Крымское Эхо
Архив

Людей жалко

Людей жалко

«БОЛЕЕ ПОЛНОЦЕННУЮ ПОМОЩЬ БЕЖЕНЦЫ МОГУТ ПОЛУЧИТЬ НА МАТЕРИКЕ»

Комиссия по вопросам беженцев была организована две недели назад решением сессии Госсовета Республики Крым. С ее председателем, депутатом <b>Ириной Клюевой</b> мы общались, как сейчас говорят, «на бегу»: помимо решения текущих вопросов, ей пришлось срочно искать новое помещение для базы размещения беженцев из Новороссии – руководители базы МДЦ «Артек», где раннее размещалась база, потребовали, чтобы беженцы оттуда ушли.

— На это были веские причины, — объясняет Ирина Дмитриевна. — На этой базе комплектуются группы детей для самого «Артека». Дети, прошедшие медицинское обследование, имеют справки допуска, чего нет у людей, приезжающих из Новороссии, и, следовательно, они не должны контактировать с детьми. Мы ищем новое помещение, и сейчас мы его практически нашли – это Дом культуры железнодорожников, расположенный на Привокзальной площади, то есть рядом с уже известной базой.

Ирина Клюева

Людей жалко
— Какие функции выполняет ваша комиссия? И кто этим занимался до вас? Ведь беженцы появились в Крыму задолго до вашего назначения?

— Официально я работаю с 17 июня, хотя фактически приступила к своим обязанностям сразу после решения о создании комиссии. Мы занимаемся координацией всех органов исполнительной власти, общественных организаций, политических партий, волонтеров, работающих с беженцами. На передовой у нас были отряды самообороны, они первыми начали централизованно работать по приему и распределению беженцев.

Очень многое сделали наши волонтеры, общественники и просто неравнодушные крымчане. Министерство курортов и туризма определяло беженцев в государственные пансионаты, санатории, Министерство транспорта организовывает доставку людей. Я уже познакомилась со многими общественниками, такими, как Катя Горелкина, Лилия Диденко и другими. Действительно они самостоятельно, пользуясь соцсетями, контактировали с беженцами, расселяли их. Все, кто реально занимается беженцами, уже себя проявили, вышли на контакт с нами, и мы работаем с ними во взаимодействии, приглашаем их на наши совещания, чтобы координировать их действия.

— Волонтеры жалуются на отсутствие колл-центра. Они уже полтора месяца фактически заменяют его, обслуживая в день тысячи звонков. Беженцы звонят им на личные телефоны, опубликованные в соцсетях.

Горячая линия уже создана при Государственном Совете Крыма, ее телефон (0652) 600-311. Что касается колл-центра, то мы тоже уже его открыли на базе «Артека», но, к сожалению, нам нужно выселяться, организуем на новом месте.

— Как долго будут находиться беженцы на этой базе?

— Очень недолго, миграционные службы озадачены тем, чтобы в максимально короткие сроки беженцы проходили необходимые процедуры, а Министерство транспорта обеспечивало их доставку в места, где они будут проживать.

Мы называем этих людей словом «беженцы», так как оно краткое, емкое, и каждому понятно о чем идет речь, но юридически именно статус беженца не получит практически никто из этих людей. Они получают статус временного убежища. Мы поставили перед собой задачу выяснить, кто же из этих людей реально останется у нас на постоянное проживание, а кто приехал просто отдохнуть в Крыму.

Если оперировать цифрами, то из порядка 2000 человек, обратившихся в федеральную миграционную службу, только 335 человек написали соответствующее заявление и сдали украинские паспорта. Мы все сегодня сочувствуем, принимаем людей, расселяем, кормим, но мы должны понимать, что мы собираемся тратить на них бюджетные деньги, потому что компенсации для пансионатов и санаториев предусматриваются именно из бюджета Республики Крым.

Этим людям нужна помощь
Людей жалко
— Сколько в Крыму санаториев, пансионатов и гостиниц приняли беженцев?

— Официальная цифра 33, среди них есть и частные, для всех установлена одна стоимость проживания и питания: 800 рублей в сутки на человека.

— Мы как раз только что говорили с владелицей частного домовладения-пансионата Ириной Жаровой в Песчаном, которая приняла 52 человека, среди которых 26 детей, она не получила никаких средств, проживание полностью за ее счет, с питанием помогают волонтеры и сочувствующие граждане.

— Если она заселила людей по согласованию с Министерством курортов и туризма, то она может претендовать на компенсацию. Ну а если просто по доброй воле, то ей просто скажут «спасибо». Каждая копейка бюджетных денег должна быть проверена. И я бы порекомендовала этой доброй женщине обратиться в Министерство курортов и туризма и определить статус дальнейшего пребывания у нее этих людей. Если она не согласовала заселение их с министерством, то никаких средств она не получит.

Сейчас, когда сезон еще не начался, очень много частных пансионатов и минигостиниц хотят иметь хотя бы что-то. И, открывая сердце, душу и двери беженцам, они их зовут просто так, а спустя некоторое время начинают поднимать вопросы о компенсациях. Правительство Крыма их поддерживать не будет. Они могут попробовать обратиться в Министерство курортов и туризма, но, если их нет в уже установленном перечне, то я сомневаюсь, что они могут что-то получить.

