Крымское Эхо
Общество

Казнить нельзя помиловать

Казнить нельзя помиловать

КАК ОТЛИЧИТЬ УМЫШЛЕННОЕ УБИЙСТВО ОТ НЕСЧАСТНОГО СЛУЧАЯ?

 Передо мной сидит арестованный за дерзкое хулиганство молодой человек. Приятное лицо, притягательная улыбка, голубые глаза, светлые, коротко стриженные волосы. Среднего роста, хорошего телосложения. Что-то в его облике есть есенинское, русское, доброе. О преступлении нам говорить нечего, так как парень ничего не помнит. Что интересно, заявил, если его действия подтверждены материалами уголовного дела, он их не будет оспаривать.

Согласится с обвинением, которое ему будет предъявлено перед тем, как дело направится в суд. Он верит показаниям граждан, с которыми совершенно незнаком, и поэтому, как разумно считает, им нет никакого смысла его оговаривать. Поэтому не хочет, чтобы между потерпевшими, свидетелями и им проводились очные ставки.

Я и сам понимаю, что они ничего не дадут, так как согласно процессуальному закону они проводятся в том случае, если в показаниях разных лиц есть противоречия. А в данном случае устранять нечего, так как парень помнит только то, как всё начиналось. А дальше, по его утверждению, полный провал в памяти.

Что-то мне, имеющему богатый опыт следственной работы, подсказывает, что парень не врёт. Настоящие хулиганы совершенно по-другому ведут себя на следствии. Как правило, они заявляют, что они только защищались от неожиданно свалившегося на их голову нападения. Хулиганы никогда не говорят ни слова правды. Как ни странно, они резко отличаются своим поведением на следствии от поведения других лиц, совершивших иные преступления.

На улице, в общественных местах, ведут себя порой так буйно, что их с трудом успокаивают даже работники милиции. Особенно их ухарство проявляется тогда, когда они дебоширят в стае, когда их несколько человек и когда потерпевший не в состоянии защищаться. Вот тут они вовсю показывают свою молодецкую дешёвую удаль. Что они только ни выделывают над несчастными, оказавшимся на их пути! А на следствии впадают порой в истерику от страха попасть на нары.

Слёзно просят пожалеть их, не губить молодую жизнь, не оставлять беременную жену с малым ребёнком без кормильца и прочее, прочее. Некоторые даже падают на колени. В такие минуты эти подонки вызывают только жалость. Иначе не скажешь. Но говорить вслух об этом не положено. Внешне ты не должен показывать, что этот тип тебе неприятен.

***

Что же произошло с Алексеем, мною арестованным? Как старший научный сотрудник одного из НИИ тогдашнего Ленинграда, он был направлен в командировку в Керчь на судостроительный завод «Залив» учить уму-разуму местных умельцев, как лучше строить корабли. Поселили в общежитие, к работягам этого завода.

По случаю получения зарплаты, как и положено на Руси, соседи Алексея по койке устроили небольшой сабантуйчик. К столу пригласили Алексея, налив ему полный стакан водки. Попытался вежливо отказаться от щедрого угощения, пояснив, что он не курит и не пьёт. Да кто поверит в этакие бредни здорового и крепкого на вид парня! Что идёт дальше, читатель уже догадался. «Что, брат, не уважаешь нас, простых работяг ? Чураешься с нами выпить стопку? Так и скажи, что нас презираешь!» — в такой момент от членов застолья сыплются со слезою на глазах безжалостные с печалью в голосе слова.

Не посмел Алексей дальше раздражать своим странным поведением глубоко обиженных строителей коммунизма. Взял да и ахнул одним махом стакан водяры, от которой быстро потемнело в глазах. Почувствовал себя плохо, прилёг на койку. Но вскоре подскочил и побежал на кухню, где схватил первый попавшийся столовый нож и выбежал с ним на улицу.

А за столом настоящее веселье только разгоралось. Первый стакан водки — это так, как разминка. Никто не придал никакого значения уходу Алексея. А он в это время мчался по улице, догонял впереди идущих и, нанеся ножом удары им в спину, бежал дальше. Хорошо, что была холодная погода — люди были тепло одеты, и потому ранения были незначительными.

