Крымское Эхо
Архив

Али Хамзин и Андрей Демартино. Найдите разницу

Али Хамзин и Андрей Демартино. Найдите разницу

Когда уже четвертый человек прислал на мою электронку статью Али Хамзина, терпение мое лопнуло. Строки и абзацы «руководителя отдела внешних связей меджлиса крымскотатарского народа», раздувающегося от собственной значимости, явно вышли за рамки периферийности и начали претендовать на властителя дум. И именно поэтому с ней, статьей, стоит разобраться повнимательнее.
Статья Хамзина имеет заголовок «Подобная политика руководства Крыма наносит удар по украинской политике евроинтеграции» и затрагивает четыре фамилии: Сергей Веселовский, Андрей Демартино, Сергей Юрченко и Олег Родивилов.

Статья, всколыхнувшая эмоции четырех человек (как мы понимаем, их намного больше, а это лишь те, кто составил себе труд прицепить файл и куда-то его послать), на самом деле представляет из себя замечательный образец подметного, «доносного» письма — с той лишь разницей, что она опубликована для всеобщего обозрения. И, видимо, ожидает сочувствия. Сочувствия — чьего? Всех крымчан? Увы, — явно не славянского населения, поскольку она насквозь пронизана славянофобией. Официального Киева? Тоже вряд ли, поскольку, в нем нет обращения в какую-нибудь конкретную официальную структуру или к конкретному уполномоченному лицу.

Значит, она нужна для внутреннего употребления — для своих «соотечественников», окормляемых меджлисом. Член этого незаконного формирования, претендующего на национальный парламент и имеющий все признаки параллельной власти, поневоле должен показывать людям, его избравшим, что он всегда на острие, готов жизнь положить в деле отстаивания интересов своего народа.

А отстаивает он их исходя из направления своей деятельности в составе меджлиса. Неспроста в начале своего труда Али Хамзин помещает такую фразу: «Хоть и горько признавать, но о негативном и даже критическом положении депортированного крымскотатарского народа в Украине руководство меджлиса открыто заявляет на встречах с представителями дипмиссий, международных организаций аккредитованных в Украине» (горько — заявлять?!). Не проходит и недели без того, чтобы послушать жалобы и стенания верхушки меджлиса «на кофеек» не залетели различного рода послы, посланники и представители. Не уверена, что все эти гости попутно отмечаются хотя бы визитом вежливости в Верховном Совете или Совмине Крыма. Мы не будем здесь обсуждать, зачем они туда, в меджлис, шастают, это не тема данных заметок.

Али Хамзин хорошо знает внешние сношения, но немного путается во внутренних. Статью свою он начинает с претензии на разбор труда совминовского чиновника Андрея Демартино; мимоходом, можно сказать, всуе упоминает Сергея Веселовского (тот до сих пор пребывает в недоумении, зачем назвали, всё ждет продолжения «банкета»), а дальше пишет о своем, понятном. Он видит страшную угрозу, нависшую над Крымом и даже всей Украиной в связи с тем, что Юрченко и Родивилов съездили в Южную Осетию и там, о ужас!, обменялись флагами!!!

Но перед этим всего на 13-й день после смерти Джарты Совмин разрешил установку Поклонного креста в Феодосии. А Киев на всё это закрывает глаза. Кошмар какой!

О статье Демартино. Не поленилась, перечитала. Понятно возмущение Сергея Шувайникова на сессии Верховного Совета Крыма: статья действительно никакая. Зачем тогда такое ей внимание? Беда в том, что писал-то ее чиновник, который возглавляет, ни много ни мало, информационно-аналитическую службу всей исполнительной власти в автономии. Впрочем, какие к нему могут быть претензии — наоборот, ему можно сказать спасибо: благодаря его тексту мы поняли, насколько глубоко приезжая команда поняла процессы, которые происходят в Крыму. То есть, никак не поняла.

Ничего нового Демартино в информационное пространство не привнес, ничего не обобщил и не проанализировал. Его беспомощные ссылки на неких социологов и их «данные» вообще на грани маргинеса. Но вот почему Демартино и Хамзин нашли друг друга? Не потому ли, что обоим нужно было срочно засветиться на публике?

