Крымское Эхо
Архив

Мустафа Джемилев о событиях на Балаклавской и Ай-Петри

Мустафа Джемилев о событиях на Балаклавской и Ай-Петри

ДОСЛОВНО И БЕЗ КОММЕНТАРИЕВ

— Мы вообще-то не планировали проводить пресс-конференцию, но поскольку было много звонков, я попросил нашего пресс секретаря собрать всех в одном месте.

Всем известно, что произошло на Ай-Петри. Вчера было заседание меджлиса, и мы текст телеграммы президенту: мы просим создать государственную комиссию, чтобы разобраться, что произошло. И приняли текст заявления, где говорится о предыдущих разбойных нападениях на крымских татар бандами, купленными и организованными различными коммерческими структурами. И также просим принять необходимые меры.

Мы приняли также требование немедленно снять с должности начальника УВД и привлечь его к уголовной ответственности. Потому что он несет главную ответственность за то, что произошло в последние дни. Также будем… Есть на это принципиальное решение — мы еще подготовим текст в ОБСЕ с просьбой прислать сюда свою комиссию для расследования того, что произошло. Коль скоро мы хотим в Европу, мы должны быть цивилизованными. Не должны допускаться такие бандитские нападения на мирных жителей.
Я готов ответить на ваши вопросы.

 

Журналистов было много.
Журналистам было тесно



— В прессе уже появились заявления, что меджлис акциями крымских татар уже не управляет и что они спровоцированы радикалами из числа крымских татар с целью смены руководства меджлиса и курултая. Как вы это прокомментируете?

— Так вопрос не стоит, а уйти с руководства меджлиса я сам мечтаю, но это еще не получается. Мы это будем обсуждать на курултае. Я надеюсь на успех — может быть другого во главе меджлиса поставим. У нас как раз-таки наоборот: у кого-то кто-то стремится стать во главе меджлиса, а здесь приходится уговаривать. Так что это очень неблагодарная работа.
Что касается радикалов — да, у нас есть ваххабиты, так называемые сторонники Хизб-ут-Тахрир, но сказать, что они что-то контролируют… Это у них есть на отдельных самостроях. Но во всяком случае, о тех событиях, которых идет речь, 1 ноября и 6 ноября, предыдущие события, эти радикалы к ним никакого отношения не имеют. Наоборот, они становятся на сторону… Ну скажем, меня тогда на Балаклавской не было, туда приехал заместитель председателя меджлиса, так эти бородачи бросились на него. Это деструктивная позиция. Но сказать, что они где-то контролируют — нет.

— Каковы решения суда в отношении задержанных в Ялте и как вы прокомментируете решение суда?

[left]Здание меджлиса на ул.Шмидта[/left]

— У меня вот последние сведения — из 28 задержанных одиннадцать осуждены на 5 и 13 суток лишения свободы. Там практически судов нет. Там просто заходят и говорят: «Тебе столько, а тебе — столько». Никаких вопросов, разбирательства там нет. Позицию суда я понимаю. Во-первых, органы хотят взять себе в подельники суды, потому что надо оправдать это беззаконие и поэтому суды должны показать: да, действительно, они виновны и их надо наказать. Вторая причина: они не могут их выпустить, потому что само появление этих избитых, окровавленных людей — это уже само свидетельство против преступления, совершенного органами власти в отношении крымских татар.
К четырем крымским татарам, которые сейчас находятся в реанимации, пришли и сказали: «Напишите заявление о том, что вы никаких претензий к властям не имеете». Те, конечно, отказались. Что дальше будет, мы не знаем. Вчера интересный инцидент: я приехал в алупкинскую гормилицию, добился, чтобы встретится с каждым. Следователь допрашивает крымского татарина, тот избитый, руки все опухшие. Следователь жалуется: — Вот, подписать не может, я уже все написал, а он не подписывает!
Я спрашиваю:
— а почему не может?
— Руки не работают! Может, вы за него подпишете?
— Ну так и напишите: мы, милиционеры (повышает голос — ред.) до такой степени избили его, что у него руки не поднимаются, он не может подписать! Почему я за него должен подписываться?
— Да нет. Мы так не можем.
Прямо гестапо! Что творится в нашем Крыму… Ладно, мы потом еще…

— Скажите, а каким образом меджлис себя связывает с самозахватами?

