Крымское Эхо
Севастополь

Флотораздел: сохранить ЧФ для России!

Флотораздел: сохранить ЧФ для России!

К 30-ЛЕТИЮ СОБЫТИЙ НА ЧЕРНОМОРСКОМ ФЛОТЕ, В СЕВАСТОПОЛЕ И КРЫМУ В 1991-1992 ГОДАХ

19 августа этого года исполнилось 30 лет с момента событий ГКЧП, «августа-91». А в декабре исполняется 30 лет с момента распада СССР. Эти знаковые, судьбоносные для страны юбилеи переживаются страной, точнее, в СМИ, как-то по-тихому, что, на мой взгляд, неверно и несправедливо. Но на то, очевидно, есть причины. Причины, формируемые не в последнюю очередь политтехнологами…

Мрачные, зловещие юбилеи событий, отрыжку которых мы ещё долго будем ощущать. Каждый. На собственной шкуре… Эти события послужили началом флоторазделуопределению судьбы Черноморского флота бывшего СССР.

Игорь Касатонов

Вскоре после этих важнейших исторических вех, уже в январе 1992 года, моряки-черноморцы, возглавляемые адмиралом Игорем Касатоновым, продемонстрировали верность делу защиты единого Отечества. И этот феноменальный, беспрецедентный акт в условиях распада СССР увенчался успехом. Черноморский флот был сохранён для России. Уже потом, в марте 2014 года, Севастополь и Крым стали российскими. Курс на их возвращение «в родную гавань» указал адмирал Касатонов со своими подчиненными, оставшимися верными Присяге, Флагу, сохранившими историческую память, заветы отцов, свои достоинство и честь.

К сожалению, о тех событиях знают, а тем более помнят немногие. К ним, как это ни удивительно, относится нынешнее поколение черноморцев, севастопольцев и крымчан. Увы, это можно сказать и о политиках, которые, пребывая в своём «космосе», считают, что Третья оборона Севастополя началась в феврале 2014 года. Нет, уважаемые, тогда началось победоносное наступление, через три недели приведшее к молниеносной, блистательной, бескровной победе.

А Третья оборона как раз и началась четверть века назад под руководством командующего Черноморским флотом адмирала Игоря Владимировича Касатонова, поддержанного Военным советом флота, офицерским корпусом, подавляющим большинством из почти ста тысяч военнослужащих, а также жителями Города-Героя и Крыма.

О том, как это было, на мой взгляд, популярно мы и расскажем. Этот рассказ – часть проекта Севастопольского регионального отделения Союза журналистов России, ставшего победителем грантового конкурса Президентского фонда культурных инициатив. Он называется «Флотораздел: сохранить ЧФ для России!». В соответствии с ним севастопольские журналисты ведут съёмки документально-публицистического фильма о событиях в Севастополе, Крыму и на Черноморском флоте в 1991-1997 гг., будут выпущены сборник материалов и брошюра об исторических событиях тех лет, которая будет распространена в учебных заведениях и среди общественности.

Сергей Горбачев,
председатель Союза журналистов Севастополя,
учёный секретарь Военно-научного общества ЧФ,
исполнительный директор Института стран СНГ в Севастополе,
капитан 1 ранга запаса

 

Сохранить Черноморский флот для России!

ДЛЯ ЧЕРНОМОРСКОГО ФЛОТА лето 1991 года, как и в предыдущие годы, было обычным. Его силы активно выполняли задачи боевой службы в районах Средиземного и Красного морей, Атлантического и Индийского океанов, шла напряженная боевая учеба, которую отличало, пожалуй, лишь одно: в сентябре должна была состояться проверка Главной инспекцией Министерства обороны СССР (ГИМО) – мероприятие, проводимое раз в несколько лет, а потому очень ответственное и значимое.

Однако довольно существенная отличительная особенность у летнего периода обучения 1991 года всё же была. Она была связана с общественно-политической ситуацией в стране, которая накладывала свой отпечаток на все, что происходило на флоте, на настроение его личного состава и, соответственно, на атмосферу всей жизни в главной флотской базе Севастополе и других местах дислокации сил ЧФ.

