Крымское Эхо
Севастополь

Флотораздел: сохранить ЧФ для России! Часть 9-я

Флотораздел: сохранить ЧФ для России! Часть 9-я

К 30-ЛЕТИЮ СОБЫТИЙ НА ЧЕРНОМОРСКОМ ФЛОТЕ, В СЕВАСТОПОЛЕ И КРЫМУ В 1991-1992 ГОДАХ

Начало см. здесь

СЛОЖНАЯ ОБЩЕСТВЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ И МОРАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ на флоте отражалась на политической атмосфере в Севастополе и в Крыму. Жители города и крымчане с заинтересованным вниманием следили за происходящим. Это было обосновано тем, что исход разрешения флотской проблемы самым непосредственным образом касался их. Более того, проблемы судьбы флота, статуса Севастополя и Крыма к этому времени сплелись в тугой узел, было понятно, насколько они взаимосвязаны и взаимозависимы.

29 апреля состоялось Делегатское собрание офицеров ЧФ. Был избран Координационный совет Офицерских собраний ЧФ (председатель – капитан 1 ранга В. Володин). В этот же день Верховный Совет Украины, отказавшись от принятого в первом чтении проекта Закона «О разграничении полномочий», принял Закон «О статусе Автономной Республики Крым».

Началось жесткое противостояние между Киевом и Симферополем. Флот не был безразличен к тому, что происходило. Поэтому на заседание Верховного Совета Крыма для разъяснения своей позиции по флоту, Севастополю и Крыму к Н.В. Багрову по поручению И.В. Касатонова от офицерского собрания штаба флота выезжали начальник разведки ЧФ контр-адмирал В.Е. Соловьев и капитан 1 ранга В.И. Володин.

Поэтому отнюдь не случайным явилось то, что 5 мая 1992г. Верховный Совет Республики Крым, обсудив вопрос «О ситуации, возникшей после принятия Закона Украины «О статусе Автономной Республики Крым», принял Акт о провозглашении государственной самостоятельности Республики Крым, а также решение о проведении Общекрымского референдума. А на следующий день ВС Крыма принял Конституцию Республики Крым.

13 мая ВС Украины рассмотрел «Крымский вопрос», было принято решение о признании Акта и постановления о референдуме незаконным. Через неделю, 20 мая, состоялась Внеочередная сессия Верховного Совета Республики Крым. После принятия ряда постановлений. В конце концов был наложен мораторий на Общекрымский референдум.

«Перетягивание крымского одеяла» нашло живой отклик в Москве – 21-го числа Верховный Совет РСФСР принял постановление № 2809-1 «О правовой оценке решения высших органов государственной власти РСФСР по изменению статуса Крыма, принятого в 1954 году».

Из воспоминаний адмирала И.В. Касатонова, командующего Черноморским флотом в 1991-1992 гг.:

 «Понимая, что тема флота для государственных структур Украины может быть всё же снята, я решил эту тему для Украины «утяжелить», а именно поднять вопрос законности передачи Крымской области в состав Украинской ССР. Для этого ещё 6 января1992 года я позвонил доктору военно-морских наук, профессору, лауреату Государственной премии России вице-адмиралу К. Сталбо, который с большой активностью включился в эту тему. Работа по ней шла нарастающим порядком.

А 20 мая 1992 года я был приглашён в Верховный Совет РСФСР на беседу к его председателю Р. Хасбулатову. В ходе обстоятельного разговора удалось убедить его оказать поддержку личному составу флота, который стоит и будет стоять за Россию. Скажу, что и в дальнейшем спикер парламента не раз поддерживал меня и словом, и делом. На следующий день я принял участие в заседании российского Верховного Совета на тему «О незаконности акта 1954 года о передаче Крымской области в состав Украины». В качестве основного докладчика выступил депутат, капитан 1 ранга Е. Пудовкин. Хотя эта тема была не совсем по ЧФ, тем не менее, ещё раз депутаты бурно приветствовали меня, а акт почти единогласным решением признали незаконным».