— Сейчас какая-то государственная программа помощи беженцам или это только в рамках законодательства Российской Федерации?

— Только в рамках законодательства РФ, решения Государственного Совета и Совета министров Крыма.

— Когда пошла первая вона беженцев, волонтеры расселяли многих людей на дачи, кто-то брал к себе на квартиры, четкой регистрации тогда не было, что вы посоветуете таким людям?

— Если тех, кто заселился таким образом, все устраивает, они могут там жить. Я знаю людей, которые поселяли у себя беженцев совершенно бескорыстно и не собираются обращаться за государственной компенсацией. Сами беженцы могут обратиться в Федеральную миграционную службу и получить статус временного убежища, который даст им возможность обращаться к государству за социальной, медицинской и другими видами помощи.

 

Крымчане, помогите!

Людей жалко
— Люди, бежавшие от войны, нередко находятся в шоке. Как обстоит дело с психологической помощью? Есть ли планы по созданию, например «телефона доверия», работают ли на базе психологи?

— Телефона доверия пока у нас нет, но в нашем центре работают психологи из Министерства чрезвычайных ситуаций.

— Вы прогнозируете увеличение количества беженцев в будущем?

— Да, если на 9 июня у нас было официально зарегистрированных 1152 человека, на 15 июня уже 2752 человек, а сейчас 3916 человек и 300 человек находятся на базе распределения. Это только те, которые прошли через нас. Но ведь очень многие приехали к родственникам, к знакомым, снимали квартиры, и прочее. Сегодня у нас было заседание в Совете Министров и есть решение, по которому предписано всем органам исполнительной власти на местах определить количество беженцев, чтобы мы понимали глубину этой проблемы. Ведь наступит осень, и увеличится нагрузка на наши органы социальной защиты, пенсионный фонд, и наша первая задача обозначить количество таких людей и их намерения.

— Какие у вас на сегодняшний день проблемы?

— Проблемы есть, но мы работаем над их решением. Одна из таких, например, — отсутствие расчетного счета благотворительного фонда помощи беженцам. Но завтра-послезавтра мы его получим. Без такого счета очень сложно решать какие-то сиюминутные задачи. Мы в переходном периоде, у нас много трудностей. Бюджет распределил средства на компенсацию конкретных учреждений. А тут, например, приехал человек, который именно сейчас нуждается в каком-то лекарстве, его нужно купить. Тогда мы обращаемся к таким общественникам, как Лиля Диденко, которые бросают клич в интернете, и люди откликаются.

Но я категорический противник сбора наличных денег. Ни мы, ни волонтеры наличных денег не собираем. Собирают только вещи, продукты, медикаменты. Если человек хочет помочь, он не должен никому отдавать деньги, пусть купит те же памперсы, продукты питания, предметы гигиены. У нас замечательные волонтеры, и я не хочу, чтобы даже тень на них падала. И мы обратились к правоохранительным органам, чтобы те помогли ликвидировать сборы наличных денег, которые, как мы знаем, у нас в городе есть.

— Поскольку в Крыму переходный период, беженцам, которые едут в Ростов и другие города России, получается проще?

— Конечно! Там все годами отлажено! У крымчан много своих проблем и с жильем, и с работой. Да, сейчас нам пока по силам решать проблемы беженцев. Но так не может продолжаться вечно. И поэтому сегодня было принято решение на таких пунктах пропуска, как Армянск, Джанкой, Керчь ужесточить работу таможенной, миграционной и пограничной служб, чтобы люди понимали, что, если они сюда едут, то не на отдых.

Наши люди всей душой откликнулись на горе Новороссии, знаете, я горжусь тем, что сама крымчанка! Ведь столько людей искренне звонят и предлагают помощь беженцам. И все же более полноценную помощь беженцы могут получить именно на материке, где такие проблемы решают уже с 90-х годов, а для нас они внове.

* * *

Мы пообщались с волонтерами, которые первыми, задолго до образования комиссии по вопросам беженцев, стали помогать тем, кто бежал из Новороссии от пуль и бомбежек. Как они начинали работать с беженцами? Какие у них проблемы сейчас?

— Месяца полтора назад меня пригласили на пресс-конференцию, посвященную проблемам беженцев в Севастополе, — рассказывает Геннадий Спивак. – Тогда там было всего около десяти семей, и у них уже возникли проблемы с питанием, трудоустройством и т.п. Мы понимали, что война на Востоке страны только набирает обороты, и скоро нас ждет наплыв беженцев. За последние две недели я никого в Крым не поселял, отправляю всех в Ростов.

«
Людей жалко
У нас есть группа единомышленников в Донецке, и мы смогли там сколотить батальон, при котором создан штаб эвакуации женщин и детей, есть горячая линия, составляются списки, нанимаются автобусы. В Ростове есть организация, которая помогает нам с местами для расселения. Вот сейчас они мне дали тысячу мест. Проблем было много, нам же еще надо было заправлять автобусы с беженцами, платить водителям, нам никто не помогал, мы все делали сами на собранные волонтерами средства.