И почему Демартино опубликовал свою статью в сентябре, уже после ухода из жизни человека, который парализовал волю всего и всех, что еще хоть как-то шевелилось в Крыму? Журналистский опыт мне подсказывает, что человек, вдруг выходящий со своими мыслями на публику, добивается в первую очередь привлечения к себе внимания. Вот, как Владимир Путин: статьи пишет редко — но как напишет, весь мир читает и захлебывается, кто от злости, кто от восторга.

Посему совершенно не хочется отвечать Хамзину и Демартино по существу. Ну и вправду, как можно всерьез принимать обвинения Хамзина в том, что безопасности Украины угрожает обмен флагами, купленными в магазине в свободной продаже? Ну вспомнила Южная Осетия, что Крым был в числе тех, кто хотя бы выразил ей сочувствие за вероломное нападение Грузии в войне 08.08.08? Пригласили в гости инициатора этого «сочувствия», Олега Родивилова, который сегодня не является депутатом, не входит в руководство каких-либо политических сил и представляет разве что самого себя.

Или эти истории с Поклонными крестами — уж сколько писали о мечетях, выстроенных незаконно, без разрешения властей, без оформления земельных участков… Но ведь никто из славян не устраивает митинги и пикеты, никто не требует их снести! Нетрудно догадаться, что кресты будут появляться и дальше — до тех пор, пока будут появляться такие вот мечети.

Андрей Демартино, хотел он этого или нет, но предстал в своей статье как сторонний наблюдатель, даже не пытающийся понять, расшифровать ту картинку, которую он увидел за несколько месяцев пребывания на крымском полуострове. Когда-то знаменитый исследователь Японии Владимир Цветов заметил, что иностранец, проживший здесь неделю, считает, что он познал ее досконально — но тот, кто прожил в ней всю жизнь, абсолютно уверен, что ничего о ней так и не понял. Крымчане со мной согласятся: Демартино, если следовать цветовскому определению, — иностранец…

И напоследок — пару слов о демократии. Меджлисовцы кичатся тем, что они свято блюдут ее принципы — мол, и выбирают в меджлис его членов демократически, и работают они тоже демократически. Но к какой категории отнести восторг Али Хамзина, когда он говорит о «волевом решении» Василия Джарты на разрешение строительства соборной мечети на улице Ялтинской? «Волевое решение» — и демократия: как одно сочетается с другим? Или я что-то не понимаю?

Кстати, еще неизвестно, как нам всем такое «решение» обернется…

Подвожу итог — для тех, кто захочет мне еще раз прислать нечто подобное. Не играйте на поле этих людей. Ничего хорошего для Крыма, для всех крымчан, независимо от их национальности, они не принесли и не принесут. Они решают личные проблемы, и проблемы эти лежат, увы, не только в области их психики, но и в материальном плане тоже. К сожалению для всех нас, эти люди занимают какие-то должности — в нелегальных или даже вполне официальных структурах. Но они неспособны СТРОИТЬ — они могут только РАЗРУШАТЬ. В том числе и «такой хрупкий мир» на полуострове.

Кстати, а почему «хрупкий»? Лично я с таким определением не согласна!

Чтобы всё было по-честному, даю дальше обсуждаемые мною тексты (без правок, с сохранением авторской орфографии и пунктуации). Готова к дальнейшей дискуссии — но не по телефону, на ушко, а к широкой, публичной, здесь, на сайте.

 

Подобная политика руководства Крыма наносит удар по украинской
политике евроинтеграции


Али Хамзин и Андрей Демартино. Найдите разницу
[u]

 

Али ХАМЗИН
(фото с сайта teraze.com.ua )

[/u]
Крайнее удивление вызывает негодование руководителя движения «Наше право» Сергея Веселовского по поводу статьи Андрея Демартино «Когда татары захватят Крым, а русские отдадут его России?». По моему мнению, она объективно отражает содержание крымской политической мифологии, где положение русскоязычной «бiльшостi» характеризуется в целом со знаком плюс, а крымскотатарской «меншостi» со знаком минус.

