Крымское Эхо
Интервью

Андреас Мауэр: Народ Крыма решил свою судьбу, и Запад должен это признать

Андреас Мауэр: Народ Крыма решил свою судьбу, и Запад должен это признать

Пару недель назад Крым вновь посетили иностранцы – бизнесмены, депутаты и политики. На этот раз из Германии. Приезд был организован в рамках так называемой народной дипломатии. Делегацию возглавлял политик — представитель партии «Левые» Андреас Мауэр, посещающий полуостров уже в третий раз за последний год. 

Мы пообщались с господином Мауэром и выяснили причины его стойкого интереса к Крыму.

— Господин Мауэр, неужели вам не хватило первого визита в Крым и последовавшего за ним запрета въезда на Украину?

— Украина действительно подала официальный протест в связи с нашей поездкой, но в Германии этот вопрос разбирался на уровне правительства, и немецкое правительство заявило, что данный визит не противоречит законодательству как Германии, так и России.

Сегодня Украина уже угрожает мне восемью годами тюрьмы за то, что я третий раз осмысленно посетил Крым да еще и взял с собой молодых людей и помог им «нарушить немецкий закон». Что я на это отвечу? С одной стороны, наверно, надо просто покачать головой, потому что понять это почти невозможно… Повторяю еще раз: есть официальный ответ Германии, в котором говорится, что мы не нарушаем законов России.

 — Чем же вызван ваш столь повышенный интерес к Крыму?

 — Меня беспокоит отношения между нашими странами, и в Германии я также ставлю этот вопрос, утверждая, что нам нужно решить ситуацию с Крымом, потому что дальше так продолжаться не может. По статусу Крыма никто не будет ни с кем дискутировать – Крым вошел в состав России, и ждать, кто-то вернет его или не вернет — это абсурд. Произошло историческое событие: народ Крыма решил свою судьбу — и Запад должен это признать.

Я переживаю, что наши страны все дальше и дальше расходятся друг от друга. Ангела Меркель считает, что присоединение Крыма было нелегальным и называет его захватом – так часто пишет немецкая пресса.

Поэтому я и нахожусь здесь с визитом в рамках проекта народной дипломатии: мы хорошо знаем, что наши политики на эту тему не разговаривают. А мы разговариваем. Первый раз я посетил Крым в конце мая 2016 года. У европейцев есть возможность смотреть российское и немецкое телевидение, но разумеется,  лучше самому приехать и увидеть ситуацию на  месте.

 — У вас отличный русский язык (мы общаемся без переводчика – авт.)

— Я из семьи русских немцев. Конечно, знание языка немножко потерял, но мы всей семьей сейчас стараемся его восстанавливать. Знаете, когда я переживаю, то мне не хватает русских слов, но я сейчас настолько уверенно себя чувствую, что очень редко я не могу найти необходимое слово (улыбается – авт.).

Когда я собирался к вам первый раз, то, честно говоря, боялся, что по приезду увижу то, что мне не понравится – то есть, что это будет соответствовать тому, что я читал и смотрел в немецких СМИ. И я переживал на эту тему. Но мы все увидели так, как оно есть: разных людей, разные города, все категории отелей – и составили свое мнение.

 — Ваши самые яркие впечатления от поездки?

— Гостеприимство людей. Когда ты ходишь в галстуке, как официальное лицо, то тебе говорят одно, но вечером я могу надеть простую джинсовую куртку, выйти на улицу, сесть в троллейбус – и меня никто не сможет отличить от крымчанина.

Кстати, в один из наших визитов в Крым мы так и сделали, тем более, что русский язык знаем: сели в троллейбус и стали общаться с людьми; это была своего рода ностальгия – я уже и не помню, когда ездил последний раз в троллейбусе. Так что нас не обманешь.