У Алексея была такая скорость, что никто не мог его догнать. Со всего разбега Алексей влетел в окно на первом этаже — в одну из квартир попавшегося на пути дома-пятиэтажки. В квартире оказался вместе с рамой и разлетающимися со звоном во все стороны стёклами. Хозяин, хозяйка и их малолетняя дочь в это время обедали. От увиденного они пришли в ужас и замерли, боясь пошевелиться. Алексей выбежал в коридор, где увидел стоящий в углу топор. Схватил его и, вернувшись в комнату, стал им крушить платяной шкаф.

Разделавшись со шкафом, выскочил на лестничную площадку и что есть мочи стал кричать, что он сын Хрущёва (бывший тогда первый секретарь ЦК КПСС), что он командир крейсера «Аврора», что он установил на площадке пулемёт «Максим», из которого будет стрелять в каждого, кто появится.

В общем, подъехавшие менты задержали буяна Алексея. А я на время следствия его арестовал. Вскоре из Ленинграда приехала ко мне целая делегация из НИИ — две сотрудницы и завотделом, в котором работал Алексей. Приехала и его матушка. Все о нём дали блестящую характеристику: очень грамотный молодой человек, подающий большие надежды в науке, внимательный, всем всегда оказывает любую помощь, крайне спокойный по натуре, никогда не был замечен даже в мелких конфликтах.

Алексей — холостяк. Он был любимцем прекрасной учёной женской половины. Давая показания об Алексее, женщины не сдерживали слёз. А главное, все они подтвердили показания Алексея, что он не курит и почти не пьёт. Может выпить несколько глотков шампанского два раза в году — на Новый год и на день своего рождения.

***

Всё стало на свои места. Мне пришлось дважды фундаментально изучать судебную психиатрию. Хорошее знание этой науки дали мне возможность предположить, что налицо было патологическое опьянение. Мои предположения подтвердила сначала амбулаторная, а затем стационарная судебно-психиатрическая экспертизы. Во время совершения общественно опасных действий Алексей не давал им отчёт и не мог руководить ими.

 Другими словами, временная невменяемость. В таком случае лицо не может нести уголовную ответственность. Когда человек признаётся невменяемым, исчезает один из элементов состава преступления — его субъект. Алексей не нуждался в лечении, так как его психическое состояние быстро вернулось в прежнее, нормальное. Уголовное дело было прекращено с освобождением Алексея из-под стражи. Я несказанно был рад такому исходу дела. Видел, как этому радовался Алексей, оказавшийся на свободе после двухмесячного сидения на вонючих нарах. Но он умел сдерживать свои эмоции. Он попросил разрешения обнять меня на прощанье. Мы с ним обнялись крепко, по-мужски, и навсегда расстались.

Мне в данном случае всё ясно и понятно. Человек ранее никогда не употреблял алкоголь, и он поэтому не мог знать, как он действует на его психику. Он не имел желания пить, и поэтому не желал и не хотел наступления каких-либо негативных последствий. И что с ним случилось, случилось помимо его воли. В связи с вышеописанными обстоятельствами он не понёс уголовную ответственность. После неприятного инцидента теперь он знал, к чему его приводит алкоголь.

***

 Представим такой момент: Алексей вновь употребил алкоголь. Наступило патологическое опьянение, во время которого он совершил преступление. Судебно-психиатрическая экспертиза вновь дала заключение, что он находился в состоянии невменяемости, так как не отдавал отчёт своим действиям и не мог руководить ими. По закону он должен был снова избежать уголовной ответственности.

Но моя точка зрения иная: во втором случае он, употребляя спиртное, предвидел наступление общественно-опасных последствий, НЕ ЖЕЛАЛ их наступления, но сознательно ДОПУСКАЛ. На юридическом языке, он действовал с косвенным умыслом к могущим наступить общественно опасным последствиям и поэтому ДОЛЖЕН нести уголовную ответственность. Ответственность должна наступать по той же статье УК, что и при действиях с прямым умыслом, т.е. когда лицо предвидит наступление общественно-опасных последствий и ЖЕЛАЕТ их наступление.

***

Второй случай, недавний. Избалованный роскошью сын миллиардера принимал наркотики. Последнее время несколько месяцев подряд ежедневно, до пяти раз, вдыхал веселящий газ. Последний раз после применения наркотических средств избил свою мать, а затем задушил проводом от сотового телефона. Заявил следователям и журналистам, что не помнит, как он действовал. Помнит только, как после приёма наркотиков у него начались галлюцинации.

