Крымское Эхо
Крым

Депутат хайпует

Депутат хайпует

СТАРЫЕ ПЕСНИ «О ГЛАВНОМ» (ИЛИ — НА НОВЫЙ ЛАД?). Часть третья

(Часть 1 и часть 2 здесь)

Живо предание

Говоря о многочисленных местах поклонения, разбросанных по полуострову, представитель депкорпуса упомянул об «азизе» в горсаду Белогорска. Однако история этого «новодела» далеко не безоблачная. И вот почему.

В 2008 (!) году решением горсовета было принято решение дать городскому саду имя известного уроженца города, впоследствии — российского адмирала, основателя порта-крепости Новороссийск, похороненного на холме Дорт-Куль (Белогорск) Лазаря Марковича Серебрякова[1].

Адмирал Л.М. Серебряков, герой Крымской войны 1853-1856 гг. Литография русского живописца П.Ф. Бореля, его собрание «Портреты лиц, отличившихся и командовавших действующими частями в войне 1853-1856 годов» в Зимнем дворце /СПб/, является крупнейшей в истории русского изобразительного искусства единой серией портретов эпохи

 И вот, сразу после получения горсадом имени адмирала Черноморского флота, в том же 2008-м — эдакое совпадение! — представители «меджлиса-курултая» (радикальной политической организации, признанной в 2016-м российским судом экстремистской и посему запрещенной), без разрешения властей, но зато с шумом в СМИ устанавливают автокраном в том же горсаду бетонное кольцо, кладут на него некий камень и пишут, что здесь, мол, находились сразу три «азиза праведников».

Понятно, что меджлис — эта антироссийская, неконституционная, нелегальная даже по украинским меркам организация, вернее, организованная преступная группировка (ОПГ) и до наименования именем российского адмирала упомянутого зеленого уголка в центре Белогорска была «системно против» любого решения законной власти.

Добило же ксенофобов из ОПГ то, что до службы на императорском Российском флоте Л.М. Серебряков – это Казар Маркосович Арцатагорцян, то бишь, этнический армянин, род которого – крымский, местный.

А признать, что Российская империя с екатерининских времен не чинила каких-либо препон для своих подданных нерусской национальности, в том числе мусульман, татар, ногаев и иных этногрупп Тавриды – это значило свернуть проект под названием «меджлис-курултай»!

Интересно, конечно, что в городе Белогорске — ранее Карасубазаре, черном рынке невольников у воды, — кроме широко известных, согласно дошедшим до нас историческим источникам, мест продаж «ясыря», также существовало три азиза: Умер-Девлет-Азиз, Осман-Девлет-Азиз и Сельви-Девлет-Азиз! То есть было целых три известных здесь объекта, где мусульмане поклонялись своим праведникам. Однако как у «горячих голов» из меджлиса получилось, что все они оказались в одной точке, да еще и были локализованы в спроектированном в ХХ веке горсаду, тогда, в далеком уже 2008-м никто из властей не выяснил: время и обстановка к этому, как известно, не располагала.

Но время бежит быстро.

Новодел в Белогорске (по сути, заявочный, «закладной», «сигнальный» камень. Вокруг «азиза», «места поклонения» — привычные уже бурьян и запустение. Места же поклонения праведников пока достоверно не исследованы и на местности не определены

А вот уже и 2020-й доживаем…

Цитата депутата: «Жителей беспокоит проблема узаконивания памятника на месте захоронения азизов (мусульманских праведников). По словам местных жителей, есть люди, которые жили в Белогорске до 1944 года, свидетельствующие о захоронении трех мусульманских святых в городском саду им. Серебрякова. В 2008 году люди в их честь установили памятный знак. Но в украинский период, несмотря на многочисленные обращения жителей, власти ничего не сделали для оформления правоустанавливающих документов…»

И затем:

Мы «договорились, что специалисты проведут исследования и постараются найти документальные подтверждения, что в саду были захоронения азизов. Для этого привлекут сотрудников КФУ им. В.И. Вернадского, КИПУ им. Ф.Я. Якубова, архивных учреждений, научных деятелей, историков и краеведов, старожил города. А до получения экспертного заключения по этому поводу существующий памятный камень не подлежит демонтажу и переносу. Также сотрудники администрации подготовят эскизный проект реконструкции сада и, учитывая мнение местных жителей, разработают архитектурную композицию этого памятного знака».

Снова вопросы

Получается, исследований еще не произошло, а власти уже должны подготовить «архитектурную композицию знака»?! Или мы, не присутствовавшие на встрече, чего-то не поняли?

А мы думали, что власти (и депутат от «партии власти» в том числе) должны подготовить проект горсада им П.М. Серебрякова с памятником П.М. Серебрякову, а оно – во как!.. Получается, федеральный госслужащий приехал лишь за конкретным, «своим» вопросом!

Да, и еще очень интересный момент: кто будет проводить исследования по новоделу в горсаду Белогорска («азиз» — сегодня здесь нужно в скобках понимать буквально)?

