Крымское Эхо
Библиотека

Нелюди

Нелюди

Была глубокая осенняя ночь. Луны из-за плотных облаков не было видно, как и ни одной звёздочки. Казалось, что небо таким недобрым было всегда. Постоянно, с небольшими порывами, дул пронизывающий одежду крымский ветер. Хотелось скорее добраться до домашнего тепла, выпить горячего крепкого чая, от всего отключиться и завалиться спать, с головой укрывшись мягким одеялом.

Я решил не ждать оперативную машину, которая находилась на вызове и пойти пешком. Ходу от райотдела до дома было чуть более часа. Очень хотелось спать, потому что двое суток следственно-оперативная группа, в которую я входил, была на ногах. Работали без устали и сотрудники других оперативных служб. Принимались меры к установлению местонахождения и задержанию опасного, вооружённого преступника, совершившего тяжкое преступление. Меня подменил другой следователь, и поэтому я наконец мог отдохнуть до шести утра, а потом снова мчаться на службу.

Так как было два часа ночи, то в моём распоряжении было целых четыре часа. Бывало и такое, что на отдых оставалось гораздо меньше времени. В часа четыре утра только ляжешь спать и отогреться от зимнего холода, а через полчаса тебя будит оперативный дежурный, вызывая на осмотр места очередного преступления.

А сейчас, как солдат, вырвавшийся в увольнение, я бодро шагал по улице Генерала Петрова. Как назло, не попадалось попутных машин, которые могли бы меня подвезти. Только иногда, сверкнув фарами, пролетали мимо запоздавшие машины, и все в противоположную сторону. Все мои мысли были о том, что надо ещё сделать, чтобы поймать, видимо, ошалевшего от крови бандюгана. Размышления оборвал визг тормозов, который прекратился, когда машина остановилась напротив меня.

Водителем оказался хорошо мне знакомый молодой парень Сергей. Он работал на легковой машине «Москвич» в организации, которую возглавлял мой двоюродный брат, с которым, будучи детьми, пережили немецкую оккупацию. Так как я часто бывал у него на работе, то хорошо знал Сергея. Это был улыбчивый, внешне добродушный парень. Очень внимательный и услужливый. Мне он импонировал своим поведением, своей коммуникабельностью. Он выполнял любую просьбу сотрудников – всё, что было связано с поездкой на автомобиле. Одним словом – душа коллектива.

Сергей, перегнувшись через переднее пассажирское сиденье, ловко открыл дверцу, и, как всегда широко улыбаясь, позвал в машину. Мы обменялись рукопожатием, и я с наслаждением плюхнулся в кресло, вытянув, насколько можно было вперёд, уставшие ноги. Сергей что-то стал с шутками и прибаутками рассказывать о какой-то очередной небылице. А меня сон сморил внезапно быстро. Я стал приходить в себя, когда почувствовал, что машина набирает скорость, сильнее взревев мотором, отчего меня начало прижимать к спинке сиденья.

Я понял, что что-то происходит. У меня моментально открылись глаза. Я уставился на дорогу. Сергей, вцепившись в руль, крепко сжимая его побелевшими от напряжения пальцами, весь подался вперёд, внимательно глядя на дорогу. Он мне напомнил охотничью собаку, которая стала в стойку, чтобы через мгновение кинуться за подбитой охотником птицей. И хотя до трагедии оставалось буквально несколько секунд, я, как мент, натасканный на быстрое реагирование на вокруг происходящее, успел всё рассмотреть.

Впереди машины, в свете фар дальнего света, по дороге, у самого бордюра, мчалась, никуда не сворачивая, маленькая рыжая собачка. Её коротенькие лапки передвигались с такой быстротой, что казалось, будто сама собачка каким-то чудом летит над ярко освещённым асфальтом. Было видно, что она бежала из всех последних собачьих сил. Один раз она даже успела оглянуться на надвигающееся на неё с пугающим грохотом чудище, нашу машину.

Ещё мгновение, и раздался пронзительный, короткий визг собачонки, который тут же прекратился. Собачка была настолько маленькой, что в машине не почувствовалось, как мчащиеся колёса переехали её уставшее от бега тельце. Сергей гордо улыбнулся, оторвал правую руку от руля, согнул её в локте и сжав пальцы в кулак, резко опустил руку вниз, торжественно выкрикнув: «Есть!»

Мне сразу стало всё понятно. Улыбчивый Сергей, поймав светом фар несчастную собачонку, заставил бежать её по дороге только прямо, впереди машины. В подобных ситуациях животные, полуослеплённые, бояться повернуть в сторону, в пугающую темноту. Таким путём многие ушлые охотники охотятся в полях на зайцев, паля в несчастное животное со всех открытых окон какого-нибудь крутого «Джипа».

Особым шиком считается не переехать зайца, а ловко сбить его колесом, чтобы не испортить переездом мясо. Потом умирающего зайца добить ударом чем-нибудь тяжёлым по голове. Я никогда не был охотником. Может быть я неправ, но считаю, что настоящему мужчине, как-то не с руки гоняться за беспомощным животным на автомобиле и тупо расправляться с ним. Слава Богу, в жизни только держал в руках и стрелял из пистолета Макарова и автомата Калашникова.