Хоть и горько признавать, но о негативном и даже критическом положении депортированного крымскотатарского народа в Украине руководство Меджлиса открыто заявляет на встречах с представителями дипмиссий, международных организаций аккредитованных в Украине. Эта объективная статья, как попытка анализа общественно-политической ситуации в Крыму, достойна лишь уважения.

Но следует отметить, что нынешнее, тяжелое положение депортированных крымских татар в Украине подвергнутых ассимиляции, это совершенно не эволюционный процесс в крымскотатарском сообществе. Это больше искусственный результат политики нежелания Украиной решать национальной проблемы крымских татар, по причине которой развиваются эти негативные процессы, угрожающие развитию народа, что в международной практике рассматривается как определённая форма преступления в области прав человека.

Но сегодня тревожит иное. Не прошло много времени после смерти Василия Джарты, бывшего руководителя СМ Крыма, как члены его команды, клятвенно обещавшие продолжать политику покойного, диаметрально её изменили. Особенно это касается принципиальной позиции покойного по крымскому казачеству, которое он характеризовал в целом как провокационную.

Уже на 13 сутки после смерти Джарты, 31 августа 2011 года Совет министров Крыма своим постановлением разрешил на въезде в Феодосию установление поклонного креста — «с целью удовлетворения морально-духовных потребностей населения региона». А спустя неделю 7 сентября Совет министров Автономной Республики Крым ни мало, ни много (!), подписал резолюцию о сотрудничестве с «казачьими» общественными организациями.

По этому поводу в СМИ отмечено, что подписание документа состоялось в Симферополе по результатам круглого стола, участники которого выразили поддержку позиции президента и Кабинета Министров Украины, заключающуюся в «формировании механизма конструктивного взаимодействия органов исполнительной власти и казачьих организаций и привлечения казачьей общественности к решению вопроса формирования и реализации государственной политики».

Дальше больше, Верховный атаман Крымского казачьего Союза и МСКТ Казачий генерал Черкашин В.С., уже планирует при содействии властей создать под Симферополем в селе Донском музей казацкого быта. Дополнительно планируется создание кадетского казачьего корпуса образовательного учреждения интернатного типа на 200 человек на базе существующего детского оздоровительного лагеря «Черноморье» Черноморского района и такого лицея в Керчи.

Сегодня не вызывает сомнения, что попытка установления поклонного креста 2 июля в Феодосии, которая явно была связана с приездом экс-президента Юрия Мешкова в Крым — это крупная запланированная провокация по дестабилизации ситуации в Крыму, с далеко идущими планами, напоминающие сценарий южноосетинских событий в августе 2008 года (здесь и далее выделено автором — ред.).» . Тогда мы все миновали этого кровавого кризиса лишь благодаря решительной позиции Председателя СМ АРК, ныне покойного Василия Джарты, который назвал произошедшее политикой, закамуфлированной в религию. Его незамедлительные действия по сносу поклонного креста, сохранили межнациональный и межконфессиональный мир в Крыму.

Действия Председателя Совмина Крыма резко осудили представители многих казачьих организаций Украины, Ассоциации православных экспертов, Крымской общественной организации «Таврический союз», Дума Русской общины Крыма, Всеукраинской федерации казацких единоборств «Спас» и ряд политологов. Было обращение к Президенту РФ «взять под личный контроль расследование украинской стороной преступления, совершенного под Феодосией, а Патриарха Русской Православной Церкви Кирилла взять под свое личное окормление воздвижение Православного Поклонного Креста под Феодосией».

Верховный атаман Крымского казачьего Союза, казачий генерал Владимир Черкашин долго выжидал и лишь полмесяца спустя, распространил заявление осуждающие якобы действия казаков под Феодосией по установлению поклонного креста. В искренность этого заявления Крымского казачьего Союза тогда и ряд подобных заявлений генерального консула РФ в Крыму по феодосийским событиям не верится.