Предстоит судебно-психиатрическая экспертиза. Журналисты с нетерпением ждут её заключение, зная что наркоман может быть освобождён от уголовной ответственности, если будет установлено, что он не отдавал отчёт своим действиям и не мог руководить ими. Единственно, могут назначить принудительное лечение от наркомании.

На самом деле в данном случае наркоман знал, чем заканчивается применение наркотиков, хотя не желал наступления общественно-опасных последствий, но сознательно их допускал. Следовательно, в этом случае, по моему мнению, должен нести уголовную ответственность. Иначе может получиться примерно так: решил наркоман убить своего противника, настроил себя на достижение поставленной цели, принял наркотики и осуществил свой умысел. Потом он заявит, что ничего не помнит, так как находился в состоянии наркотического опьянения.

Напрашивается вопрос: сколько раз так можно будет поступать ему?

 В настоящее время по одной и той же статье УК в случае ДТП привлекаются водители как те, кто управлял автомобилем, находясь в состоянии алкогольного или наркотического опьянения, так и те, кто в таковых не находились, Считается, что они действовали не умышленно, а неосторожно, т.е преступно-самонадеянно.

С таким применением закона к трезвенникам согласен целиком и полностью. Что касается применения этого же закона к пьяному водителю, полностью не согласен. И таково мнение не только у меня. Пьяный водитель должен отвечать по последствиям, к которым привёл алкоголь. Совершил пьяный водитель ДТП со смертельным исходом — должен отвечать за убийство с косвенным умыслом, а не за нарушение правил дорожного движения, приведшего к смерти.

Как вы уже поняли, водитель, принявший алкоголь перед управлением автомобилем, предвидит наступление общественно-опасных последствий, не желает их наступления, но сознательно допускает, т.е. действует с косвенным умыслом, а не неосторожно. А за убийство или нанесение тяжких телесных повреждений санкции соответствующих статей гораздо строже, нежели за нарушение правил дорожного движения. Кстати, именно таким образом в подобных случаях применяется закон к пьяным водителям во многих цивилизованных странах.

***

 Необходим специальный закон в отношении хозяев животных, которые своим агрессивным поведением несут опасность для общества, и которые хозяевами содержатся с нарушением специальных правил и инструкций. В настоящий момент недобросовестные хозяева разного рода экзотических животных в случае наступления негативных последствий, наступивших в результате нападения животного на потерпевшего, несут ответственность опять-таки за неосторожное причинение вреда.

На самом деле хозяин, грубо нарушающий порядок содержания опасных животных (находятся не в вольерах, не на привязи, выгул осуществляется без поводка и намордника и пр.), обязан нести уголовную ответственность по наступившим общественно-опасным последствиям. Хозяин той же собаки бойцовской породы отлично предвидит наступления тяжких последствий от его любимой собаки, (она уже успела порвать не одного соседа),которую он вывел на прогулку без намордника и поводка, сознательно их допускает, хотя не желает.

Снова говорим не о неосторожном действии, а о совершении преступления с косвенным умыслом, где собака, на юридическом языке, выступает как орудие преступления, а хозяин — как его субъект.

А что происходит сейчас? Отдельные граждане от излишней амбициозности просто одурели. Чтобы чем-то удивить своих друзей-приятелей, соседей, желая хоть как-то выделиться среди них, кого только не держат в квартирах — львов, тигров, леопардов, питонов, крокодилов, ядовитых гадюк и прочую опасную живность! Я уже не говорю о псах бойцовской породы. Сейчас на них спрос, как на хлеб насущный, какой-то сумасшедший бум.

Хозяин собаки такой породы, идущий по городу, явно любуется собой. Путая себя с грозной собакой, он как бы говорит: смотрите, вот какой я сильный, смелый и мужественный. Прошу, читатель, стань на время физиогномистом и внимательно посмотри на морду пса и самодовольную физиономию хозяина. Не находите между ними определённого сходства?

Все эти лихие молодчики за покалеченных и погубленных их псами детей да и взрослых, отделываются смешными штрафами, после которых с издевкой смеются в лицо потерпевшим и журналистам, пытающимся взять у них интервью. Если бы такой смельчак получил бы приличный срок с отсидкой на нарах, покинув свои роскошные апартаменты, другой бы задумался, стоит ли рисковать свободой из-за своего неуёмного тщеславия.