Эту ситуацию характеризовал ряд факторов. Однако, анализируя происходившее тогда и последовавшие затем изменения в политической, экономической и социальной системах государственного механизма, даже сегодня, спустя годы, невозможно однозначно сказать, что явилось главной движущей силой его радикальной ломки. Тогда однозначно и бесповоротно ничто не предвещало сокрушительной бури, способной сломать несущий стержень Великой Державы, занимавшей 1/6 часть земной суши с населением почти 300 млн человек.

Вместе с тем, в общественно-политической атмосфере все больше и больше нарастали ощущения того, что всё-таки страна стоит на грани неких потрясений, возможно, в начале очередного галса своей истории. Но именно «своей» – в масштабах и рамках Советского Союза, название которого могло поменяться в соответствии с идеей «мягкого федерализма» на основе нового Союзного Договора (Союз Советских Суверенных Республик, Союз Суверенных Государств).

В определенном смысле рубежными стали состоявшиеся 12 июня 1991 года первые выборы президента России. Тогда – РСФСР, которая на тот момент была республикой в составе СССР. Выборы были проведены в соответствии с итогами Всероссийского референдума о введении поста Президента РСФСР. Этот референдум состоялся 17 марта 1991 года одновременно со Всесоюзным референдумом о сохранении СССР.

Происшедшее стало логическим событий 1990-1991 годов – так называемого «парада суверенитетов», в ходе которого все союзные (одной из первых как раз и была РСФСР) и многие из автономных республик приняли Декларации о суверенитете. Таким образом объективно был запущен разрушительный механизм децентрализации, основой которого стало оспаривание приоритета общесоюзных законов над республиканскими, что начало «войну законов».

Также в республиках были предприняты действия по контролю над местными экономиками, включая отказы выплачивать налоги в союзный и федеральный российский бюджеты. Эти конфликты быстро перерезали многие экономические связи, что ещё больше ухудшило экономическое положение в СССР.

Члены Военного совета. Соратники и единомышленники. Июнь 1992 г

Следующими шагами могли стать решения по вопросам обороны и внешней политики. Их очевидной актуализации не происходило, хотя в обществе, средствах массовой информации подобная проблематика находила отражение. Несмотря на итоги Всесоюзного референдумом о сохранении СССР «союзный Центр» продолжал терять инициативу. А избрание 12 июня 1991 года президентом России непопулярного в Армии и на Флоте Б.Н. Ельцина – «главного оппонента» не менее непопулярного президента СССР М.С.Горбачева – свидетельствовало о нарастании центробежных процессов.

В той противоречивой, динамично развивающейся ситуации руководство Советской Украины занимало в основном выжидательную позицию. Тем не менее, было понятно: доминирующие здесь «тишь да гладь» – иллюзия. Об этом свидетельствовали пока не определявшие массовые настроения политические инициативы «Народного  Руха» и других набиравших силу, основанных на идеях украинского национализма и сепаратизма организаций.

Рост их влияния неизбежно ставил на повестку дня вопросы, связанные с состоянием и перспективами Черноморского флота, основные силы которого дислоцировались в Севастополе, Крыму и на юге Украины – в Николаеве, Очакове, Одессе, Измаиле, других пунктах базирования. В этой связи резонансной становилась любая информация, так или иначе затрагивавшая флотские интересы.

АНАЛИЗИРУЯ СЕГОДНЯ, к примеру, лишь публикации ежедневной газеты Черноморского флота «Флаг Родины», можно прийти к однозначному выводу: элементы прессинга флотские структуры тогда ощущали с различных сторон и по различным направлениям. Начало этому процессу было положено практически взрывом антиармейских настроений в стране, детонацию которого вызвало приземление на Васильевском Спуске у Красной площади в Москве легкомоторной «Сессны» Матиаса Руста.

Тогда, в 91-м году, помимо общих проблем, связанных с судьбой Союза и «Павловскими реформами» в экономике (обмен 100- и 50-рублевых купюр, Указ Президента СССР от 19 марта 1991 года «О реформе розничных цен и социальной защите населения», тотальный дефицит, рост цен и др.), флот был озабочен неясностью своих перспектив как военной организации.

Эта неясность была обусловлена системными переменами, которые сулили новые Законы СССР «Об обороне», «О всеобщей воинской обязанности и военной службе», «О статусе военнослужащих». Вокруг их проектов, опубликованных в «Красной Звезде» 26 декабря 1990 года, развернулась масштабная дискуссия, в которой, естественно, принимали участие не только люди, искренне стремившиеся к укреплению оборонного потенциала страны и отстаиванию интересов «человека в погонах».