— На одной из сессий курултая нами было принято заявление: в связи с тем, что власти не решают земельные проблемы крымских татар, необоснованно отказывают им в выделении земельных участков под строительство жилья, не урегулированы земельные отношения в Крыму, а в это время идет разбазаривание земли, [участки] передаются, продаются различным коммерческим структурам, в том числе и иностранным, в этих обстоятельствах КУРУЛТАЙ КРЫМСКОТАТАРСКОГО НАРОДА ЗАЯВЛЯЕТ О СВОЕЙ ПОДДЕРЖКЕ ИНИЦИАТИВНОГО ЗАНЯТИЯ ЗЕМЕЛЬНЫХ УЧАСТКОВ (выделено нами — ред.).
Такое было заявление на предпоследней сессии курултая. В то же время мы оговорили, что [не может так быть] чтобы любой крымский татарин пошел и занял любой участок. Предполагается, что земельный участок должен быть пустующим. Должно быть обращение к властям, выслушать мнение властей, почему они отказывают, проанализировать, насколько это обоснованно, передается ли эта земля коммерческим структурам, кому она передается и на каком основании.
И тогда совместно с региональными меджлисами при уведомлении меджлиса крымскотатарского народа принимается решение о занятии этих земель. Но, к сожалению, получается так, что некоторые группы сами занимают землю без нашего ведома. А потом постфактум, когда у них начинаются осложнения [приходят к нам], ну в таких случаях мы анализируем, насколько у них обоснованно. Иногда предлагаем уйти, занять другие [участки]. В этом вопросе у нас есть проблемы.
Мы этот вопрос довольно подробно обсуждали на последней сессии курултая, я в своей речи говорил, что мы не будем поддерживать тех анархистов, которые без согласования с региональным меджлисом занимают земли.

— Мустафа-ага, будете ли вы в ответ на то, что произошло на Ай-Петри и на Балаклавской, призывать крымских татар к каким-то методам самоорганизации?

Мустафа Джемилев читает
решение меджлиса


— Вчера этот вопрос на меджлисе обсуждался, был представлен проект постановления, сейчас я вам зачитаю его пункты (листает бумаги на столе): приступить к акциям гражданского неповиновения; организовать на центральной площади палаточный городок в знак протеста и так далее с требованием привлечения к уголовной ответственности Могилева и причастных; провести 11 ноября на центральной площади Ак-мечети митинг протеста; органам местного самоуправления в кратчайшие сроки взять на учет крымских татар мужского пола от 17 лет и старше и приступить к формированию отдельных мобильных групп и разработать методы их мобильного оповещения для последующего сбора в определенных местах с целью противодействия нападению на крымских татар; призвать соотечественников, строящихся в местах компактного проживания, ускорить освоение жилых массивов, предложить местным органам национального самоуправления инициировать создание добровольных групп самообороны. Там есть и другие пункты.

Но я наложил вето на это постановление по нескольким причинам. Во-первых, наши заявления и решения не должны выглядеть как последнее китайское предупреждение: постановление принимается, оно должно выполняться. Пока мы не взвесим наши возможности, сколько мы можем мобилизовать, тогда мы будем смотреть на реакцию властей, наши требования законные о привлечении к ответственности Могилева. И вообще, это вопрос очень сложный, [он] ставит нас уже на другой уровень. Мы вступаем, получаемся, уже в другую фазу. Поэтому этот вопрос должен рассматриваться на курултае.
Я сказал, что постановление подписывать не буду. Правда, курултай может еще раз собраться и преодолеть это вето двумя третями голосов. Но мы уже назначили дату курултая, это 7 декабря. Ровно через месяц, потому что в соответствии с нашим регламентом после решения меджлиса о проведении курултая должен пройти месяц для подготовки и оповещения делегатов.

Вопрос «Крымского эха»:
— Хороший политик всегда знает, что где тонко, там и рвется. Где порвется в следующий раз?