К охотничьим ружьям прикасался, когда они изымались у незаконопослушных граждан и осматривались экспертом-криминалистом. Поэтому могу ошибаться во всех тонкостях азартного убийства животных с последующим фотографированием победителя, сидящем на трупе крупного животного, или с трупиками в руках мелких, только что убиенных наших диких собратьев. Обратите внимание на довольную улыбку такого охотника на фотографии. Можно подумать, что только что мужественный мужик уничтожил несколько танков противника, выйдя из неравной схватки победителем.

Я тут же грубым голосом приказал Сергею остановить машину. Он повиновался, как исполнительный малый, сразу же, но с большим удивлением. Я сказал, что теперь никогда в жизни не подам ему руки, ни при каких обстоятельствах. Резко хлопнул дверцей автомобиля и быстрым шагом пошёл назад, где лежала сбитая Сергеем собачка. Она лежала в небольшой луже крови. Её бока тяжело поднимались и опускались с каким-то скрипом, исходящим из передавленного тела. Голова с сильно высунутым языком и открытыми глазами была целой. Казалось она смотрела на меня с немым вопросом: «За что?»

Я присел на корточки, и стал осторожно её поглаживать по изуродованному рыжеватому тельцу. При моём прикосновении по нему пробегала дрожь. Неожиданно возле меня остановилась машина, из которой с любопытством вышел молодой мужчина, лет тридцати. Когда он подошёл к нам, то сразу всё понял.

«Какие же есть сволочи среди нашего брата-водителя. Будь моя воля, я бы сам бы их переезжал», — глухо произнёс незнакомец. Он также присел возле агонизирующей собачки. Вскоре наступила её смерть. Она сделала последний вздох, тихо взвизгнула и утихла. Мы увидели, как из каждого глаза погибшей выкатилось по слезинке. Они вспыхнули маленькими звёздочками в лучах света фар и тут же погасли, как и сами глаза. Так как они оставались открытыми, я осторожно их закрыл. Шофёр принёс какую-то тряпку, мы замотали в неё собачку и положили в багажник. Потом заехали на глухой пустырь, вырыли небольшую ямку, в которой и похоронили несчастную псину, умышленно убитую жестоким человеком. Водитель довёз меня до самого порога моего дома, крепко пожал мне руку, и мы расстались. На всём пути мы друг другу не сказали ни слова. О чём было говорить, когда встретились родственные души?

К брату на работу я больше не ходил, чтобы не встретиться с мерзким для меня человеком. А через полгода я узнал от брата, что у него новый водитель, так как Сергей по своей вине попал в ДТП, которое для него окончилось трагически. Как-то ночью на максимальной скорости он гнался за какой-то собакой, не справился с управлением, налетел на бордюр, перелетел через него и врезался в дерево. От осколков разбившегося переднего стекла автомобиля сильно пострадало лицо Сергея, были сломаны обе руки и вывихнуто колено.

Знаю, что он долго лечился. Несколько раз перенёс операцию на колене. Через несколько лет я встретил его в городе. Он с трудом передвигался, сильно опираясь на палочку. Лицо его узнал с трудом. Мне показалось, что он сделал какое-то движение в мою сторону. Я сделал вид, что его не знаю и прошёл мимо. Разминувшись с покалеченным бывшим охотником на беззащитных животных, внезапно подумал: «А, может быть, правда, что есть кара небесная?»

Этот случай я ещё раз вспомнил сегодня, когда вся в слезах пришла к жене дворник нашего двора. Я знаю, что она только что вышла из больницы, где лечилась от высокого давления. В её частном доме живёт много выброшенных бывшими хозяевами кошек и собак. Каждый день она варит ведро каши, которую раздаёт по дороге на работу голодным животным. Несмотря на плохое здоровье, она продолжает работать, так как вся пенсия уходит на бездомных животных.

Она рассказала печальную историю. В Кооперативном переулке есть офис какой-то фирмы. Один из её работников поймал заблудшего кота, поместил в кладовку и оставил там без еды и хлеба умирать медленной и мучительной смертью. Сейчас в офисе его работники бывают редко. Женщина умоляла мужика отпустить несчастного кота, который всё время кричит, плача по-кошачьи. Мучитель сказал, что он ненавидит кошек, так как когда-то какой-то кот сожрал его голубя. Теперь он мстит всем другим кошкам, уничтожая их разным способом.

Но ему больше нравится наблюдать за тем, как животное умирает медленной смертью. Он говорит, что так мучился его голубь, когда кот его жрал. Женщина обратилась к товарищам мучителя. Но те поддержали своего дикого коллегу. Они закрыли офис с умирающим котом и со спокойной совестью снова ушли на несколько дней по домам. Я не понимаю, как у таких мужчин после этого дома лезет в глотку хлеб. Опрометчиво назвал этих нелюдей мужчинами.

