Крымское Эхо
Архив

Мы все родом из Крыма

Мы все родом из Крыма

СТРЕМЛЕНИЕ ЛИДЕРОВ НАЦДВИЖЕНИЯ ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО СДЕЛАТЬ КРЫМСКИХ ТАТАР ТИТУЛЬНОЙ НАЦИЕЙ ПОЛУОСТРОВА ОПАСНО

Последние двадцать лет мы с крымскими татарами живем одним крымским домом. Но все это время недавние репатрианты пытаются доказать, что именно они в нем и есть настоящие хозяева, а мы вроде как приткнулись тут по нечаянности. Вот эта их убежденность, что они коренные жители полуострова, а все остальные, как они говорят, «местные» невольно подталкивает к мысли, а не слишком ли широким оказался жест Михаила Горбачева, давшего «добро» на возвращение крымских татар из мест депортации. Крым был, есть и остался родиной для крымско-татарских стариков. Люди среднего возраста, не говоря уже о молодом поколении крымских татар, родились в основном в Средней Азии, и как бы им ни хотелось примазаться к крымской родословной, именно та дальняя сторона и есть их родина.

Там они выросли, там жили их семьи, там друзья, воспоминания, в конечном счете — родные могилы тоже там. Когда они клянутся в непомерной любви к Крыму, то странно, что взрослые, в здравом уме люди пытаются убедить миллионы, что можно любить то, чего не знал и, возможно, до тридцати-сорока лет даже и не видел. Понятно, что их старались растить и воспитывать в мононациональной среде, прививать знания родного языка, обычаев, традиций, женить и выдавать замуж за своих соотечественников, но всё одно они не жили обособленно, вольно или невольно, но впитывали в себя культуру, язык и обычаи тех народов, с которыми жили в соседстве. Почему, скажите на милость, сейчас они хотят жить в Крыму, как кум королю и сват министру, без соседей?

Пусть, пока живы их старики, выспросят у них, были ли крымские татары единственными хозяевами этой земли. Да, до войны здесь была Крымская АССР, да, и сейчас в личных архивах коренных крымчан сохранились документы, те же свидетельства о рождении, на двух — русском и крымско-татарском — языках. Но такие документы имеют не только крымские татары, но и жившие в те годы в Крыму русские, армяне, евреи, греки, болгары, поляки, немцы. Крым никогда не был мононациональным регионом и, кстати, довоенная статистика свидетельствует, что крымские татары не первенствовали на полуострове в численности населения. По данным первой, 1921 года, советской переписи населения Крыма русские, несмотря на людские потери в Первой мировой и Гражданской войнах, были самым многочисленным народом полуострова. В городах их проживало 196487 человек, а в сельской местности — 174630, в то время как крымских татар 37964 и 148751 соответственно. Простые арифметические действия доказывают, что русских в Крыму и тогда проживало вдвое больше, чем крымских татар. Причем и до октября 1917-го, как показывала еще царских времен, 1897 года, перепись, русских жило в Крыму больше, чем татар, которых к тому же в официальных документах крымскими не называли. Так что все притязания на красный угол в крымской избе весьма призрачные.

В мире найдется не так много народов, которые бы с такой маниакальной настойчивостью доказывали свое превосходство по региональному признаку. Кроме крымских татар, существуют алтайские, уральские, астраханские, волжские, сибирские землячества, и никто из них не претендует на региональный приоритет, особость своего национального положения. Лидеры крымско-татарского национального движения десятилетиями доказывали право своего народа жить в Крыму, но как только это право было им дано, выяснилось, что еще не все долги были возвращены, а как только начинается их возврат — выделение жилья, земли, материальной помощи — выясняется, что другие депортированные — армяне, греки, болгары, немцы — и здесь должны посторониться.

Всякий раз, как только приступают к послевыборному дележу должностных портфелей, начинаются притязания лидеров крымских татар на право обладания ими. Причем основанием для их получения всегда называется национальная принадлежность. Не профессионализм, не уровень образованности, не опыт, а исключительно национальность претендента. На этом основании они всеми правдами и неправдами добиваются должности начальника отдела межнациональных отношений в городах и районах. Как только она достается представителю другого, тоже депортированного, народа, сразу начинаются разговоры о несправедливости, притеснениях и нагнетание межнациональных разногласий. Представьте себе, чтобы проигравший Бараку Обаме Джон Маккейн оспаривал свое право на президентский пост не потому, что хорош сам по себе, а потому, что его предки прибыли в США раньше, чем родные Обамы. Смешно? Наивно? Но ведь именно это происходит в Крыму, где представители одного народа доказывают, что они лучше не потому, что умнее, грамотнее и профессиональнее, а потому что крымские татары.

Стремление лидеров нацдвижения во что бы то ни стало сделать крымских татар титульной нацией полуострова весьма опасно. Это настраивает, прежде всего, самих крымчан против крымских татар, с которыми они живут, работают, пьют водку и даже, пусть очень и очень редко, имеют общих внуков, а крымских татар заставляет подозревать в трудностях своей жизни другие народы, которым, сказать по правде, живется ничуть не легче. Однако Мустафа Джемилев — этот вечный флаг крымско-татарского национального движения — раздувает искры противостояния всякий раз, как только ему предоставляется публичная трибуна.

Правда, чтобы стоять на ней чаще, он несколько сменил тактические акценты своей нестареющей стратегии. Пытаясь заручиться полной и окончательной поддержкой украинских националистов, он перестал убеждать всех в том, что единственно крымские татары являются коренным народом Украины (география притязаний за последние годы, как видим, заметно расширилась), а уступил место рядом со своими соотечественниками и украинцам. И произошло это лишь потому, что, как пояснил Мустафа-ага, «у россиян есть Россия, у армян — Армения, а у нас — ничего нет». Фактически всем остальным красиво сказали «геть!», открыв ту же дорогу в депортацию, хоть это и называется отъездом на историческую родину.

По железной логике Мустафы Джемилева, испокон веков жившие в Крыму русские должны собрать чемодан и съехать отсюда в Россию, с которой их связывает только национальность. А куда выселит Мустафа-ага, к примеру, бакинских армян, которые не по свое воле бежали налегке от решивших доказать свою титульность азербайджанцев и которых историческая родина в трудную для них минуту жизни высокомерно отвергла, считая их не вполне армянами? А как быть немцам, которых Германия принимает по очень жесткой квоте? Ждать, что Мустафа-ага позволит им пересидеть до отъезда?

Странно, что человек, в раннем детстве переживший депортацию, желает подобной участи миллионам крымчан, которые в отличие от большинства ныне живущих в Крыму соотечественников Мустафы-ага родились и выросли здесь и хотят жить на родной земле. Независимо от национальности крымчане давно стали коренными на этой земле, которая перестала быть просто местом их проживания — это их родина.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Крымчане хотят внести ряд важных поправок в Конституцию

.

Мы же не турки…

Борьба с экстремизмом как средство для политического пиара?

.