Крымское Эхо
Поле дискуссии

Национализация предприятий в Крыму: что это было?

Национализация предприятий в Крыму: что это было?

В первые весенние солнечные дни Институт стран СНГ в Республике Крым провел очередную встречу медиаклуба «Политэкс» на улице Долгоруковской.
Ведущий мероприятия, заместитель директора Института стран СНГ в Республике Крым по науке, доцент кафедры политических наук и международных отношений Крымского федерального университета, кандидат философских наук Анатолий Филатов, заявил собравшимся экспертам следующую тему: «Национализация предприятий в Крыму: что это было?».

Анатолий Филатов

title
В Крыму, как объявили республиканские власти, 1 марта 2015 года (жаль, конечно, что не в Прощенное воскресенье) был завершен процесс национализации. В ходе пленарного заседания второй сессии нового крымского парламента, состоявшейся накануне, 27 февраля, депутаты внесли последние изменения в ряд постановлений Государственного Совета Республики Крым, связанных с управлением собственностью на нашем российском полуострове. Таким образом, еще на одном направлении жизнедеятельности республики завершен так называемый «переходный период».

Данные меры, как сообщали крымские СМИ, были обусловлены необходимостью сохранения и эффективного использования движимого и недвижимого имущества, земельных участков, расположенных па территории Республики Крым, обеспечения бесперебойного функционирования объектов транспортной инфраструктуры, создания безопасных и комфортных условий, связанных с оказанием услуг в области транспорта, а также с целью недопущения возникновения дестабилизационных ситуаций в Крыму.

По этому поводу А.Филатов высказался примерно следующим образом: что общественное мнение по данному вопросу оказывается как бы в стороне; что даже граждански активная фракция крымского населения зачастую не реагирует на «крутые изгибы национализации»; что среди озабоченного насущными проблемами трудового Крыма «существует некоторая инертность» в оценках указанных событий; что пока отсутствует видимый результат от шагов по «революционной» национализации.

С другой стороны, по мнению участников, и сегодня масса предприятий в Крыму продолжают иметь «порочные» связи с украинским бизнесом, нарушающие мораль своим отношением к цивилизационному выбору крымчан. Некоторые фирмы продолжают, например, указывать продукцию в графе юридического адреса изготовителя, типа «Украина — АР Крым». А республиканская, российская, прежде всего, власть на это практически никак не реагирует.

Юрист, депутат Верховного Совета Крыма 1-го созыва Вадим Мордашов отметил: «Предполагаю, что тут будет целая череда исков оспаривающих конституционность актов, принятых парламентом Крыма, а реальный выигрыш истцами таких судебных процессов нанесёт существенный вред как непосредственно имиджу руководства Крыма, так и авторитету Республики в целом».

Республика Крым логично унаследовала все государственное имущество Украины, находящееся на ее территории к моменту провозглашения нашей независимости. Поэтому Госсовет Крыма принял принципиально правильное решение о национализации: «Установить, что на период интеграции Республики Крым в состав РФ … все государственное имущество (государства Украина) и бесхозяйное имущество, находящееся на территории РК, учитывается как собственность Республики Крым».

Т.е. собственностью Республики Крым решено признать государственное (бывшей Украины) имущество и бесхозяйное имущество. При этом в список национализируемых объектов включён и целый ряд находящейся в частной собственности объёктов стратегического характера («КрымХлеб», «КрымЭнерго», «Укртелеком» и т.д.), что, в принципе, логично.

Однако, когда я прочитал весь «перечень» национализируемых объектов, а затем увидел, как осуществляется сам «механизм национализации» на практике, у меня возникли серьёзные юридические сомнения в законности отдельных моментов «процесса» т.н. национализации. В частности, соответствия происходящего статье 35 Конституции РФ: «Право частной собственности охраняется законом. Каждый вправе иметь имущество в собственности, владеть, пользоваться и распоряжаться им как единолично, так и совместно с другими лицами. Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда».

Особенно удивила национализация Симферопольского авиаспортклуба, который не только является частой собственностью (общественной организации), но и не имеет никакого «стратегического» значения. Тут история больше смахивает на «отжим» собственности в интересах третьих лиц.

На самом деле, помимо национализации есть и другие способы принудительного изъятия имущества у собственника, и все они предполагают выплату компенсации, кроме случаев конфискации (за совершенное правонарушение или для противодействия терроризму). В ситуации с крымской национализацией ни в одном акте об изъятии имущества не сказано о выплате компенсации бывшим собственникам. Единственно чистым ЮРИДИЧЕСКИ в данном случае было отчуждение имущества «группы Приват» — по решению суда.

Председатель правления крымской правозащитной организации «Защитник» Алексей Белан дополнил, что любая национализация подлежит государственной защите, если собственник частное лицо и гражданин России (35 статья Конституции РФ). Для крымчан этот вариант выглядит таким образом, что при условии если гражданин считает свои права нарушенными и подает судебный иск, на его защиту и в его пользу (например, в пользу денежной компенсации) выступят, при наличии должных обстоятельств, внутренние суды Российской Федерации, а уж субъекты РФ будут возмещать те ущербы, в том числе и упущенную выгоду после действий по национализации (если суд признает их несовершенными в правовом плане). По мнению правозащитника, севастопольские власти, предвидя у своих крымских (республиканских) соседей ряд таких тяжб, совершенно резонно решили пока отказать в этой затеи по «экспроприации экспроприаторов» (очевидно, чтобы посмотреть на судебные прецеденты).

Как юридически грамотно (и политически – правильно) вернуть обществу ту собственность, которая является стратегически необходимой для Республики Крым (к тому же, еще каких-то 20-25 лет назад бывшей собственностью государственной) и как не нарушить конституционных прав граждан на частную собственность? Вот в чем вопрос!

Вторая составляющая этого вопроса — это инвестиционные ожидания. Ожидания дальнейшего развития нашего региона. Если люди с возможностями (те самые «экспроприаторы по-Марксу», денежные «мешки») увидят, что тут, в Крыму, принимаются заведомо незаконные решения или какое-то «рейдерство», то никто сюда инвестировать деньги, естественно, не будет, не зависимо от того, российский это бизнес или украинский (западный, китайский, австралийский).

«Кто виноват и что делать?» – эти два главных (исторически – русских) вопроса в течение всей встречи витали в умах симферопольской интеллигенции, собравшейся в здании на улице Долгоруковской.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Провиденциальный выбор Крыма

.

Чужие

Игорь НОСКОВ

Зелёный символ лицемерия