Крымское Эхо
Поле дискуссии

Этот многоликий Русский мир (ВИДЕО)

Этот многоликий Русский мир (ВИДЕО)

ЛИВАДИЙСКИЙ ФОРУМ ИЩЕТ ЕГО ГУМАНИТАРНУЮ ОСНОВУ 

Вряд ли найдешь человека — не побоюсь этого слова — во всем мире, который бы усомнился в том, что вернуться в Россию Крыму помог русский язык. В нем — наш генетический код, матрица, «молоко матери», идентичность; что ни назовите — всё будет правильно.

Поставим вопрос чуть иначе: если бы Украина оставила попытки заставлять нас говорить на мове, а всё остальное делала так, как она делает сегодня — уплыл ли Крым в «родную гавань»? Думаю, ответ очевиден: русский язык спас нашу идентичность, идентичность спасла нас. В ощущение принадлежности к тому или иному обществу, группе, государству заложен язык — но там же лежит и история страны, и строй мыслей, и мировоззрение, и психологические особенности и много чего еще.

Русский язык не спас Украину — спас Крым. Почему? Идентичность не та. Крымчане однозначно причисляют себя к Русскому миру — украинцы, теперь уже, наверное, в большинстве случаев — нет. И неважно, почему: изначально не причисляли, просто следуя установившимся правилам или пали под массированной бандеровской пропагандой или такой же агрессией.

Крым — это в том числе и ответ на простенький вопрос: почему Запад так ненавидит Россию. Мы — другие. Весь «цивилизованный мир» пишет на латинице, принимает одни ценности — и по большому счету особо большой разницы между португальцем и канадцем нет. А между русским и португальцем, между русским и канадцем — есть! В чем она, эта разница? В языке? конечно. Но не только: наш язык как-то так устроен, что он не просто выражает, но и формирует, сохраняет и развивает наш мир, Русский мир.

О том, что он есть, этот особый Русский мир, громко заговорили в начале XXI века. Появились после того, как Россия попыталась встроиться в этот самый «цивилизованный мир» — не получилось. Оказалось, этому «миру» нужны лишь наши просторы и наши ресурсы, ничего более. А потом, после массированных нападок западной цивилизации, разговоры о Русском мире как-то затихли, перешли, что ли, в разряд немодных, неактуальных.

Но о нем не переставали говорить на международном фестивале «Великое русское слово». Замаскированная под несерьезное словечко «фестиваль», там жила некая площадка, на которой с 2007 года политиками и политологами обсуждались серьезные мировоззренческие вопросы, которые можно объединить понятием Русский мир. За эти годы кто только ни принимал участие в горячих спорах и оттачивании итоговых формулировок!

И нет никакого сомнения в том, что фестиваль этот сыграл достаточно большую роль в возвращении Крыма домой, в Россию.

Теперь проблема в другом: в современной России выросло уже не одно поколение людей, которые не просто никогда не заморачивались мыслью о том, для каких целей условный бог создал Россию, но и не понимают, что для нас всех значит тот же русский язык и русская культура. Хотя, конечно, пример Украины многих заставил вздрогнуть и начать думать о том, чтобы избежать такой участи.

Возможно, Валентина Ивановна Матвиенко, председатель Совета Федерации, принимая решение взять под свою опеку эту экспертную площадку в рамках фестиваля «Великое русское слово», названную Ливадийским форумом, руководствовалась примерно этими доводами, что мы привели выше. Логично предположить, что государству, тем более такому, как Россия, нужно место, где бы обговаривались проблемы не экономики, не государственного устройства, а духовности — в светском понимании, культуры — всего того, что вмещает в себя понятие Русский мир.

Пленарное заседание, по традиции проходившее в Белом зале Ливадийского дворца в день рождения Пушкина, имело официальное название: «Русский мир и русский язык: исторические корни, направления развития». Валентина Матвиенко в своем выступлении сосредоточилась именно на русском языке: его законодательной защите, сохранении («сохраним русский язык — сохраним идентичность»), возрождении интереса к русскому языку в других странах и развитии.

Она с явной горечью констатировала, что ареал распространения русского языка сокращается — уже десятки миллионов людей перестали на нем говорить, в том числе и в бывших союзных республиках. Эти страны одна за другой переводят свои национальные языки с кириллицы на латиницу. Понятно, что это обусловлено многими факторами, прежде всего экономическими — но и западные идеологи хорошо работают. России, считает Матвиенко, нужно иметь четкое представление, как работать в этом направлении, в том числе со своими соотечественниками, помогая им не только на словах, методически, но в том числе и финансово.

Потом, в череде выступлений, эти слова дополнит Вячеслав Никонов: ко всему прочему он возглавляет Фонд «Русский мир». Например, он заявил, что совсем недавно фонд открыл 110-е свое отделение — в Тегеране. Наши соотечественники, живущие в разных странах говорят: это хорошо, но явно мало.

А вот почему мало, это, пожалуй, лучше всех знают крымчане, которые совсем недавно испытали это на себе. Может. именно поэтому выступления лидеров Крыма — Сергея Аксёнова и Владимира Константинова были по тематике куда более обширными, нежели у спикера Совфеда? Мы воспринимаем заявленную тему куда более полифонично, мы говорим о цивилизационном выборе, в котором выбор языка — вторичен. Кто-то из участников задал простой вопрос: может ли принадлежать к Русскому миру человек, не говорящий на русском языке? И сам ответил: конечно, может!

Именно потому Сергей Аксенов настаивал: «Необходима разработка концепции Русского мира как перспективной модели консолидации наших соотечественников» — но, честно говоря, лично я бы не суживала эту тему лишь до работы с соотечественниками. Опять-таки, это лишь часть темы, хотя, вся она как раз и складывается из таких вот отдельных, но тесно взаимосвязанных и взаимоувязанных тем и направлений.

Вторил ему Владимир Константинов: «Мы умеем делать лучшее в мире оружие, получили в наследство от наших предков науку побеждать на полях сражений. Теперь же нам следует научиться быть не менее успешными в гуманитарной сфере, в информационном поле, в борьбе идей».

Впрочем, журналистам Валентина Ивановна говорила не только о русском языке:

Фестиваль, точнее, экспертная площадка, о которой мы здесь говорим, с преобразованием ее в Ливадийский форум действительно вышла на более высокий уровень. И темы, проблемы, которые здесь обсуждаются, теперь непременно найдут свое решение. Вот как высказалась, подводя итог дискуссиям Валентина Матвиенко: «Я бы сказала, что дискуссия была высокоинтеллектуальной, и это новый шаг в осознании той проблемы, о которой мы говорим». И этот «высокий уровень интеллектуальных дискуссий сгенерировал очень много интересных предложений, которые экспертная группа, созданная о моему поручению, обобщит и сделает итоговую резолюцию, которая безусловно станет руководством к практическому действию министерствам и ведомствам. И мы постараемся максимально возможно реализовать предложенные инициативы».

Не сомневаюсь, что теперь дело пойдет веселее.

Как потом уточнил Владимир Константинов, Ливадийский форум по-прежнему будет ежегодным: слишком много неразвязанных узелков накопилось…

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Родители №1 и №2 – не наша история

Объединитель поколений

Революция и демократия

Денис БАТУРИН