хороший результат доступности и вариативности.

— Депутаты ввязались не только в войну с абортами, но и с бездетностью. Противники его введения возмущены не только тем, что человеку придется приносить бухгалтеру справку из поликлиники с диагнозом «бесплодие», а в большей степени тем, что о действительно существующей проблеме бесплодия стали говорить только после непродуманного предложения очередного нардепа.

— На мой взгляд, ситуация несовременная, нецивилизованная, тем более что проблема бесплодия всегда была актуальной. Бесплодные пары, бесплодные мужчины и женщины были, есть и будут. Другое дело, что с развитием репродуктивных технологий у таких людей появился выход, и они вышли из тени. Но проблему бесплодия налогом на бездетность никак не исправить. Кроме того, можно быть способным к деторождению, но по каким-то причинам не желать этого — здесь тоже демократического выбора никто не отменял. Может быть, человек здраво рассудил, что ребенок ему не по средствам. Почему машину без денег не покупают, а детей рожают?! Человек должен быть репродуктивно здоровым, морально зрелым, иметь полноценную семью, профессиональную состоятельность, чтобы обеспечить достаток, и только тогда задумываться о детях, поэтому возраст рождения детей невольно отодвигается.

Если сегодня кто-то хочет внушить религиозную идею рожать сколько Бог дал, то она не нова и существует веками в разных конфекциях. Но если слепое следование ей ни к чему хорошему не приведет. Да, сегодня о криминальных абортах никто не вспоминает. Только мы, врачи с большим стажем работы, помним, как в начале нашей карьеры приходилось спасать женщин после подпольных абортов, которые поступали в больницу с сепсисом и бактериальным шоком и которые не всегда выживали. Гинекологи, которые пришли в службу пять-десять лет назад, вообще не видели этого, так что, давайте по инициативе церкви и депутатов поможем им набраться опыта спасения женщин после криминальных абортов?!

 

Фото автора

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Евроерундиция

Сергей КЛЁНОВ

С пролетарской ненавистью…

Борис ВАСИЛЬЕВ

Порт имени Фрунзе?

Ольга ФОМИНА