Кстати говоря, будучи в Севастополе в начале апреля, вице-президент А.В. Руцкой заявлял:

 «Теперь, что касается Крыма. Если обратиться к истории, то опять история не в пользу тех, кто пытается присвоить себе эту землю. Если в 54-м году, может быть, с похмелья, а может, от жары, был подписан соответствующий документ, которым Крым был передан под юрисдикцию Украины, то, вы меня извините, это не документ, который перечеркивает историю Крыма. Сегодня, я убежден в этом, крымчане правильно сделали, что собрали подписи для проведения референдума и должны определить референдумом свою независимость, определить Крым как республику.

 Я думаю, здравомыслие тех, кто живет в Крыму, будет направлено на то, чтобы Крым был в составе России. Я полагаю, что на предстоящем совете СНГ Борис Николаевич поставит этот вопрос, потому что дальше терпеть просто нельзя».

Уже 22 мая в Заявлении российского парламента Верховному Совету Украины было сказано: «Воздержаться от каких-либо действий, направленных на подавление свободного волеизъявления населения Крыма». Однако в этом деле была взята пауза. В полной мере эта кризисная ситуация тогда не разрешилась. Она была направлена в русло переговорного процесса по разграничению полномочий между Киевом и Республикой Крым. 27-28 мая в Крыму состоялась работа комиссий по разграничению этих полномочий.

А 1 июня в Ялте прошла встреча Президиумов Верховных Советов Украины и Крыма. Но уже тогда стало понятно: актуализация «Крымского вопроса» – не за горами.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ, СПЕЦИАЛЬНАЯ ГРУППА по созданию ВМС Украины, возглавляемая первым командующим ВМСУ контр-адмиралом Б.Б.Кожиным, развернула организационную и пропагандистскую кампанию, целью которой было создание украинского флота провокационным путем – подпольным, явочным порядком, независимо от идущего межгосударственного политического процесса.

Эта деятельность, дестабилизировавшая ситуацию, мешала работе сформированным в мае государственным делегациям России и Украины по Черноморскому флоту. Украинской стороной был продолжен курс на организацию нелегитимных переприсяганий, а также переподчинение Министерству обороны Украины некоторых кораблей и отдельных воинских частей путем объявления их «украинскими» на основе «волеизлияния» части экипажей или отдельных групп военнослужащих. Условия моратория постоянно нарушались.

23 июня 1992 года в Дагомысе президентами России и Украины было подписано соглашение о дальнейшем развитии межгосударственных отношений. Было взаимно официально решено на базе Черноморского флота создать флот России и ВМС Украины.

Однако буквально на следующий день после этого орггруппа ВМСУ активизировала действия, направленные на ускорение раздела ЧФ, а по сути – провоцируя его раскол. Начались официальные выступления и заявления представителей «командования» украинского флота с изложением взглядов и «концепций», были продолжены провокации (попытка подъема украинского флага на морском тральщике «Сигнальщик», приведение к присяге артполка дивизии береговой обороны и др.).

Вспоминает генерал-майор в отставке В.И. Романенко, начальник Береговых войск Черноморского флота в 1986-1995гг.:

 «Тогда отдельные офицеры стали публично проводить мероприятия вроде митингов с открытой пропагандой о принятии украинской присяги. Ну, вы сами понимаете, чем для армии нарастание такой революционной ситуации чревато. Это ведь напоминает 1917 год, когда армия начала разваливаться.

Когда артиллерийский полк принял украинскую присягу и мы с командующим Береговыми войсками ВМФ России в то время генерал-лейтенантом И.С.Скуратовым туда заехали, дело чуть не закончилось перестрелкой. Бригада большой мощности приняла украинскую присягу… Естественно, это создавало колоссальное нервное напряжение. Иногда казалось, что все висит на волосок от того, что начнется стрельба».

