Крымское Эхо
Мир

Быть или не быть «Стамбулу»

Быть или не быть «Стамбулу»

Андрею Андреевичу Громыко в бытность министром иностранных дел СССР (1957-1985) приписывается оригинальная советская версия проекта. Рассказывают, что когда в конце 70-х годов прошлого века под давлением западных «партнёров» Анкара рассматривала возможность закрыть проливы для советских военных кораблей, Громыко (прозванный за границей «Мистером «Нет» за несговорчивость) на коктейле в Белом Доме небрежно заметил американским журналистам, что для решения проблемы СССР потребуется всего лишь пара ракетных залпов, в результате чего возникнут два новых пролива, но, к сожалению, не будет Стамбула.

После этого вопрос Турцией был снят с обсуждения, а сама история стала современной былиной. Её и теперь несложно найти на просторах интернета.

Считается, впрочем, что идея прорыть второй рукотворный Босфор более долгим и трудоёмким, но менее разрушительным способом родилась в середине XVI века в самой Турции при Сулеймане I Великолепном (телезрителям он знаком по сериалу «Великолепный век»). Однако даже при 89-м халифе и величайшем султане династии Османов, в годы наивысшего расцвета Оттоманской Порты, идея не воплотилась.

При последователях Сулеймана дальше проектов дело не шло. Реджеп Тайип Эрдоган, еще будучи мэром Стамбула, назвал проект «сумасшедшим» и… сделался его горячим сторонником. Вопрос — быть или не быть каналу — оказался не простым, и борьба шла с 2011 года. Несмотря на большое число противников (к примеру, нынешний мэр Стамбула называл 15 причин не строить канал) Эрдоган своего, похоже, всё-таки добился. Больше сотни отставных адмиралов открыто выступили против строительства канала и теперь их обвиняют в «разрушении конституционного строя».

«Долг отставных адмиралов — не собираться вместе и публиковать декларации, содержащие намёки на переворот в политических дебатах», — заявил президент по кличке «султан».

Впрочем, «пересажать» всех противников проекта явно не удастся. Зато ресурсов на постройку канала даже в одиночку Анкаре может и хватить, несмотря на кризис.

Конечно, перспектива беспрепятственного прохода натовских боевых кораблей в Чёрное море Москву обрадовать не может. Испугать, впрочем, тоже: старый знакомец «Дональд Кук» (DDG-75), направляющийся к нам снова в компании «Рузвельта» (DDG-80) не даст соврать.

Во-первых, перспектива постоянного дежурства американских эсминцев самому Эрдогану (учитывая особенности его отношений с Вашингтоном после неудавшегося переворота) вряд ли так уж сильно нравится. А во-вторых, конвенция Монтрё распространяется не только на Босфор, но и на Дарданеллы, а проект альтернативного проливу канала существует пока лишь в стадии разработки. И мягко говоря, не факт, что Эрдоган к моменту реализации обоих проектов всё ещё будет у власти.

В ходе состоявшегося 9 апреля телефонного разговора президента России с президентом Турции среди прочего с российской стороны была «акцентирована важность сохранения в целях обеспечения региональной стабильности и безопасности действующего режима Черноморских проливов согласно положениям Конвенции Монтрё 1936 года».

Позицию Москвы озвучила также официальный представитель МИД РФ Мария Захарова на брифинге 9 апреля:

 «Рассматриваем данную Конвенцию в качестве ключевого фактора стабильности и безопасности в акватории Чёрного моря, в особенности в том, что касается военного мореплавания. Конвенция Монтрё предусматривает ограничения по общему тоннажу находящихся в Чёрном море военных кораблей неприбрежных стран, по срокам их пребывания и по видам вооружения для некоторых категорий кораблей, а также определяет порядок направления уведомлений о заходе. Созданный на её основе механизм доказал свою эффективность с точки зрения поддержания стабильности и обеспечения безопасности в регионе, прошел испытание временем. Не видим альтернатив международно-правовому режиму, установленному на основании Конвенции Монтрё. Рассчитываем, что все соответствующие государства будут ответственно подходить к его соблюдению. Особая роль в этом плане принадлежит Турции».