Но самым неожиданным в этих новых отношениях «взаимопонимания» руководства Совмина Крыма с крымскими казаками явилось вдруг посещение последними столицы Южной Осетии города Цхинвала!! На встрече казаков из Крыма и представителей Южной Осетии, произошёл обмен флагами автономии и кавказской республики. Искренне хочется знать, этот обмен флагами инициатива самой делегации или их кто-то уполномочил на этот церемониал? И последнее, заявление главы делегации из Крыма на этой встрече Сергея Юрченко атамана Объединения казаков Крыма заслуживает особого внимания.

«Крым сегодня, хотим мы этого или нет, — политическая провинция Украины. Южная Осетия — это страна, которая победила в войне, а к победителям всегда приковано внимание. Мы, крымчане, тянемся к Южной Осетии. Мы будем ближе к победителям, а не к побежденным, к которым в мировой геополитике относится и Украина. Это нормальный процесс, когда население Крыма тянется к победителям — просто мы свою автономию проиграли, а Южная Осетия свою независимость отстояла и выиграла, нам есть чему у нее учиться» , — резюмировал Сергей Юрченко. Надо отдать должное атаман Объединения казаков Крыма сделал максимально открытое сепаратистское заявление, которое направленно на крупную дестабилизацию в Крыму и в целом по Украине.

Ведь Южная Осетия после грузино-российской войны в 2008 году, стала центром особого внимания сил мировой геополитики, где любые контакты, а тем более посещения извне анализируются всеми сторонами. С трудом верится, что так просто в этом регионе появилась делегация из Крыма — атаман Объединения казаков Крыма Сергей Юрченко и Олег Родивилов. Как известно экс-депутат ВР АРК О.Родивилов, известен как один из авторов обращения Верховного Совета Крыма к парламенту Украины в 2008 году, с рекомендацией признать независимость Южной Осетии.

Можно уверенно заявить, что благодаря этому провокационному визиту крымской делегации в Цхинвал Украина явно будет втянута в международный скандал. Разъяснений по этому визиту будут требовать у украинского МИД не только Грузия, но и высокие международные организации члены и участники урегулирования этого острого конфликта.

Все эти радикальные действия казачьих организаций Крыма и их атаманов, посетивших Цхинвал надо рассматривать как результат «новых отношений» руководства Крыма с крымскими казаками начиная с 31 августа 2011 года. Вольно или нет, но нынешнее руководство Крыма вкупе с казачьими организациями наносит удар по политике украинской евроинтеграции, что явно демонстрирует их нежелание поддерживать политику Президента Украины в этом направлении, о которой он постоянно утверждает.

Крым благодаря этой провокации вновь подвергается испытанию. Теперь дальнейшая судьба спокойствия будет зависеть и от нового руководителя, назначение которого решает Президент Украины. ВОЗНИКАЕТ ВОПРОС, ВЕДАЕТ ЛИ КИЕВ СЕГОДНЯ, ЧТО ТВОРИТСЯ В КРЫМУ?

Хотелось бы, чтобы новый руководитель был преемником политики Джарты. А в отношении вопросов связанных с развитием крымскотатарского народа мог демонстрировать ответственность и принятие волевого решения, как это было с Соборной мечетью в Симферополе. Именно благодаря этому Василий Джарты приобрел признание общеевропейских политиков, что уже в нем формировало известного и авторитетного политика Украины.

 

Али Хамзин,

 

Руководитель отдела внешних связей
Меджлиса крымскотатарского народа.
26 сентября 2011 г.

 

 

[url=http://www.pravda.com.ua/rus/articles/2011/09/20/6600979/]Когда татары захватят Крым, а русские отдадут его России?[/url]


Али Хамзин и Андрей Демартино. Найдите разницу
[u]

 

Андрей ДЕМАРТИНО
(фото с сайта econo.com.ua)

[/u]
Крым сегодня фактически едва ли не единственный в Европе пример относительно бесконфликтного сосуществования и взаимодействия исламского и христианского сообществ.

Образ мира, выстроенный в человеческом сознании, состоит из множества стереотипов, любовно человеком собираемых и оберегаемых. Например, жить с пониманием того, что «американцы тупые», «мужики сволочи», «а мы Европу от татаро-монгол спасли» — удобно и не хлопотно.

И чем тверже уверенность в правильности нарисованной картинки, тем глубже обида от соприкосновения с реальностью: «разве Россия не родина слонов?».