Истфак КФУ или… филфак КФУ — Кафедра восточных языков (с КИПУ же, как представляется, «и так всё ясно и просто»)? Да, и отчего, по версии из цитаты, исходные документы должны составлять не ответственные и дипломированные специалисты — должностные лица, а студенты-практиканты?

Мы, крымчане, привыкли, что, например, путевки в детские летние лагеря, ордера на квартиры, компенсации или «квоты» на «жирные» факультеты мединститута типа стоматологии-фармакологии распределялись до 2014 года «между своими» весьма непрозрачно, по-свойски. В свою очередь, допускаем, не исключаем напрочь, что такими же делишками могут быть у «заинтересованных лиц» и исследования «пальцем в небо».

В общем, хотелось бы больше открытости в вопросе и только. Мне, в том числе как автору статьи, это на самом деле интересно: где же были упомянутые азизы? Если в горсаду – укажите, где именно.

Вот еще один «пункт»

Цитата депутата: «Обсудили и строительство мемориального комплекса памяти жертв депортации крымско-татарского народа. Договорились, что в течение двух недель администрация Белогорска создаст рабочую группу с участием местных крымских татар для определения земельного участка под комплекс — планируется, что это будет смежная территория с суворовским сквером. На месте же существующего закладного камня в сквере памятный знак, посвященный жертвам незаконной депортации, останется».

Как автор я сразу отметил: Суворовский сквер депутат Госдумы написал с маленькой буквы (ошибся, бывает; это — не фора радикалам, нет, конечно).

Да, и возможно он не знает, так как в меджлисе давно не работает, что аналогичный (по замыслу, для последующих политических спекуляций, зачем же еще?) «закладной камень» эти горе-деятели уже установили прямо на клумбе, где с другой стороны уже стоит бюст генералиссимуса. Между прочим, это «инвентарный памятник» — то есть со своей охранной зоной, архитектурным замыслом, в конце концов, в именном скверике, размером-то всего 55 на 15 метров, 8 «соток», только вдумайтесь!

Поставили радикалы этот, с позволения сказать, «камешек», разумеется, до 2014 года.

Однако уже в наши дни, в 2018-м, на информ-ресурсе «Лили Б.» (бывшего депутата от «курултая», затем пламенной журналистки на ТВ-ресурсе БЮТ, которая после 2014 года, будучи уже, по ее определению, «в оккупации», живет себе припеваючи в российском Симферополе и нанизывает свои, как правило, антироссийские, пропагандистские материалы, нежно называя свой «продукт» культурологическим) был анонсирован упомянутый депутатом конкурс на «Проект мемориального комплекса-аллеи» в Белогорске.

И, как вы думаете, кто там победил, в этом конкурсе? – Правильно – «Лиля Б.» (по ходу пьесы-конкурса назвавшаяся «известным архитектором Крыма»)!

Цирк! Сказка, (1000 и одна ночь). И в это депутат верит?

Вопросы-вопросы…

Почему памятник насильно выселенным в ходе ожесточенной Великой Отечественной войны с фашистами (1941-1944 гг.) с полуострова шести этносам крымских армян, болгар, греков, немцев, итальянцев и татар депутат и его инициативная группа (состоящая, как и он, из одного рода-племени) привязывает исключительно к своему этносу? Где государственный подход, где чувство представителя власти (и где, в итоге, права пяти других пострадавших этногрупп)? Где толерантность и доброта к ближнему (армянину, греку или болгарину с немцем), земляки?

Почему незаконно установленный 20 лет назад меджлисом в Суворовском сквере Белогорска закладной камень снова, уже в 2020-м, становится «пунктом», который инициаторы установки и их продолжатели-провокаторы пытаются оформить как «краеугольный»? При этом намеренно игнорируя законодательство о культурном наследии, на которое они, когда им это выгодно, везде и всегда ссылаются. Почему, походя, нарушаются права памятника Суворову (а вместе с ним – чувства других людей, соседей)? И где же здесь принципиальность депутата?

Незаконно установленный членами ОПГ «закладной камень памяти» в Суворовском сквере

— Если с «азизами» ясно, как днем: спекулянты-провокаторы из экстрем-организации пытаются таким образом обработать, настроив верующих-мусульман против власти,  уверенно рассчитывая, что без «археологии» власти «ничего не докажут», а «шурфовать» нельзя, грех и «кто им даст»; иные же исследования они себе представляют лишь как удобные им, изготовленные в подконтрольных инстанциях — то с «камнем» подобный вариант не проходит: «раскопки» тут не нужны.

Наверное, поэтому фабрикуются различные псевдо-конкурсы, «проекты» и «отчеты» по ним, призванные убедить ранее репрессированных граждан, членов их семей, окружающее их сообщество, что перенос «камня», создание памятного мемориала в другом месте (пусть даже удачнее, чем на «клумбе у Суворова», продуманнее и, возможно, внушительнее за счет отдельной и свободной от других символов композиции) – это-де «неуважение».

А далее в ход идет отработанная еще меджлисовская демагогия о «народе-изгое», пострадавшем от «царизма-коммунизма» (к тому же пропагандисты меджлиса, как видим, –  все на своих местах).