— Трудно предположить, потому что … Сейчас вот на Ай-Петри (штрих: глава меджлиса делает ударение на последнем слоге — ред.) порвалось, где мы не ждали. Нам все время говорили, что… и наши товарищи скоро выйдут, они подтвердят — что все было согласовано. Там речь шла о каких-то 120 квадратных метрах, по которым якобы… ну не якобы, а суд выносил решение, что строения незаконные. По утверждению наших соотечественников, не все было согласовано: нужна была подпись то ли СЭС, то ли еще какой-то структуры, которая требовала взятки.
Когда пришли эти сотрудники… Вообще, это поразительно, 950 — это в соответствии с тем, официальным решением — ОМОНа, милиции, а там было, по одним данным, 47, а по другим — 52 крымских татар. И такое воинство на такое количество людей! И люди сказали: мы ничего не знали о таком решении суда, нас даже не оповестили, мы не участвовали в этом суде, хотя мы одна из сторон. Но коль вы пришли за этими 120 квадратными метрами — пожалуйста, сносите.
Но они начали сносить все. Такой погром просто не ожидали. Никто не мог предположить, что такая армада пойдет рушить поселок, где всего несколько десятков крымских татар. Видимо, здесь было намерение запугать крымских татар. Ну там, правда, есть и другие аспекты. Я же на месте вчера был и посмотрел, мне показывали. Там на Ай-Петри есть и другие точки крымских татар, но они под крышей — там есть такая фирма «Шарм». И они ей ежегодно по 2 тысячи долларов платят. И там таких плательщиков 30-40. Ну в год получается 70-80 тысяч долларов и он, видимо, делится, с кем надо. Поэтому их не трогают. Хотя вроде бы есть решение Верховной Рады и еще каких-то инстанций о том, что эта фирма «Шарм» незаконная, там расторгают. Но их не трогают, потому что они платят. А тех, кого разгромили, они отказались кому-то что-то платить. В этом случае есть нападение с привлечением органов власти на людей, которые отказались платить мафиози.
В другом случае — то, что произошло на Балаклавской, это коммерческая структура, которая наняла людей, какзаков — в одном случае говорят, по 200 гривен давали, в другом — по 60 долларов студентам, чтобы они напали на крымских татар. Что завтра кому вздумается кого нанимать и на кого нападать, мы не можем определить. Есть разговоры, будто будут расчищать, сносить самострои. Если будет это масштабно делаться, тогда это постановление, не дожидаясь курултая, я вынужден буду подписать.

— Есть заключение экологов, о том, что любое строение на Ай-Петри невозможно. Между тем в Декларации крымскотатарского народа говорится, что любые действия, ухудшающие экологическое состояние или исторический ландшафт Крыма, должны быть прекращены. И виновные наказаны, вам об этом известно. Но это идет в полный противовес тому, как коммерческим путем осваивается Ай-Петри. Почему меджлис не борется с этим?

— Ну вы были сами на Ай-Петри, видели, какие там виллы стоят? Они тоже все незаконные. Вчера во время беседы с Гриценко, а он тут сидел у нас до 12 часов, три часа тут беседовали, я ему дал рекламу о продаже некой виллы за 110 тысяч евро там же, на Ай-Петри. Но, правда, там есть государственный акт.
Гриценко, правда, при мне звонит Голубеву и говорит: придите ко мне завтра, будем разбираться. Он на Ай-Петри получил государственный акт! То есть кому сколько заплатил, чтобы построить, а потом продать. То есть крымские татары там открыли для обслуживания туристов — там нет такого стабильного постоянного строительства для жилья или чего-то. Там только для обслуживания туристов — люди просто зарабатывают себе на хлеб. Вот я и говорю, что та структура, фирма «Шарм», которая договорилась с властями и берет налоги, спокойно существует. А крымские татары, занимающиеся той же деятельностью, но не платят этому мафиози, они подверглись разгрому.
Поэтому к экологии это никакого отношения не имеет. Но экология — это не значит, что там все растет и никто это не посещает. Так или иначе, туда туристы едут. Они и должны ехать, эти объекты для этого и созданы. Так вот эти фирмы обслуживают туристов. Какого-то там ущерба для экологии нет. Но если кто-то наносит ущерб, нужно разбираться. Но эти объекты служат цели обслуживания туристов.

— Во время событий на Ай-Петри были даже пулевые ранения — вы будете как-то судиться с милицией?