Происходящее в значительной мере определял процесс департизации Вооруженных Сил, активно развернутый после произошедшего в марте 1990 года отказа КПСС на политическую монополию в стране. При «нейтралитете» руководства КПСС на практике это вело к началу деидеологизации всех силовых структур, разрушению сложившейся в них системы политического воздействия и воспитания. Постепенно образующийся вакуум сразу же заполнялся идеями, зачастую носившими деструктивный характер.

3 сентября 1990 года президент СССР М.С. Горбачёв подписал Указ «О реформировании политических органов Вооружённых Сил СССР, войск Комитета государственной безопасности СССР, внутренних войск Министерства внутренних дел СССР и железнодорожных войск».

Указом предписывалось преобразовать их в соответствующие военно-политические органы проведения государственной политики в области обороны и безопасности СССР, воспитания и социальной защиты военнослужащих. Министерству обороны СССР и Главному политическому управлению СА и ВМФ (с июля 1990 года возглавляемому генерал-полковником Н.И. Шлягой), с участием КГБ и МВД было предписано в трёхмесячный срок разработать проект Положения о военно-политических органах и представить его на утверждение.

Положение о военно-политических органах было разработано, 11 января 1991 года оно было утверждено Указом Президента, а 2 февраля 1991 года Министр обороны ввёл его в действие и утвердил структуру военно-политических органов.

Из-под руководства ГлавВПУ выводились организации КПСС Армии и Флота, при этом в условиях уже реальной многопартийности их роль и статус четко не определялись. Таким образом, по партийно-политическому аппарату, игравшему на протяжении всей истории Советских Вооруженных Сил особенную роль, был нанесен разрушительный удар. Политорганы в значительной мере теряли управленческие функции, а партийные организации лишались полномочий, комсомол ВС СССР отправлялся в «свободное плавание».

Авторитет политсостава неуклонно снижался, многие политработники находились в состоянии растерянности, на что влияла угроза значительных кадровых сокращений. В целом утрачивалась вера в необходимость «государевой службы» – защиту Отечества как священного долга и почетной обязанности.

Сомнения и неуверенность овладели не только политработниками, но практически всеми категориями военнослужащих. Тем более, что поводов для этого было уже немало – Вооруженные Силы находились под валом жесткой критики за Афганскую войну, их «подставили» в Тбилиси, Сумгаите, Баку, Вильнюсе… Таким образом власть своими руками подрывала основу своей же стабильности, надежной опоры в лице Армии и Флота и других силовых структур.

15 марта 1991 года в Севастополе состоялась XXXIX партийная конференция, на которой секретарем парткома флота был избран капитан 1 ранга А.Б.Тарайко, секретарем контрольной комиссии парторганизации ЧФ стал капитан 1 ранга С.С.Сиркин. На первой Всеармейской партийной конференции, проходившей 29-30 марта 1991 года, был избран Всеармейский партийный комитет.

Таким образом, партийно-политические органы были разделены на военно-политические и партийные. Однако полной ясности в вопросах их существования и деятельности в условиях реальной многопартийности не наступило. Попытки восстановить должный порядок, нарушенный «разбродом и шатаниями» предыдущих перестроечных лет, успехом увенчаться не могли.

Это подтверждали публикуемые в печати отзывы и мнения самих делегатов Всеармейской партконференции, оценивавших присутствие и выступление на ней М.С.Горбачева как «дежурное». К примеру, капитан 3 ранга В.С. Буякевич вспоминал:

«Михаил Сергеевич, как мне показалось, словно не услышал нас. А больше всего поразил его оптимизм, неизвестно на чем базирующийся. Чего-то же конкретного, обнадеживающего в его выступлении мы не услышали».

12 июля 1991 года в Севастопольском ДОФе прошла XXV комсомольская конференция Черноморского флота. К тому времени в черноморских рядах ВЛКСМ состояло более 30 тысяч членов Всесоюзной организации, оказавшейся на пике перестройки в крайне сложной ситуации. «Разбегание по национальным квартирам», «демократизация» жизни, приведшая к либерализации взглядов «молодых коммунистов», бесконечным дискуссиям, коммерциализации отношений в молодежной среде привела к тому, что комсомольские «верхи» довели ВЛКСМ до критического состояния.