Об этом-то наш депутат знает?

Или он «в курсе», но…

Так где же тогда «бдительность» власти в целом? Где этот «эшелон», где система, где эти все «противовесы от перегибов»?

Или кто-то думает, что, установив «мемориальный комплекс ранее репрессированным» в Суворовском сквере[2], причем на периферии, власть устранит тлеющий сегодня конфликт вокруг данного вопроса? Ой ли! Скорее всего, спор перетечет на более высокий уровень.

Конечно, когда не являешься участником подобных посиделок и разговоров «в кулуарах»», трудно оценивать, эти витиеватые (по-восточному) фразы.

Так, в депутатской цитате в начале предложения звучит:

«При определении земельного участка под комплекс планируется, что это будет смежная территория с Суворовским сквером».

И тут же, по-хозяйски, в конце предложения добавляется:

«На месте существующего закладного камня в сквере памятный знак, посвященный жертвам незаконной депортации, останется».

Кстати, за кадром остается, что наш депутат-государственник продолжает наполнять эфир терминами типа «депортация» (которой, по сути, не было, так как из Крыма люди выселялись в пределах одной страны, оставаясь ее гражданами, избирателями; им выплачивались различные компенсации, в месте ссылки они трудоустраивались с местным населением на общих основаниях; члены партии продолжали свою партийную деятельность, а все вместе, практически единогласно, голосовали «за блок коммунистов и беспартийных» и т.п.) вместо «насильственного переселения».

Есть еще много «случайных» и досадных «мелочей».

Все они, случайно или нет, перекликаются с приевшимися уже крымчанам «месседжами меджлиса». Ну, да ладно, сочтем, что это «инерция мЫшления»!..

Последний вопрос выходит за рамки нашего исследования, так как он — тоже из неудобных. На описываемом заседании в Белогорской администрации присутствовал бывший меценат, владелец относительно известного в республике бренда, сетевого продуктового бизнеса в Крыму, на средства которого и построили новую мечеть в городе, созвучную с его, разумеется, скромным именем.

Позже этот человек отсидел в «Лефортово» (заведение, как говорят и пишут в СМИ, «под ФСБ», для «важных особ», посягающих на государственную безопасность страны). И не слабо посидел — полтора года! Затем тихонько вышел под поручительство крымского муфтия. Без каких-либо комментариев для широкой публики (ни от муфтия, ни от фигуранта, ни от «следаков-фэйсов», и «слива» – ничего!). Что, ошиблись с обвинениями? А извинения принесены?

Сегодня он снова в администрации: заседает, решает судьбы людей, целого города да еще и на поколения и поколения вперед!

Вопрос уже не к депутату, а к другим: что происходит в Белогорске, в Крыму (а на кончике языка — «…и в России в целом»)?!

Не пора ли объясниться с крымчанами — да и россиянами в целом?

Фото из открытых источников


[1] В собрании материалов «О долге и чести воинской в российской армии» (Воениздат, М, 1991) опубликовано письмо одного из легендарных защитников Севастополя П.С. Нахимова нашему земляку по поводу смерти его сына в Севастополе:

«Милостивый государь, Лазарь Маркович!

Доблестная военная жизнь ваша дает мне право говорить с вами откровенно, несмотря на чувствительность предмета. Согласившись на просьбу сына, вы послали его в Севастополь не для наград и отличий; движимые чувством своего долга, лежащего на каждом русском и, в особенности, моряке, вы благословили его на подвиг, к которому призывал его пример и внушение, полученные им с детства от отца своего. Вы свято довершили свою обязанность, он с честью выполнял свою…

Несмотря на высокое самоотвержение свое, ни одна пуля его не задела, а всемогущему богу угодно было, чтоб случайная граната была причиною его смерти — в один час ночи с 22-го на 23-е число он убит!

В Севастополе, где весть о смерти почти уже не производит впечатления, сын ваш был одним из немногих, на долю которых досталось искреннее соболезнование всех моряков и всех, знавших его; он погребен в Ушаковой балке. Провожая его в могилу, я был свидетелем непритворных слез и грусти окружающих.

Сообщая эту горестную весть, я прошу верить, что вместе с вами и мы, товарищи его, разделяем ваши чувства. Прекрасный офицер, редких душевных достоинств человек, он был украшением и гордостью нашего общества, а смерть его мы будем вспоминать как горькую жертву необходимости для искупления Севастополя…»

(Серебряков-младший покоится на Мемориале русских воинов Северной стороны Севастополя)

[2] К слову, Александр Васильевич Суворов от рождения был благочестивым и воцерковленным человеком и, несмотря на свои выдающиеся заслуги и ранги, простым в общении с людьми (что и тогда, и сегодня большинством воспринимается как нечто выдающееся, а иными — как чудачества). После его смерти было много разговоров о его канонизации

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.8 / 5. Людей оценило: 12

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Владимир Константинов устроил президиуму первый экзамен

Правда глаза колет

.

Ситуация развивается

.