В ответ на провокационные односторонние действия украинской стороны Военный совет ЧФ выступил с заявлением о недопущении односторонних действий, а пресс-центр флота заявил о том, что «считает стремления представителей ВМС Украины разделить флот на местно-бумажном уровне неправомерным и односторонним актом». Совещание командиров частей и председателей офицерских собраний флота высказалось за четкое определение сроков переходного периода и статуса Черноморского флота. Украинская же сторона продолжала противоправные действия.

Каплей, переполнившей чашу более или менее стабильной на тот момент общественно-политической ситуации в Севастополе и других местах дислокации сил флота, стал силовой захват (9 июля) комендатуры Севастопольского гарнизона военнослужащими, принявшими присягу на верность народу Украины. Эта акция была предпринята с благословения и под патронажем министра обороны Украины, сразу объявившего своим приказом о включении этого подразделения в состав украинских вооруженных сил и присвоившего организатору и исполнителю этой провокации звание полковника.

Через два дня после этих событий в ходе встречи группы представителей украинского парламента и членов Военного совета ЧФ была констатирована необходимость соблюдения моратория, однако 13 июля в состав ВС Украины в одностороннем порядке была включена школа младших специалистов связи в г. Николаеве, 15 июля вышел приказ МОУ о переподчинении севастопольских высших военно-морских училищ.

Несмотря на то, что 18 июля в Москве состоялась рабочая встреча глав и экспертов государственных делегаций России и Украины на переговорах по ЧФ, где обсуждалась проблема реализации Дагомысских соглашений, через три дня, 21 июля, из Донузлава в Одессу был угнан сторожевой корабль СКР-112. Старенький «сторожевик», готовящийся к скорому выходу из боевого состава флота и списанию, был объявлен «Потемкиным» молодого украинского флота. Происшедшие события потребовали скорейшего проведения встречи на высшем уровне для разрешения флотской судьбы.

3 августа 1992 года в Мухалатке (Ялта) состоялась встреча Б. Ельцина и Л. Кравчука. Президенты подписали Соглашение о принципах формирования ВМС Украины и ВМФ России на базе Черноморского флота бывшего СССР. Было решено делить флот пополам, управлять им совместно до конца 1995 года. Также устанавливался «переходный период» (с 1 октября 1992 г.).

Ялтинское соглашение. 8 августа 1992 г.

Таким образом, разрешение флотской проблемы окончательно переходило не просто в политическую плоскость, а на её высший уровень. Более того, именно флотская проблематика на долгое время легла в основу развивающихся российско-украинских межгосударственных отношений, зачастую определяя их состояние, градус накала страстей между Киевом и Москвой. Можно уверенно сказать: черноморцы одержали Великую Победу, сохранив свой флот для России, для всего нашего Отечества.

Вспоминает контр-адмирал в отставке В.Е. Соловьев, начальник разведки ЧФ в 1987-1998 гг.:

 «Ярких страниц, глав борьбы за флот немало, не говоря о множестве интересных эпизодов.

К примеру, я участвовал вместе с командующим Черноморским флотом адмиралом Игорем Касатоновым в ставших историческими переговорах в Мухалатке, когда президентами решались принципиальные вопросы раздела флота. Было это 3 августа 1992 года. Тогда было достигнуто главное: во многом хаотично начавшийся процесс определения судьбы Черноморского флота бывшего СССР перешел в цивилизованное русло, у него появилась межгосударственная правовая основа, определенная президентами Б. Ельциным и Л. Кравчуком. Был объявлен переходный период, определены принципы и первоначальные параметры раздела.

В Мухалатке после того, как было оглашено предварительное содержание договора, украинская сторона поникла. Министр обороны Украины, командующий ВМС Украины думали, что больше они получат в результате переговоров Ельцина с Кравчуком, да и статус Севастополя изменится. Но для подобного решения у президентов были веские основания, потому и возобладал прагматичный подход. Это относится и к Киеву, и к Москве. Объективно говоря, Черноморский флот обеспечивал безопасность как России и Украины, так и всего СНГ, Русского мира и Славянства. Он, по большому счету, делает это и сегодня».