Соответствующая оценка была дана еще 22 декабря 1990 года IV пленумом Совета комсомольских организаций (СКО) Черноморского флота, возглавляемом капитаном 3 ранга С.П. Горбачевым. Тогда произошло ранее невозможное в военной системе: СКО ЧФ, считая предлагаемый руководством Союза путь развития организации бесперспективным, оценивая позицию первого секретаря ЦК ВЛКСМ В. Зюкина по отношению к организации ВЛКСМ Вооруженных Сил как ошибочную, предложил В. Зюкину уйти в отставку.

Это мнение было озвучено 15 февраля 1991 года на IV пленуме ЦК ВЛКСМ, что вызвало определенный резонанс как в центре, так и на местах. Но это и подобного рода события уже не были способны повлиять на ситуацию, скорее, давая понять: будущее государства и его конструкций определялось непосредственно в Москве, в пределах Садового кольца. Вместе с тем, было продемонстрировано: с происходящим, с действиями руководства союзными структурами согласны далеко не все, в том числе в Вооруженных Силах.

Примечательно, что со своим «особым мнением» выступили представители молодежи Черноморского флота. Буквально через несколько месяцев черноморцы вновь проявят «самостоятельность», инициировав в условиях распада СССР борьбу за сохранение Черноморского флота для России.

Несмотря на декларирование и реализацию принципов деполитизации и департизации Вооруженных Сил страны, происходила их реальная политизация, что вполне естественно, ведь Армия и Флот, другие силовые структуры – сколок общества, неотъемлемая часть государственного механизма. Ставший популярным лозунг «Армия – вне политики!» оказался нереализуем. Тем более, что неуклюжие действия власти, культивирование антиармейских настроений объективно вовлекали человека служивого в политику.

В Севастополе этому в том числе способствовали дискуссии о вкладе Черноморского флота в экономику города, в формирование его бюджета, а также последствиях «закрытости» главной базы Черноморского флота (в нем с 1984 года действовали правила т.н. пограничной зоны). В прессе, сессионных залах, властных кабинетах обсуждались популярные в то время темы экологии, конверсии и т.д. Подобное происходило и в других местах базирования сил ЧФ. Так, в Одессе в СМИ была развернута кампания на тему целесообразности нахождения в порту флотских сил. Мол, для города было бы выгоднее использовать причалы и территорию порта в коммерческих целях.

Появились также публикации на темы «национальных» (украинских) армии и флота, постепенно увеличивалось их число.

27-28 июля 1991 года в Киеве по инициативе Руха состоялся учредительный 1-й съезд Союза офицеров Украины. Председатель оргкомитета съезда, по совместительству являвшийся зампредседателя Совета Коллегии  Руха В. Мулява (в скором будущем – «главный идеолог и воспитатель» Вооруженных сил Украины – начальник социально-психологической службы МОУ, помощник министра обороны по связям с общественными организациями, политическими партиями и движениями, гетман Украинского казачества, генерал-майор) собрал около 320 делегатов.

Большинство из них были офицеры, находившиеся в запасе и отставке, но были и действующие офицеры. Среди них – командир морского тральщика капитан 3 ранга И. Тенюх (будущий Главком ВМСУ и министр обороны Украины, адмирал) и флотский журналист капитан-лейтенант Н. Гук (в будущем один из создателей в Севастополе отделения Всеукраинского общества «Просвита» им Т.Г. Шевченко – апологета курса на тотальную украинизацию всех сторон жизни, главные направления деятельности – пропаганда национального превосходства, бандеризация, героизация УПА, ОУН и других экстремистских организаций).

На 1-м съезде СОУ как исполнительный орган был избран комитет, который возглавил депутат Верховного Совета СССР полковник В. Мартиросян. В состав комитета вошли И.Тенюх и Н. Гук, ставшие «официальными эмиссарами» СОУ в Севастополе и на Черноморском флоте. Как ни парадоксально, но действующие властные структуры УССР, КГБ явно никак не противодействовали этому неконституционному шабашу, поставившему целью своей деятельности «возрождение» Вооруженных сил Украины.

Продолжение следует

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 5

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Парковка для автобусов вместо придомовой территории

Дмитрий СОКОЛОВ

На черноморском ТВД*: удар будет неотвратимым

Тимофей МАЙОРОВ

Черкашинские дни в Севастополе

Оставить комментарий