Крымское Эхо
Библиотека

«Форт»

«Форт»

ИЗ СЛЕДСТВЕННОЙ ПРАКТИКИ

Он старался не дышать, чтобы не выдать своего присутствия. Хозяин квартиры стоял рядом с ним. Он даже чувствовал запах ночного пота человека, только что вставшего с постели. До этой минуты всё шло очень хорошо. «Форт», как звали вора в преступном мире, превосходно знал своё дело. Две отсидки в тюрьме только улучшили профессионализм вора-форточника. Сколько ему удалось обворовать квартир, и всё проходило гладко.

«Форт» делал всё, чтобы у работников милиции не было шансов на его поимку. Практически не оставлял никаких следов, говорящих о его посещении чужой квартиры. Работал только в перчатках и, что редко встречается среди квартирных воров, проникая в квартиру, не забывал снимать обувь. Это была его личная традиция, своего рода примета, которая, как ему казалось, приносила успех.

Прежде чем проникнуть в квартиру, он тщательно изучал всё, что касалось намеченного объекта и его хозяев. Выбирал богатые квартиры. Любил кражу совершать в ночное время, когда хозяева крепко спали. Присутствие хозяев только усиливали воровской азарт. Конечно, был риск оказаться замеченным и услышанным хозяевами. Зато, как правило, ждал успех. Никто не ложится спать, не сняв с себя всех золотых побрякушек, и не положив их на видном месте.

Поэтому их ночью в комнате с выключенным светом легче было обнаружить, чем те, что хранились припрятанными в разных местах квартиры. Для обнаружения денег и драгоценностей, надо было с необыкновенной осторожностью, чтобы каким-либо звуком не разбудить хозяев, открывать и закрывать многочисленные ящички расставленной по всей квартире мебели.

«Форт» в квартиру, расположенной на втором этаже пятиэтажки, проник через оставленную на ночь распахнутой форточку. С помощью специального приспособления сначала отодвинул шпингалет, а затем открыл окно. Он воспользовался газовой трубой, проходящей под окном кухни. Само окно располагалось возле бетонного козырька над подъездом. Поэтому с козырька по газовой трубе добраться до кухонного окна для натренированного «Форта» не представляло никакой трудности.

Конечно, он мог проникнуть путём подбора ключей к замкам. Но предварительная проверка показала, что двери оборудованы сложными замками. Надо было бы повозиться, чтобы бесшумно их открыть, а потом ещё перерезать контрольную цепочку. Всё-таки он был вором-форточником.

Он нашёл в квартире много золотых украшений и приличную сумму денег, обнаруженных в платяном шкафу. Собирался спокойно вылазить через окно, когда подвела неосторожность. «Форт» хорошо ориентировался в темноте, всё видел, что находилось на пути. А здесь налетел на пылесос с колёсиками, который отлетев к шкафу и ударившись об него, гулко бухнул. Хозяин тут же проснулся. «Форта» спасла свисавшая до пола отодвинутая в сторону тяжёлая штора. Грузный мужчина, прикрывая рот ладошкой от позёвывания, подошёл к окну, внимательно посмотрел на ночной двор и, не увидев ничего подозрительного, спокойно вернулся в постель. «Форт» за шторой простоял ещё какое-то время, после чего через окно вылез из квартиры, не забыв плотно его закрыть.

Прибывшие оперативники сразу же поняли, кто ночью поработал в квартире. Уже подобным образом было обворовано несколько квартир. Понимали, что дело рук осторожного «Форта». Но против него не было никаких доказательств. Из «подсобного аппарата» никто к «Форту» не имел подхода. Был только один ранее судимый, с которым иногда встречался «Форт», чтобы вдвоём распить бутылку и вспомнить, как когда-то отбывали срок в одном лагере. Как бы «Форт» ни был пьяным, он умел себя сдерживать, чтобы не сболтнуть лишнего. Несколько раз проводился обыск в квартире «Форта», которые не дали никаких результатов.

Единственный дружок неуловимого домушника как-то на оперативной встрече сделал предположение, что всё наворованное, связку ключей и различные приспособления для краж «Форт» хранит у своего родного младшего брата, добропорядочного коммуниста, работавшего начальником цеха крупного предприятия. Неоднократно работники милиции входили к прокурору города с ходатайством о даче санкции на обыск в частном доме брата «Форта». Каждый раз получали категорический отказ.

Прокурора можно было понять. Если бы ничего не было найдено в доме коммуниста, полетели бы головы у тех, кто был причастен к ничего не давшему обыску, скомпрометировшего честного партийного человека. Был бы скандал и крупные неприятности со стороны горкома партии. Сотрудники правоохранительных органов были бы обвинены в умышленной компрометации партии, ведущей народ к коммунизму.

