Крымское Эхо
Архив

Денег — во!

Денег — во!

Мы резко забогатели. Не почувствовали? Посмотрите себе под ноги! Видите? Украинские монеты валяются под ногами, как грязь. Водители маршруток брезгливо швыряют их пассажирам, особенно если те насыпают полную щепоть десюнчиков. Иногда прямо в лицо, выражая свое презрение к мелочи, которую еще пару месяцев назад просили заранее готовить при выходе из салона. Накануне расставания с гривной в Керчи повысили стоимость проезда в маршрутных такси, чтобы избавить водителей от мелочи, а пассажиров — от металлических «плевков».

Входные двери магазинов и витрины ларьков уже не первый месяц украшены объявлениями с неоригинальным стандартным текстом о приеме ограниченной суммы мелочью — где полтинником, где гривной. Наши люди запасливо насобирали тонны этой самой мелочи в бутылки из-под шампанского, в копилки и прочие не банковские емкости и экономно стараются сбыть их с рук. Продавец одного из керченских магазинов как анекдот рассказывает постоянным покупателям, как они, насобирав шестьсот гривен монетами, отправили с ней в крупный супермаркет уборщицу, которой, правда, с большим и громким скандалом, но все уже сдалось отоварить их спиртным и кофе.

На закате хождения в Крыму гривны в руки покупателей, клиентов и пассажиров посыпались горы металлических рублей, которые коллекционировали все подряд, не будучи нумизматами. Но я не о том. Копили, дарили — и на здоровье, тем более что сразу после закрытия того же «Приватбанка», прекращения выплаты зарплат и социальных пособий эти копилочные и бутылочные «накопления» многих существенно поддержали материально, а то бы кое-кому и хлеба не за что было бы купить.

Но я о другом. О том, что брезгливое отношение к прекращающим хождение деньгам – это презрение к собственному труду, если, конечно, украинские гривны зарабатывались, а не печатались и штамповались на домашнем станке. Неужели можно настолько не уважать себя, чтобы разбрасываться собственным трудом?! Он, как известно, дорого не ценится, но ведь не настолько же обесценен, чтобы брезгливо бросать его под ноги прохожим. Тем более, когда на отдельных предприятиях зарплату за май еще выдали гривнами. Как, например, сотрудникам крымской дирекции «Укртелекома», которым ее выплатили досрочно, до конца месяца, насобирав требуемую сумму из абонентской платы клиентов.

Правда, вплоть до 30 мая это предприятие остается единственным, принимающим абонентскую плату исключительно в гривнах, что тоже вызывает негодование многих клиентов. У касс «Укртелекома» некоторые абоненты поднимают по этому поводу невообразимый хай, кассирам иной раз приходится закрывать окно приема денег, чтобы сдержаться от ответного «хода». Но все одно желающие оплатить услуги стационарной телефонии, повозмущавшись и от души накричавшись, тащатся в обменки. У сотрудников крымской дирекции «Укртелекома» неочевидные рублевые перспективы, судя по тому, что прием платежей ограничен текущим месяцем, к тому же специалисты этого украинского телефонного монстра остаются в неведении насчет своей служебной перспективы.

Недовольны пересчетом гривны в рубли и рабочие Керченского металлургического предприятия. Эмалированная посуда с недельными перерывами рабочих на простои все же выпускается в цехе, но живущий в заграничной Украине хозяин на рублевую отдачу не щедр: перерасчет зарплаты произвел по магазинному коэффициенту 3,1, фактически вынув из кармана каждого работника семьдесят рублей с каждой сотни гривен. Руководитель предприятия ссылается на трудности в поставках сырья, проблемы банковского обслуживания и транспортной логистики, но рабочие по-прежнему считают, что их нагло и бессовестно обворовывают.

В торговых сетях изъятие происходит еще проще, а подсчитывается гораздо сложнее. Покупатель дает в оплату рубли, а кассир, ссылаясь на отсутствие разменных российских денег, выдает ему сдачу в гривнах. Навскидку сразу и не сообразишь, сколько это будет с учетом менявшегося несколько раз коэффициента. Потом многие жаловались, что при хорошей покупке, а некоторые набирали полные корзины «долгоиграющих» продуктов, рублей пятьдесят улетали в карман продавца. Незнание того, как должны выглядеть российские монеты, сыграло с некоторыми злую шутку: им выдавали на сдачу прекратившие хождение в России еще эдак лет десять назад монеты мелкого номинала. Причем не барыги на рынке, а сотрудники приличных учреждений типа почты или солидного супермаркета.

Один из торговых центров Керчи примерно с месяц назад установил рекламные билборды со слоганом «Гривна, прощавай!» Но прощаться непросто, а распрощаться еще труднее. Во-первых, многим удалось в последние дни работы украинских банков урвать из них свои депозиты, которые выдавались исключительно в гривне. Во-вторых, особо прижимистым вынужденно раскупорили свои подматрасные «кубышки», чтобы не походить на тех, кто, как Кащей, скончался на подушке, набитой советскими рублями.

Копившееся годами и непосильными трудами только казалось в один месяц истратить сложно. Судя по аншлагам в магазинах электронной и бытовой техники, где даже резко выросшие цены не остудили покупательский ажиотаж, сделать это оказалось проще простого. Люди, привычно прибеднявшиеся, как только речь заходила об их доходах, вмиг оказались состоятельными – это видно по объемным коробкам, что запасливо тащатся в дом. Кто-то обновил бытовую технику, кто-то закупил стройматериалы, что дорожают со страшной силой, кто-то затеял ремонт и смену мебели.

Аншлаг и в продуктовых магазинах. Полки зачистили, как накануне объявления войны. Днем с огнем не найдешь в супермаркетах соды, сахара-рафинада, до минимума сузился ассортимент макаронных изделий, круп, майонеза. В одном из низкобюджетных магазинов в центре Керчи, где обычно отоваривались пенсионеры, малообеспеченные и многодетные, энергично сметались с прилавков еще недавно казавшиеся недоступными большинству дорогие консервы из сайры и горбуши и красная икра.

Замороженных окорочков и рыбы некоторые умудрились закупить, как армейские интенданты, килограммами. Это страстное желание избавиться от гривны косвенно свидетельствует о том, что, во-первых, не все были бедны, как церковные мыши, а во-вторых, признавать ее иностранной валютой не намерено прежде всего само население Крыма.

Однако параллельное хождение двух валют выявило неоднозначное отношение людей к украинской гривне и российским рублям. Кое-кто из заробитчан, привыкших за полтора-два десятка лет к российским рублям, считают гривну мусором и на словах готовы избавиться от нее широким барским жестом, чуть ли не выбросив в окно.

Как бы в ответ им находится немало людей, не желающих категорически отказываться от нее, поскольку у них сохраняются родственные и деловые связи с Украиной, а обмен рублей на гривны – это такие же финансовые потери при переводе, как и в случае с любой другой валютой.

Отношение к деньгам, которое не совсем умные люди выдают за патриотизм, не может служить признаком любви к родине. Свобода валюты – высшая из свобод. Это многократно проверено тем же рядовым обывателем, избавившимся от гривны куда более рациональным способом, чем закупка товаров впрок, – переводом в наличные доллары и евро.

 

Фото вверху —
с сайта vasilkov.ko.slando.ua

 

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Каменка. Быть или не быть бомжами?

Лидия МИХАЙЛОВА

Крымское правительство всесильно, потому что оно…

Ольга ФОМИНА

Героические крепости Севастополя

Олег ШИРОКОВ