Крымское Эхо
Архив

Мой дом — Крым

Мой дом — Крым

Если кто не в курсе, то с 15 мая все крымчане – нравится это кому или нет, согласны они с этим или нет — проживают на «временно оккупированной территории». По большому счету плевать, кто и куда меня поселил, если я всю жизнь живу в Крыму. Только за мою жизнь он побывал советским, украинским, теперь вот стал российским, а я как жила, так и продолжаю жить на полуострове. Это в общем чем-то напоминает присказку про то, что хоть горшком назови… Однако не в том суть, как кому-то вздумалось назвать мой Крым, а в том, кто и как намеревается мои права защищать, отстаивать и вообще блюсти по всей строгости закона.

Верховная Рада Украины отдала нас с вами на откуп двум юрисдикциям. С одной стороны, России, пришедшей в Крым навеки поселиться, предписано отвечать за нарушение прав и свобод украинских граждан на территории полуострова. Украинские граждане в Крыму, если кто не въехал в тему, это мы с вами. Удивительно приятно, но как-то уже странно слышать, а то всё предатели да предатели. А вот перед кем держать ответ России — не совсем понятно. Если перед Украиной, то где же равноправное партнерство? Если перед мировой общественностью, то такую ответственность проще всего сравнить с ответственностью семи нянек, у которых, как известно, дитя без глазу.

А что же сама Украина? Как она намерена соблюдать права и свободы граждан, которых она без боя передала в «аннексию» другому государству? Оказывается, для этого необходимо выехать на материковую Украину, и уж там-то крымчанам гарантировано соблюдение в полном объеме всех прав и свобод, предусмотренных Конституцией Украины. Это, если кто в эйфории русификации позабыл, социальные — с баснословными зарплатами и пенсиями, которых лишила нас Россия. С тарифами на тепло и воду, после оплаты которых керчанам с доходом в тысячу гривен оставалось на хлеб и просмотр прилавков с колбасой.

Как только Крым сделался «оккупированной» территорией, его населению моментально вернули трудовые права, а пока оно прозябало на Украине, доброй половине этого самого населения почти все годы державной самостийности приходилось исправно «пахать» в России, чтобы обеспечивать родной стороне заробитчанские инвестиции по миллиарду-полтора долларов в квартал.

А какую дармовую медицину потеряли крымчане с переходом в Россию! Обнять и плакать… Заполнение карточки в стационаре – десять гривен, благотворительный взнос – от двадцати гривен и до размаха фантазии главврача, рентген зуба – червонец, удаление – каких-то полторы сотни, и то если без вывертов, а стоимость операции сравнима с ценой дойной коровы.

А какая ностальгия будет душить крымчан, узнавших о гарантировании права на получение украинского образования! Особенно если их дети получали его в подзаборных вузах под вывеской престижных и с дипломами, которые не признавал ни один уважающий себя работодатель дальше этого самого забора. Причем давали его часто и густо по такой ускоренной программе, что наряду с учебой в десятом-одиннадцатом классе кое-кому удавалось параллельно окончить два курса института. Деньги платились за то немалые, хотя многие до выпуска не дотягивали, потому что вузу резко перекрывался лицензионный кислород.

Вернуть себе избирательные права Украины можно хоть 25 мая, выехав на материк и заявив о своем желании отдать свой голос. Вот только кому отдадут его крымчане, сохранившие украинское гражданство? Юлии Тимошенко? Так они ее уже столько раз не хотели, что даже выплаченная тысяча не склонила их на сторону «газовой принцессы». Петра Порошенко — так его уже на вкус не распробуешь, запрет вышел.

Но и эти права можно вернуть себе только в том случае, если житель Крыма согласен покинуть полуостров. Не высока ли плата за сомнительное счастье жить в стране, где идет гражданская война? Оказывается, в самый раз! Сегодня уже можно поменять трехкомнатную квартиру с евроремонтом в Керчи на убитую трехкомнатную хатынку на киевской Оболони. Пошуршите в интернете и убедитесь, что это не блеф. Хотя если бы кто до Майдана предложил такой вариант, жители столицы в лучшем случае подняли бы крымчанина на смех, а в худшем сразу бы сдали в психушку. Сегодня же они сами выступают инициаторами таких сделок.

А вот пан Коломойский всё одно не признает крымчан равноправными гражданами Украины, в чем сами жители полуострова были бы с ним на сто процентов солидарны, имей он совесть вернуть награбленное в их карманах. Никакие справки о переселении из Крыма на материковую Украину не являются для него доказательством лояльности к неньке, поэтому счета выехавших на ПМЖ в тот же Киев или Ивано-Франковск крымчан в «Приватбанке» заблокированы наравне с теми, кто остался на «оккупированной» территории. И, как бы ни хотелось «нагреть» богатея, в чем-то он прав: жизнь дается человеку один раз и прожить ее надо в Крыму.

Слабо верится, что окажется много желающих рвануть на материковую Украину за пенсиями и пособиями по безработице. Вот то, что все проживавшие в украинском Крыму граждане России не ленились ездить за пенсией на Кубань, было понятно и объяснимо: двенадцать тысяч российских рублей делали пенсионера уважаемым человеком в сравнении с получателем полутора тысяч гривен. Да и зачем, как и на чем мотаться за гривнами, которые вот-вот окажутся иностранной валютой, однако всё одно не сделаются долларом с евро?

Вообще документ, принятый Верховной Радой, выглядит как дань политическому фарсу. Даже если признать цифры референдума дутыми, как сделала та же Общественная палата России, идущая на Украине бойня пусть и не делает крымских сторонников Украины приверженцами России, всё же заставляет их думать. Прежде всего о том, что на Украине неспокойно, а они привыкли жить в мире и смотреть на войну только в телевизоре. Крымчане, оказавшиеся в том же Краматорске, чувствуют себя, как в засаде, и выехать оттуда бы рады да не могут: все дороги перекрыты.

Вторую причину назвала женщина, еще неделю назад рвавшаяся из «оккупированного» Крыма душой и телом, уже отыскавшая на Западной Украине семью, готовую приютить ее с детьми, и даже нашедшая покупателей на свою квартирку. «Знаешь, — сказала она, — как заехала я в Крым, как вдохнула морской воздух, как увидела знакомых, так сердце защемило, так жалко мне стало оставлять свой дом… Никто меня в той Украине не гнобил, напротив, все жалели, сочувствовали, звали в гости. Но я плохо представляю себя там постоянно. Даже украинский язык, за которым я скучаю в Крыму, там мне навяз в ушах. А когда меня в поезде трясут, как грушу, и украинские прикордонники смотрят с подозрением на мою крымскую прописку, это вызывает во мне обиду: не стану же я каждому объяснять, что душою я с Украиной, но мой дом — Крым».

 

Фото вверху —
с сайта life-travel.su

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Величие сквозь бездну трагедий

Дмитрий СОКОЛОВ

Читаем вместе крымскую прессу. 8 ноября

Борис ВАСИЛЬЕВ

Игроки на больничном поле

Ольга ФОМИНА