Когда возбуждается уголовное дело, то допрашивается очень много граждан в надежде получить хотя бы незначительную информацию, представляющую оперативный интерес. Большая часть допросов приходится на ранее судимых лиц. При этом проверяются все алиби каждого. Проводится большая работа, как следователем, так и оперативным составом. И этот раз не минул тщательного допроса «Форт». Он был немногословен. Сказал, что в день совершения кражи задержался с вечера у младшего брата и потому остался у него ночевать.

Своё пребывание у брата рассказал со всеми мельчайшими подробностями. Допрошенный брат показания «Форта» подтвердил слово в слово. Об официальном задержании «Форта» с водворением в КПЗ не могло быть и речи, так как не было никаких для этого оснований.

Все события происходили на моих глазах, молодого оперативника РОВД, несколько месяцев назад окончившего специальную школу милиции. Последняя кража была совершена из квартиры многоэтажки, которая находилась на территории, мной обслуживаемой. На одном из совещаний было принято решение спровоцировать «Форта» на кражу. При встречах дружок во время выпивки с «Фортом» между разглагольствованием ни о чём, стал поговаривать об одной хорошо известной ему очень богатой квартире.

На эту информацию «Форт» внешне совершенно не реагировал. Казалось, что он не клюнул на крючок. И всё равно работники милиции не сводили глаз с этой квартиры. Хозяева по договорённости с оперативниками в это время жили в другом месте, забрав с собой все ценные вещи. Но оставили несколько бутылок дорогих спиртных напитков и различные позолоченные украшения.

У нас имелась санкция прокурора на производство в одной квартире обыска по возбуждённому уголовному делу против арестованного лица за совершение квартирных краж. Постановление на обыск не имело даты. Это часто практиковалось в деятельности правоохранительных органов. В те времена многие процессуальные документы писались шариковой ручкой. В постановлении о производстве обыска всегда указываются те места, где он будет произведён. После того, как прокурор на постановлении поставил свою подпись и гербовую печать, оперативники в нём дописали адрес проживания брата «Форта».

Другого способа зайти в дом, где могло храниться похищенное, не было. Конечно, работники милиции рисковали партийным билетом и своими должностями. Нельзя было не допускать того, что брат «Форта» мог оказаться честным коммунистом, не имевшим никакого понятия о проделках своего старшего брата, жившего отдельно от него.

Справедливость восторжествовала. «Форт» клюнул на наживку. Когда он после совершённой кражи с бутылками спиртного и позолоченными побрякушками появился во дворе брата, вслед за ним зашли с понятыми следователь и оперативники. Возмущению брата «Форта» не было границ. Грозил пожаловаться в горком партии, который с ментов за творимый беспредел посдирает погоны, поотрывает головы и выгонит из рядов любимой партии. О такой перспективе мы знали и без информации братца вора. Несмотря на то, что хозяин дома хотел физически воспрепятствовать проведению обыска, он был проведён.

В самых укромных местах захламленного сарая были обнаружены и изъяты ценные вещи, деньги и много золотых изделий, похищенных из разных квартир. Часть золотых украшений «Форт» успел сбыть в других городах. В своём городе он никогда ничего не продавал, чтобы не могли его сдать скупщики краденного.

Всё, что было изъято в доме коммуниста, сотрудники милиции продемонстрировали работникам горкома партии, документально доказав ложность его показаний, направленных на подтверждение алиби брата-вора. Нас поблагодарили за добросовестную службу, но настойчиво просили не привлекать к уголовной ответственности нечистоплотного коммуниста, затесавшегося в ряды передовой партии мира. Нас заверили, что проходимец будет строго наказан в партийном порядке. Когда он с жалобой нагло явился в горком партии, ему было сообщено, что он исключён из её рядов.

«Форт» понёс заслуженное наказание. Обвинение в суде поддерживал сам прокурор города. Когда приговор вступил в законную силу, он пригласил к себе следственно — оперативную группу. Предупредил, что в дальнейшем не допустит фальсификацию процессуальных документов. Виновные будут строго наказаны. Свою обвинительную речь, довольно потирая руки, закончил поговоркой: «Всё хорошо, что хорошо кончается». А потом всех присутствующих угостил ароматным коньяком и заранее приготовленными аппетитными бутербродами.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Иван Айвазовский. «200 лет триумфа»

.

Семьёй возрождается Россия

Вера КОВАЛЕНКО

Крымский Мартин Иден

Лидия МИХАЙЛОВА

Оставить комментарий