Последовавшие переговоры с исполнителем роли президента «незалежной», в ходе которых Эрдоган поддержал притязания Киева и так называемую «Крымскую платформу» Зеленского и стремление получить ПДЧ НАТО, продемонстрировали неизменность позиции президента Турции. Однако перспектива воевать за Киев в рамках натовских обязательств в Турции мало кого воодушевляет.

«Напряжённость между Россией и Украиной в дальнейшем может вовлечь Турцию в трудный процесс, — предупреждает турецкое сетевое издание Haber7. — Как известно, Турция в начале 2021 года переняла у Польши командование «Объединённой оперативной группой повышенной готовности» (ООГПГ). Эти силы реагирования под эгидой НАТО были созданы во время украинского кризиса в 2014 году в качестве фактора сдерживания России. В 2019 году группой командовала Германия. В этом соединении, личный состав которого насчитывает в общей сложности 6,4 тысячи, Турция как руководитель в этом году держит 4,2 тыс. турецких военнослужащих. Остальной военный персонал — из Албании, Венгрии, Черногории, Польши, Румынии, Италии, Латвии, Словакии, Испании, Великобритании и США».

Недружественная и даже откровенно хамская позиция Эрдогана в отношении Крыма и притязания на другие российские территории под знаменем «Великого Турана» и «Тюркского мира» не делают его ближе к евроатлантистам. Недавний выход страны из Конвенции о защите женщин, ратифицированной Анкарой в 2014-м, показал, что Турция больше не стучится в двери Евросоюза, который водил её за нос более 20 лет.

Следующим сигналом Европе стал инцидент на переговорах с главами Евросовета и Еврокомиссии. «Кресельный кризис», возникший на встрече Шарля Мишеля и Урсулы фон дер Ляйен с Эрдоганом, выглядел совсем не так, как показали его мировые СМИ, заявили в Турции.

Реджеп Тайип Эрдоган ведет свою игру

По версии министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу, казус произошёл целиком и полностью из-за ошибки делегации ЕС.

«Звучат чрезвычайно несправедливые обвинения. Турция — государство с укоренившейся традицией. Турция не в первый раз принимает гостей. На встречах, которые проводятся в Турции, применяется как международный протокол, так и правила, связанные с турецким гостеприимством. Наши протокольные службы встретились заранее. Протокол, который был применён во время встречи, учитывал требования и предложения европейской стороны. Точка. Мы не вмешиваемся во внутреннюю практику ЕС. И не делали бы никаких заявлений, если бы не обвинения в адрес Турции», — заявил Чавушоглу.

По сути — пощечина №2 вместо ожидаемых европейцами извинений.

Дело тут не в одной только личной мести султана нынешней главе ЕК (хотя об этом пишут многие комментаторы), а ещё и в том, что Турция Эрдогана от республики Ататюрка взяла курс назад, к подобию канувшей в Лету империи, а Евросоюз переживает период своего упадка. В активах Эрдогана — «Турецкий поток», возможности которого пока используются слабо, и возможность устроить заносчивым европейцам миграционный кризис похлеще предыдущего.

Подытоживая, можно сказать, что «султан» Эрдоган, вынашивая и озвучивая амбициозные планы, торгуется со всеми партнёрами на всех доступных ему площадках. Защищая интересы своей страны так, как он их себе представляет и теми способами, которые ему привычны.

Главные же вызовы для Турции сейчас находятся не в военной, а в экономической сфере. И тут стоить вспомнить, что при окупаемости проекта за два года, в дальнейшем канал «Стамбул» может приносить Анкаре 6-8 миллиардов долларов ежегодно (для сравнения: это примерно 1/5 часть дефицита бюджета на текущий год).

Фото из открытых источников

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 4.2 / 5. Людей оценило: 5

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Яма для мамонта

В случае избрания Клинтон президентом США будут управлять из Администрации Президента России

.

Уличные молитвы: что если мы все будем делать, что нам вздумается?

.