Но если вы – общественник, в любой момент вас могут обвинить в том, что вы эти деньги прикарманили. Поэтому надо сотрудничать с властями и делать так, чтобы средства расходовались максимально прозрачно, и был контроль со стороны разных структур. Власти Крыма занижают точное количество беженцев, объявляют цифру в 4000 человек — наверняка на сегодняшний момент эта цифра порядка 12 тысяч.

Особая проблема с миграционной службой: первоочередная задача у них – выдать паспорта крымчанам, все мы знаем какие очереди приходилось выстаивать просто для подачи документов, а теперь еще и беженцы. У ФМС реально не хватает людей, их пропускная способность порядка 100 человек в день, а беженцев тысячи. В Ростове с этим будет проще.

* * *

— Массово беженцы к нам поехали около трех недель назад, – говорит Екатерина Горелкина. – С тех пор мы на телефонах. Началось все с того, что ко мне в соцсети Facebook стали обращаться люди с Донбасса: «Мы хотим уехать, что нам делать?». Я начала все узнавать, обращалась с вопросами в ФМС. В соцсетях мы размещали объявления с нашими телефонами, которые распространялись в интернете. Когда начали бомбить Славянск, количество звонков резко увеличилось. Люди бежали из Славянска, Краматорска, поселков Рубежное, Красный Лиман, потом начали бежать из Луганска.

Когда в Донецке стали бомбить аэропорт, подтянулся Донецк. Я писала в соцсетях: «Крымчане, помогите, бегут люди, селить некуда», и люди откликнулись, нам стали сотнями звонить простые крымчане и предлагать помощь – многие брали беженцев на квартиры, на дачи, приносили вещи и медикаменты. Когда поток беженцев увеличился, мы обратились к властям за помощью.

Чиновничий аппарат не так мобилен, и не сразу даже была создана комиссия во главе с Ириной Клюевой. Лично у меня в день от 900 до 1200 звонков. Я не все, конечно же, могу обслужить, а колл-центра все еще нет. Помимо консультаций, мы продолжаем заниматься не только расселением, а организовываем питание, собираем гуманитарную помощь. Во всех городах Крыма в нашу работу включилось много людей.

* * *

Телефон Лилии Диденко не замолкает даже поздним вечером. Мы общались с нею в 22.00, к этому времени ее голос уже осип, да и сама Лиля очень устала:

— Я начинала со сбора медикаментов для Новороссии. Свой телефон опубликовала в соцсетях, его очень быстро распространили администраторы таких групп, как «Антимайдан», «Юго-Восток», стали звонить как сами беженцы, так и те крымчане, которые хотели помочь: «Это горячая линия помощи беженцам? Куда вы расселяете?».

До конца мая я селила людей в дачные домики, Катя Горелкина — в пансионаты, откуда ей звонили и предлагали по нескольку номеров. Сейчас мы посылаем беженцев на базы расселения, расположенные возле вокзалов в Симферополе и Севастополе. Проблем у нас много. Вот такой пример: у нас есть одна беженка, у которой проблемы с сердцем, и она нуждается в препарате синкумар, без которого она может прожить только 72 часа. В Крыму этого препарата нет, власть нам его найти не помогла.

С большим трудом мы нашли его в Киеве, один из волонтеров купил и послал нам, завтра мы его получим и передадим женщине, которая уже на грани. Я спросила Сергея Донича о возможности создания списка лекарств потому что беженцы, которые сейчас начнут сюда ехать, далеко не все здоровы, и нехватка препаратов может стоить жизни. Но пока внятного ответа нет.

* * *

Каждое утро Натальи Баталовой начинается со звонков, она собирает вещи, продукты, а ее сын с друзьями отвозят на своей машине в маленькие пансионаты, заселенные беженцами.

— Собираю гуманитарку по знакомым, соседям, просто люди звонят. Мне очень помогли две частные предпринимательницы – Марина Фалевич и Марина Васильченко, они собирали помощь и привозили на своем транспорте.

* * *

— Я увидела в Фейсбуке пост Кати Горелкиной о том, что надо встретить беженцев на вокзале, и вызвалась помочь, — рассказывает Ольга Емельянова. – Я встречала на вокзале девушку из Макеевки с двумя детьми – младенец и девочка около двух лет. Из багажа у них был всего один рюкзачок. На следующий день приехали её мама и братик, а папа, как я поняла, остался воевать. На ночлег их взяла женщина из Симферополя по имени Ирина, работающая в холле одного из супермаркетов города, там она продает солнцезащитные очки, обычный простой человек, неравнодушный к чужой беде…

 

Фото Ольги Емельяновой

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Может ли Ланцелот убить Дракона

Алексей НЕЖИВОЙ

Мифологизм украинской сепаратистской пропаганды

Евгений ПОПОВ

Читаем вместе крымскую прессу. 4 октября

Борис ВАСИЛЬЕВ