Стереотип — всеяден, коварен и вездесущ. Он штампует все — от национальности до страны в целом или ее отдельно взятого региона. В этом плане весьма показателен всеми любимый/нелюбимый Крым.

Почему именно он? Во-первых, есть устойчивое подозрение, что в пылу геостратегических споров может появиться соблазн сыграть в крымскую карту и потрясти старыми информационными погремушками.

Во-вторых, автор имел возможность на практике проверить, насколько лекало массовых представлений о полуострове соответствует выкройке реалий.

Наиболее распространенный стереотип, бытующий как в самой Украине, так и за ее пределами — «Крым скоро захватят татары». Но если внимательно присмотреться к этой «армии захватчиков», то за ней обнаруживается столь громоздкий обоз проблем, что начинаешь сомневаться в ее возможностях.

Сначала немного статистики. На сегодняшний день крымские татары составляют около 12% населения автономии. В образном выражении на одного крымского татарина приходиться семь «лиц славянской национальности» — в целом как бы маловато для ведения эффективной наступательной кампании.

При этом крымская ситуация для Украины вовсе не эксклюзивна — румын и венгров в Черновицкой и Закарпатской областях соответственно тоже по 12%. Но у крымских татар, в отличие от румын и венгров, за пределами Украины нет собственного национального государства и поплакаться в жилетку мамы-метрополии просто негде.

В свою очередь, типичный носитель стереотипа парирует: «так это их сейчас мало, они же по 6-7 детей рожают, увидите, что будет лет через десять».

Демографическую динамику к 2020 году трудно предвидеть, но общую тенденцию с 2001 по 2011 год проследить можно. Согласно всеукраинской переписи, в 2001 году крымских татар насчитывалось 243,4 тысячи человек. По данным Рескомнаца автономии на 2011 год — с учетом суммарного показателя миграции и рождаемости — можно говорить о 277 тысячах крымских татар, проживающих на полуострове.

Таким образом, за 10 лет прирост крымско-татарского населения составил 33 600 человек, то есть по 3,5 тысячи человек в год. Если такой темп сохранится, крымским татарам потребуется более 100 лет, для того, чтобы достичь показателя 600-700 тысяч человек (что уже может быть примерно сопоставимо с численностью русского населения Крыма).

В Косово, с которым так любят иногда сравнивать Крым, албанцы достигли демографического преимущества над сербами за счет высокой рождаемости. Средняя албанская семья конца двадцатого века состояла из 10 и более детей, в то время как в сербской было не больше двух.

У крымских татар ситуация печальнее, чем у сербов: по данным национальных общественных организаций, на одну крымско-татарскую женщину детородного возраста приходится 1,1-1,5 ребенка.

Но и это не самая главная проблема. Происходит процесс постепенной ассимиляции крымских татар русскоязычной средой, остановить который пока не удается. В этом смысле язык является показательным индикатором.

Крымские татары все больше используют русский язык в общении между собой. Крымско-татарская молодежь, особенно в публичных местах, общается исключительно на русском.

К примеру, в сфере образования, согласно недавним исследованиям проекта «Crimea Policy Dialogue», родители не хотели бы даже гипотетически отдавать детей в ВУЗы с татарским языком обучения (которых нет), поскольку не видят перспектив для карьерного роста с таким дипломом.

Хотя при этом крымские татары отличаются от крымских русских и крымских украинцев осознанным отношением к владению государственным украинским языком.

«За 16 лет проживания в Крыму наш народ «обрусел» больше, чем за 50-летнее проживание в Средней Азии», — сетуют люди старшего поколения.

Еще одной серьёзной проблемой являются смешанные браки в среде крымских татар, которые по разным данным составляют от 12 до 35%. Дети, рожденные в таких браках, как правило, определяют свою национальность в пользу доминирующего этноса.

По поводу ислама. В последние год-два среди крымских татар действительно увеличивается популярность религии, как впрочем и среди русского населения. Однако традиционная, существовавшая много веков версия ислама крымских татар — наиболее мягкая и толерантная в мировом исламе.