И знаете, что поражает? То, насколько открыто люди говорят о событиях, происходивших три года назад. Да, после присоединения у крымчан появились проблемы, но люди шли на них сознательно — зная, что потеряют, например, свой бизнес, но они все равно на референдуме проголосовали за Россию. Когда подобные истории слышали молодые члены нашей делегации, к примеру, от таксистов, то на них это производило сильное впечатление. А ведь ехали они в Крым, будучи весьма критически настроенными по отношению к России.

— Это, конечно, прекрасно, но, вернувшись на Родину, сможете ли вы донести до немцев свои впечатления от увиденного?

— После первой поездки немецкая пресса начала о нас писать, но эффект был не такой, как сегодня. Сейчас немецкие СМИ сообщали о каждом дне нашего пребывания на полуострове, звонили, обновляли информацию о поездке в течение часа. Мое интервью о поездке набрало в интернете 100 тысяч просмотров!

К тому же я езжу по Германии и читаю лекции на тему  «Понимать Россию», а еще  рассказываю о моей поездке в Крым. Подобные лекции заказывают всякие организации: молодежные, партийные, женские, бизнес, пожилые. Дискуссии очень интересные получаются и всегда полный зал.

— Ваши дети знают русский язык?

 — Дочь знает. Она выиграла стипендию на обучение в Высшей финансовой академии в Москве. В Германии сейчас очень легко выиграть стипендию на обучение в России – из-за политической ситуации: все боятся Путина. Так вот, моя дочь уже три стипендии выиграла.

 — Все боятся Путина?

— Я вам сброшу ссылку, какие фильмы у нас показывают – что Путин готовит нападение на Европу и поэтому надо посылать войска НАТО на Балтику… И это распространяет самая крупная немецкая газета! И я в Крыму, и моя дочь в Москве увидели своими глазами, что не нужно нагнетать ситуацию.

К слову, моя дочь попала в Москву впервые в жизни: мы с женой сильно переживали – все-таки миллионный город. Мне повезло, что в это время я часто бывал в Москве – на эфирах на российском телевидении.  И я думал, что вообще-то сам буду водить дочь по Москве, но вот мы встретились, и она говорит: а здесь можно хорошо покушать на Арбате, а здесь хорошо можно чай попить… Она хорошо выучила русский  язык и освоилась.

Когда она вернулась в Германию после обучения, то заявила, что хочет в Томск – в Томский государственный университет – и ее приняли на курсы. Она сказала: для того, чтобы узнать Россию, недостаточно увидеть Москву. И побывала за время учебы в Мурманске, Томске, Санкт Петербурге и Нижнем Новгороде. Знаете, я не был в Мурманске, и я рад, что моя дочь это сделала — мы с женой гордимся ею!

— Есть у немецкого бизнеса интерес к Крыму?

— Конечно, бизнесмены видят потенциал Крыма. Их также интересует недвижимость – на побережье. Цены у вас доступные.

— Каковы, по-вашему, перспективы снятия антироссийских санкций?

— Я почти уверен, что мы не так далеки от этого. Самые крупные предприниматели Германии, очень влиятельные бизнес-организации, фактически второй парламент — заявляют сегодня то, что я сказал после первого визита в Крым: санкции вредят немецкой экономике больше, чем российской.

Сначала надо мной посмеивались, а теперь они повторяют за мной слово в слово. Германия является мотором европейской экономики, и санкции наносят по ней колоссальный удар – из-за них мы потеряли более 100 тысяч квалифицированных рабочих мест. Возьмем такую отрасль, как машиностроение – куда мы продавали технику, например, комбайны? На Украину и в Россию. Украинская экономика лежит на дне, и наши товары они тоже не покупают.

Куда шла сельскохозяйственная продукция? Тоже в Россию. А Польша?.. После введения санкций каждый польский гражданин должен съесть в год более 150 кг яблок. Потому что вся эта продукция не востребована в Европе.

Поэтому бизнес не сможет отказаться от такого рынка, как Российская Федерация.

Фото — с личной странички в соцсети

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Стефания Данилова: «Для меня «поэт» – это профессия»

Марина МАТВЕЕВА

Они будут помогать, пока есть силы

Жизнь без Евровидения

.