Но разве может настоящий мужчина издеваться над беззащитным существом? Конечно, нет! Как офицер полиции, скажу прямо – это не мужчины, это жалкие ублюдки, которые пытаются таким путём самоутвердиться. Такие мужчины подобным путём самоутверждаются с детства. Они вешают кошек и собак, убивают их камнями и палками, обливают бензином и поджигают, наливают в задний проход скипидар, натягивают на голову пустые банки или привязывают их к хвостам, любуясь как обезумевшие, ослепшие, перепуганные животные носятся по двору, налетая на всё то, что попадается по пути.

Я вспомнил одно уголовное дело, когда группа такого рода шалопаев воровала лошадей, пригоняла к обрыву берега моря посёлка Аршинцево, выкалывала им глаза, а потом палками гнала к обрыву, наблюдая с папуасским гиканьем за тем, как бедные животные срывались вниз, ломая ноги и хребет. С плясками добивали лошадей всем, что попадало под руку. Многие родители знают о таких забавах своих любимых недорослей, но совершенно не реагируют. Считают, что мальчики таким путём вырабатывают в себе мужество. Ну чем не родительский идиотизм?!

Родители до сих пор никак не могут понять, что от такого ребёнка с нарушенной психикой ничего хорошего в будущем ждать не придётся. Научные сотрудники МВД как-то опросили осуждённых убийц. Оказалось, что свыше девяноста процентов злодеев в детстве получали удовольствие, мучая животных. Когда же они выросли, то стали получать удовольствие от убийства людей, будь то ребёнок, женщина или пожилой человек. Вот такие дела, уважаемые папаши и мамаши.

Встречаются и другие родители, борцы по истреблению всего живого, кроме людей, что окружает их.

Как-то от одной из читательниц я узнал, что она против всех животных, особенно бездомных, так как её любимым детям приходится на улице дышать одним воздухом с ними. Животное может чем-нибудь болеть и через воздух свои болезни передавать детям. Поэтому всех животных, в том числе домашних, надо обязательно уничтожать ради будущего ненаглядных детей. Я задал простой вопрос: а как быть в том случае, когда рядом с ненаглядными детьми в море купается человек с открытой формой сифилиса. Ответ был ожидаемым. Таких людей надо пожизненно куда-то прятать от общества, как прокажённых, а ещё лучше каким-нибудь безболезненным способом, например путём введения ядовитой инъекции, умерщвлять.

Моя жена тоже пожаловалась дворнику. В очередной раз какая-то «новая русская» ночью принесла под наш балкон домашнюю красивую кошку с четырьмя котятами, у которых только открылись глазки. Видимо, дитя наигралась живой игрушкой, и она стала не нужна. А тут она родила котят. Зачем себя, любимых, чем-то утруждать? Пусть болит голова у других. Главное – снять с себя заботу. А это делается просто. Нужно подло, ночью, эту заботу подбросить другим.

Почему эти люди считают, что право на жизнь имеют только они, как высшие разумные существа, что всё живое, что их окружает, должно быть уничтожено? Весьма странная позиция и психология подобных разумных существ. Однажды китайцы на себе испытали эту дурацкую идеологию. Они посчитали, что воробьи уничтожают очень много зерновых культур. Задумано – сделано. Всем миром враз уничтожили всех воробьёв. На другой год навалился голод, так как всевозможные насекомые, которых раньше уничтожали воробьи, сожрали на корню весь урожай. Вы не подумали о крысах, которые могут стать хозяевами нашей жизни, когда вами будут перебиты все кошки? Надо научиться делать выводы из ошибок других! Или жить проще по поговорке: «Гром не грянет, мужик не перекрестится»?

Мне дважды в жизни, при обучении в двух заведениях, пришлось фундаментально изучать судебную психиатрию и другие науки, связанные с психической деятельностью человека. Неплохо разбираюсь в людях. Обязан по службе быстро определить психологию личности, чтобы легче было вести соответствующую беседу в рамках закона. Но до сих пор не могу до конца понять, откуда берутся среди нас нелюди. Как люди, не поражённые шизофренией или эпилепсией, ими становятся, т.е. человек казалось бы здравомыслящий, а ведёт себя хуже лесного зверя. Пока у меня вывод один: вся вина только родителей, зачавших, родивших и воспитавших ублюдка.

У нас же принято всегда ругать государство и его структуры. Как что случается, общественность начинает дурным голосом кричать: где были участковый, гороно, работники опеки и попечительства, воспитатели детских садов, преподаватели школ и высших учебных заведений. В этом можно убедиться, просмотрев передачи по телеку, посвящённые семейным отношениям. Скоро будем обвинять во всех грехах воспитания прохожих, но не родителей. Я на основе практики по уголовным делам категорически заявляю: вся вина лежит только на родителях. Воспитывайте, как положено своё чадо, меньше будет в государстве убийц и разного рода нелюдей.

P.S. На-днях в одном из штатов США суд приговорил преступника, пытавшегося совершить ограбление и застрелившего при этом набросившуюся на него полицейскую собаку-овчарку, к СОРОКА ПЯТИ годам лишения свободы.

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Вороньи души

Алина СКВО

«Этюд о счастье», или чему учит история

.

Книги – ровесники Победы