Например, духовные лидеры мусульман Крыма не выдвигают жестких требований к ношению женщинами хиджабов. Более того, само крымское исламское сообщество находится под угрозой раскола со стороны радикальных исламский течений типа салафитов или хизб-ут-тахрир, поддерживаемых из-за рубежа.

К слову, именно эти движения требуют от женщин носить хиджаб и рожать каждый год.

И самое главное — Крым сегодня фактически едва ли не единственный в Европе (!) пример относительно бесконфликтного сосуществования и взаимодействия исламского и христианского сообществ.

Норвежскому террористу Брейвику, который был уверен, что нет ни одной страны, где мусульмане мирно уживались бы с немусульманами, стоило бы поинтересоваться крымской историей.

Недаром в ЕС и США видят в ситуации вокруг крымско-татарского народа некую позитивную альтернативу европейским проблемам — не очень удавшемуся мультикультурализму.

Следующей любимой информационной погремушкой является стереотип — «в Крыму живут русские сепаратисты», которые спят и видят, как бы «перебежать» в Россию, и не просто видят, а даже не спят, не едят, а все время ходят с флагами и лозунгами соответствующего содержания.

Крым, действительно, единственный регион Украины, где русские составляют подавляющее большинство населения — 58,3%. Но почему-то это количество за 20 лет украинской независимости и крымской автономности так и не перешло в политическое качество.

Начиная с середины 90-тых годов крымские результаты участия в выборах пророссийских партий и блоков неуклонно снижались.

В настоящее время лишь 3% (3 человека) депутатов Верховной рады АРК представляют общеукраинскую партию «Русское единство». Значит — или партии «не те», или русские какие-то «неправильные». Как в психологии, так и в истории ответы стоит поискать в прошлом.
После освобождения Крымского полуострова в 1944 году и насильственной депортации крымских татар население Крыма составляло лишь 370 тысяч человек (для сравнения — сейчас это население одного города Севастополя).

Для восстановления разрушенного войной полуострова и восполнения трудовых ресурсов в селах, где ранее проживали депортированные, союзный центр организовал массовое переселение людей из центральных областей Советской России.

В результате этого доля этнических русских в общем составе крымского населения превысила 80 процентов. Таким образом, например, были заселены приморские города и посёлки.

Но для массового освоения степного Крыма с его засушливыми землями понадобилось строительство Северо-Крымского канала и переселение сотен тысяч новых рабочих рук для обустройства колхозов и совхозов.

Такие руки Никитой Хрущевым были найдены «в лице» сельского населения центральных и западных областей Советской Украины, которого на начало 50-тых годов было в переизбытке в целом. В результате доля этнических украинцев в составе населения тогдашней Крымской области выросла почти до 30 процентов.

Таким образом, подавляющая часть населения послевоенного Крыма было искусственно сформировано из переселенцев из Советской России и Советской Украины. По сути, в СССР был проведен уникальный эксперимент, когда на преднамеренно «освобождённой» территории была искусственно сформирована новая общность советского народа.

В результате в послевоенный период Крым сформировался как самый советский регион в Советской Украине, где его население в значительной мере утратило свою этническую идентичность.

Оторванность от корней, переселенческая психология, многократно усиленная мощной коммунистической идеологической обработкой, на поколения вперед прошили крымскую ментальность кодом советской цивилизации.

Одним из свойств такого кода является подверженность стороннему информационному и идеологическому воздействию. По мнению одного из ведущих крымских политологов Александра Форманчука: «Крым — это пластилин для манипуляций».

В чьих руках этот материал — тот и получит необходимый результат. Если бы «крымский пластилин» изначально оказался в руках Украины, а не вытолкнувшей ее из игротеки соседки-подружки, то политическая история автономии могла иметь к проблеме сепаратизма отношение не большее, чем любая другая область.

Русские Крыма пребывают в состоянии перманентной фрустрации, находясь к тому же в разрушенной системе пространственно-ценностных координат.

В этом смысле, по мнению крымских социологов изучавших общественное мнение на полуострове в рамках реализации Программы «Общественное мнение» ПРИК ПРООН, российский вектор является в психологическом смысле «запасным» для населения, а потому всегда является декларируемым в опросах, но не определяющим в реальных действиях (согласно тем же опросам).