 

Был и ещё один результат Ялтинской встречи: обоими президентами должен был быть назначен новый командующий флотом. Адмирал И. Касатонов, всеми силами боровшийся за единство флота и сохранение его боеспособности в интересах Содружества, явно не устраивал украинскую сторону. И Россия должна была это учитывать…

И ещё об одном: в общественно-политический оборот тогда вошло словосочетание «Феномен адмирала Касатонова», что было закономерно.

Волей судьбы командующим Черноморским флотом в этот сложнейший период был адмирал Игорь Владимирович Касатонов. То, что флот не был расколот и, как следствие, развален, – во многом заслуга лично адмирала. Именно во время его командования на высшем государственном уровне было принято политическое решение, на основе которого фактически и принципиально судьба Черноморского флота и была определена – он стал российским.

И сейчас, по прошествии времени, всё отчётливее понимаешь: если бы не Касатонов, если бы не его убеждённость в правоте своей позиции, если бы не его смелость как человека, мужество и ответственность как руководителя, если бы не его энергия и настойчивость – всё могло сложиться иначе. И хотя в биографии адмирала немало ярких страниц, всё-таки сделанное им на посту командующего занимает особое место в череде славных дел и интересных, даже знаковых событий. В этом нет и не может быть сомнений.

Ответ на вопрос: «Кто сохранил для России её южный флот?» – по меньшей мере, для черноморцев и севастопольцев очевиден и не предполагает каких-то двойственных трактовок. Для них он, без всяких сомнений, является Национальным Героем России.

Мы сегодня вправе – и на полном основании, всесторонне обоснованно, – можем говорить о «Феномене адмирала Касатонова». Этот человек сделал невозможное. Достаточно сказать: в современном мире не было, нет и, наверное, не будет прецедентов, когда многотысячное по своему составу оперативно-стратегическое объединение (флот), обладающее ядерным оружием, не подчинилось авантюрным решениям бездумных политиков.

Более того, Черноморский флот, основные силы которого находились на территории Украины, ещё в течение почти шести лет продолжал в полном объёме выполнять задачи под Советским Военно-морским флагом – символом уже несуществующего государства! Черноморцы, оставшиеся верными единожды данной присяге, выходили в Средиземное море и Атлантику, решали миротворческие задачи у берегов Кавказа, занимались боевой подготовкой…

Действительно, происшедшее не имеет аналогов. Причём, масштабы и значение сделанного И.В. Касатоновым особо зримы в сравнении с тем, что произошло с тремя военными округами, дислоцированными на Украине, с другими объединениями и группировками Вооружённых Сил, которые канули в Лету, «потерялись» при выводе войск из Германии, Чехословакии, Венгрии, Польши, передислокации из Прибалтики, Молдавии, Закавказья, Средней Азии…

Октябрь 2016 г Фото на память тех кто отстаивал флот

Думается, Время расставит всё по своим местам, кому-то воздаст за сделанное, кому-то – за содеянное… На мой взгляд, момент настоящей оценки, воздания должного Игорю Владимировичу Касатонову ещё не наступил. Но он однозначно наступит, ибо это – неизбежно. Тем не менее, уже сегодня стоит сказать: Севастополь и Черноморский флот хорошо знают истинную цену главного дела его жизни и службы – это сохранение для России её южного флота и его главной базы – морской крепости, Города-Героя, Города Русской Славы.

Именно благодаря Касатонову, его единомышленникам, соратникам, патриотам-севастопольцам в городе русской славы был создан и сохранен «плацдарм» для блестящей, молниеносной и бескровной Победы Русской весны и триумфального возвращения Севастополя и Крыма в «родную гавань».

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 5 / 5. Людей оценило: 5

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Предательство Крыма в Беловежье исправил 2014-й

Иван ЕРМАКОВ

Почему Сергей Бабурин приехал в Севастополь?

Сергей ГОРБАЧЕВ

В СевГУ будет создан Институт морского приборостроения

.

Оставить комментарий