***

 Не могу не остановиться на привлечении врачей к уголовной ответственности за неосторожное причинение вреда здоровью. Как правило, при наступлении смерти или какого-либо вреда здоровью при лечении больного или во время операции врачи по жалобам потерпевших несут ответственность за неосторожные действия с негативными последствиями.

Судьи, понимая, что в действиях того же хирурга не было никакой преступной неосторожности, всё-таки определяют какое-нибудь, хоть маленькое, но наказание, такое, чтобы врач на приговор не жаловался и чтобы таким образом успокоить потерпевшую сторону, которая требует отмщения.

Для примера возьмём работу хирурга. Он может нести уголовную ответственность за неосторожное причинение вреда здоровью только в том случае, если он во время операции сознательно нарушил какое-либо правило или инструкцию по проведению той или иной операции. В других случаях следует говорить о несчастном случае.

Приведу свой пример. Во время сложной операции мне на почке случайно был перерезан кровяной сосуд. Началось обильное внутреннее кровотечение, которое, со слов одного хирурга-академика, практически остановить невозможно, так как поступающая и всё заливающая операционное поле кровь не даёт что-либо рассмотреть, увидеть перерезанный злосчастный сосуд. Почти в ста процентах наступает смерть из-за потери крови. Операция из-за бессмысленности дальнейшей её проведения останавливается.

Со мной случилось чудо. Потом мне мой хороший товарищ-хирург, ассистировавший главному хирургу, проводившему операцию, сказал, что тот безумными глазами стал смотреть на поступающую кровь и что-то шептать. Кровь неожиданно остановилась. Операция возобновилась. Одним словом, я остался жив.

 После завершения операции хирург рискнул своей репутацией и даже бОльшим. Так как я потерял очень много крови, то мой товарищ-хирург настаивал на немедленном переливании крови. Оперировавший хирург сказал, что может случиться так, что перелитая кровь мне не подойдёт, и тогда я обязательно отдам концы. Должен сам организм справиться с такой напастью.

И мой организм победил. А случись что-то самое страшное со мной во время операции, за что должен был бы отвечать ни в чём невиновный хирург? За то, что каким-то образом скальпель скользнул и резанул кровяной сосуд? Конечно же, нет! В подобных случаях можно говорить только лишь о несчастном случае, но не о преступлении, совершённом по неосторожности, что зачастую ставится в вину врачам. Потерпевшая сторона из-за горя на следствии утверждает, что врач чуть ли не умышленно такое сотворил, хотя у того не было на это никаких причин. До операции они даже не знали друг друга. Спрашивается, ради чего врач решил расправиться со своим пациентом, который ему доверился?

Гражданам-пострадавшим, особенно журналистам, надо проявлять объективность, корректность и деликатность при возникновении подобных ситуаций. Нельзя до завершения следствия весь этот сложный процесс выносить на публику для разборок да ещё порой с инсинуацией, раздувая главный вопрос: посадят ли врача, и один только он будет отвечать или ещё найдут виновных.

И если по сообщению СМИ появляются новые фигуранты уголовного дела, то публика это воспринимает с каким-то болезненным восторгом: дескать, это мы добились справедливости в нашем государстве, всех злодеев загребли под гребёнку. Весь этот поднятый в СМИ ажиотаж оказывает психическое воздействие на следственные органы. А это может привести к допущению юридической ошибки.

Кто от этого выиграет? Потерпевший, несогласный с заключением судебно-медицинской экспертизы, с решением органов следствия и суда, всегда может и заключения, и любые решения обжаловать в вышестоящих инстанциях.

Я согласен с журналистами, когда они показывают свой высокий профессионализм при выявлении явной волокиты по уголовным делам, при принятии сомнительных решений судами, а не тогда, когда они начинают преждевременно рассуждать о виновности или невиновности того или иного лица во время проведения расследования, или, тем более тогда, когда оно только началось.

Фото с сайта journal.mirkvartir.ru

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Что может быть общего между Katzenkopf и КВН?

Газета «Огни маяка» любит писать о возрождении

Пора повышать уровень онконастороженности

.