— Там у одного есть пулевое ранение, резиновая пуля. Что интересно — они стреляли… Вчера мы специально пригласили на встречу.., он выступал на заседании меджлиса и потом мы его специально пригласили на встречу с Гриценко — очевидец событий. Он видел все от начала и до конца смотрел. Я говорит, бросился в обрыв, когда увидел такую армаду, и они мне вслед стреляли. У него одна рука не работает, две пули попали. Но интересно: они стреляли и тут же гильзы забирали, я вчера подобрал — ну не подобрал, мне принесли, она такая большая, но тоже, если выстрелить, можно сильно поранить. Сейчас власти отрицают, что якобы применяли резиновые пули. Но в больнице человек лежит именно с пулевым ранением.

— Это называется стрельба на поражение.

— Ну она применяется при массовых беспорядках, когда , скажем, митингующие сами нападают. Но в этой ситуации, когда около тысячи омоновцев и милиционеров, а напротив них стоят 48 человек, там можно было просто подойти и отодвинуть их, а если кто сопротивляется, просто в наручники и увести их. Но там, по рассказам этого молодого человека, они сделали три круга, первый круг — сделали какое-то кольцо и просто издевались. А второй круг кричали «ура, ура» и стреляли в воздух и какое-то празднество было. А потом их за ноги тянули, бросали — мы думали, что там вообще несколько трупов, так они были избиты. Но слава богу, все обошлось. Разумеется, именно поэтому мы и требуем, чтобы была комиссия по расследованию.

— А может что-то вас заставить передумать и вы подпишете это постановление?

— Все-таки это большая ответственность, и я бы хотел, чтобы такое решение принимал национальный съезд. Но если события будут развиваться в таком же темпе, другого мне не останется. Тогда будем снова созывать меджлис, там нужно будет некоторые коррективы вносить — ну, скажем, я не согласен с пунктом «начать освоение занятых земель». Там нужно вносить коррективы, это нужно поменять. Там, скажем, возле кладбища, есть санитарные нормы. А там уже начали строить домики. Но если будут развиваться события, на то и существует меджлис, чтобы принимать меры по защите жизни, чести и достоинства, мы будем принимать необходимые меры.

[left]Татарский самозахват
у кладбища Абдал в Симферополе[/left]


— А каких вчера вы достигли договоренностей с крымскими властями?

— Собственно, ни о каких договоренностях речи не было, мы говорили, что для стабилизации ситуации нужна немедленная отставка этого Могилева, пусть он возвращается к своим пацанам в Донецк, тут такие методы не пойдут. На этом собственно и разошлись.

— А в суд на милиционеров подавать будете?

— Для этого должна поработать государственная комиссия. Для того, чтобы подавать в суд, это очень большая работа. Думаю, без государственной комиссии мы не справимся.

— Случайно ли совпадение — избиение на Балаклавской, вчера на Ай-Петри и сегодня был заминирован инженерно-педагогический университет?

— Думаю, что между этими событиями нет никакой связи. В одном случае это коммерческая структура, может, была какая-то договоренность с властями, хотя милиционеры вели себя там, как обычно – спиной к тем, кто нападает на крымских татар, и лицом к крымским татарам. Оттуда летят камни на крымских татар — милиционеры не видят. Но если крымские татары как-то реагируют, их сразу хватают. Такое было.
Но сейчас — во всяком случае Гриценко вчера при мне звонил и узнавал, как идет дело в отношении того коммерсанта из «Олви-Крым» (фирма, которая много месяцев уже не может начать строительство на отведенном ей горисполкомом участке — ред.), который нанимал людей, будет ли он привлечен к ответственности за свои действия. Во всяком случае, реакция властей на события 1 ноября одно, а другое — на событие вчерашнее. А то, что там сообщение о заминировании, я не верю. Если бы сказали, что заминирован меджлис — ну это понятно, а причем тут студенты? Для кого это нужно, логики нет.

 

Подробнее о произошедшем на Ай-Петри см. http://www.nr2.ru/crimea/148442.html
О событиях на улице Балаклавской в Симферополе — http://www.nr2.ru/crimea/148003.html и http://www.nr2.ru/148066.html

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Читаем вместе крымскую прессу. 14 октября

Борис ВАСИЛЬЕВ

Малыши от испуга и восторга закричали «Ура!» И началось…

Уголь в легкие севастопольцев?