С другой стороны, несмотря на все информационно-политические спекуляции по поводу ущемления прав русских, глубинного резонанса они не вызывают, так как попросту не коррелируются с реальностью.

По мнению крымских экспертов Татьяны Гучаковой и Андрея Клименко, в Крыму фактически сложилась «русская автономия», где для русскоговорящего населения на самом деле нет значимых угроз в языковой, образовательной, бытовой и культурной сферах.

Проблема дубляжа фильмов и аптечных инструкций на украинском языке — этот тот небольшой запас «пугалок», который остался в арсенале радетелей за права соотечественников.

В силу отсутствия угрозы в гуманитарной сфере, на первый план для русских Крыма выходят те же проблемы, что и для остального населения Украины — социально-экономические. И в этом плане крымчане единодушны — стабильность прежде всего.

По разным оценкам, от 35 до 50% населения Крыма в той или иной степени непосредственно участвуют в оказании услуг отдыхающим. Угроза потери летнего сезонного заработка — главная гарантия отсутствия острых конфликтов.

Еще одной стороной такого явления, как «крымский сепаратизм» можно назвать «привычку к СССР» или «ностальгию по молодости». То есть по тем временам, когда полуостров, будучи в советское время крупнейшей военно-морской базой и мощным военно-промышленным центром, непосредственно подчинялся Москве, а не Киеву.

Привычка решать вопросы в белокаменной долго оставалась на рефлекторном уровне. Но время лечит даже самые запущенные случаи.

Сегодня в жизнь не входит, а уже вошло молодое поколение русских Крыма, которое равным образом хорошо понимает как русский, так и украинский язык, а попадая в языковую среду при поступлении на учебу или работу в материковой части Украины, не испытывает никакого языкового барьера.

Опросы показывают, что 60-70% молодежи Крыма считают необходимым знать в равной степени оба языка и столько же даже считает, что одинаково хорошо ими владеют.

В заключение — иллюстрация… Известная картинка времен недавнего балканского конфликта: почта; на стене две надписи — первая: «Здесь — Сербия»; вторая: «Дурак, это почта».

Картинка наших дней: Севастополь; дом; на доме надпись «Rаssia» (именно так и почему-то латинскими). Второй надписи еще нет, но ее стоит написать: «Это не Россия, это — Крым»…

 

[url=http://www.nr2.ru/crimea/349729.html]Общественник: «Макеевские» вновь показали, что не знают ни Крыма, ни крымчан[/url]


Али Хамзин и Андрей Демартино. Найдите разницу
Симферополь, Сентябрь 22 (Новый Регион, Евгений Андреев) — «Макеевский» Совмин не знает ни крымчан, ни крымского менталитета, что наглядно продемонстрировала появившаяся в СМИ статья главного пиарщика крымского Совмина Андрея Демартино.

 

Об этом «Новому Региону» заявил представитель «Движения антифашистов Крыма» Сергей Веселовский (на фото).

«Статья Демартино, — отметил он, — еще раз показала, что «макеевские» не знают ни крымчан, ни крымского менталитета. На самом деле, мир в Крыму достаточно хрупкий, все это понимают. И то, что сегодня огромные финансовые вливания из исламского мира и Турции идут именно для поднятия боевого духа мусульман Крыма — известно и СБУ, и МВД, и военной разведке. То, что более полутора сотен офицеров военной разведки Турции сегодня под личиной коммерческих представителей, директоров СП, находятся в одном только Симферополе — давно секрет Полишинеля. То, что сетью исламских организаций, некоторые из которых запрещены даже в исламских странах, покрыт весь полуостров, тоже известно. И эта аналитика есть у силовиков, я черпаю потихоньку информацию из тех источников, которыми пользуется СБУ и МВД в Крыму».

«Пока мы до хрипоты спорим, чей Крым — русский или украинский, — наши власти с упорством идиотов делают Крым турецким», — считает Веселовский.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Цифры — ложь, да в них намек

Алуштинский «Робинзон». Точка или вопрос?

Как нам рекламировать Крым

Олег ШИРОКОВ