Крымское Эхо
Крым

Язык и топонимика: только добровольность и согласие

Язык и топонимика: только добровольность и согласие

Если почаще вспоминать результаты референдума 2014 года, можно вполне уверенно говорить о том, что по основному вопросу у крымчан разногласий нет. Но так ведь не бывает — разногласия есть даже среди членов обычной семьи. На самом деле нет полного единодушия и у жителей нашей республики. Не просто у каждого человека — а у достаточно больших групп есть общие интересы, и они далеко не всегда совпадают с интересами остальных.

К таким вот разночтениям, конечно, относятся вопросы изучения, развития и функционирования родного языка и наименования населенных пунктов. Да, в Республике Крым ее Конституцией установлено три государственных языка — по трем самым многочисленным этническим группам: русский, украинский и крымскотатарский. Но живет на полуострове, по последней переписи 2014 года, 175 национальностей — ведь и они хотят, чтобы их языки свободно развивались и использовались!

И они правы!

А имеют они на это право? Безусловно! Чтобы не залезать в глубокие правовые дебри, скажем коротко: любой язык на территории Российской Федерации может свободно функционировать и изучаться. И государство обязано обеспечить это право соответствующими структурами по цепочке: детсад — школа — вуз. Все сказанное, конечно, относится и к культуре народа.

Заместитель министра образования Айдер Аблятипов привел интересные таблицы — сколько детей и какие языки сегодня изучают в школах республики:

Есть единственное ограничение, и связано оно с материально-финансовыми возможностями. Скажем, если в конкретном селе вдруг появится закрепленное в законе количество детей, желающих изучать эстонский язык, муниципалитет обязан изыскать для этого ставку педагога. Это не всегда легко — но стремиться к этому надо.

Закон РФ о языках требует обязательную добровольность в выборе изучения того или иного языка. Это касается и обучения на языке любого из народов, живущих в России. Короче: хотите, чтобы ваш ребенок учил крымскотатарский — напишите к 1 сентября заявление и отнесите его в школу.

Есть одно исключение в этом правиле: оно никак не касается русского языка — у него особый статус, это язык межнационального общения. От себя добавим — это то, что делает нас единой страной. В июле в Йошкар-Оле прошло заседание Совета РФ по межнациональным отношениям, где президент страны четко сформулировал принципы, на которых должны строиться базовые правила  в этой тонкой сфере: «Русский язык для нас — язык государственный, язык межнационального общения. Его ничем заменить нельзя. Он естественный духовный каркас всей нашей многонациональной страны».

И там же Владимир Путин сказал: «Языки народов России — это неотъемлемая часть самобытной культуры народов России. Изучать эти языки — гарантированное Конституцией право, право добровольное. Заставлять человека учить язык, который для него родным не является, также недопустимо, как снижать уровень и время преподавания русского».

Все, что вы прочитали выше, в принципе понятно и принято крымским сообществом. Но вот знаете ли вы, что Госсовет наш до сих пор не принял во втором, окончательном, чтении закон республики «О государственных языках Республики Крым и иных языках в Республике Крым»? Его первое чтение прошло аж 24 мая нынешнего года — и это притом, что многие законы принимаются во втором чтения в тот же день, как его внесли в сессионный зал!

Все это потому, что данный проект относится к тем вопросам, которые могут взорвать общество — нужно время, чтобы обдумать все нюансы и достичь безусловного консенсуса. Эти принципы и положены в основу крымского законопроекта о языках. Вроде всё понятно, о чем тут говорить?

Заседание Общественной Палаты Крыма

Есть, есть, о чем говорить, и это показало сегодняшнее заседание Общественной палаты, которое прошло в Симферополе. Ведущий заседание ее председатель Григорий Иоффе дал возможность выступить практически всем желающим. И выяснилось, что не все представители крымскотатарской интеллигенции согласны с некоторыми положениями  законопроекта. Например, — с добровольностью изучения: они считают, что два государственных языка — украинский и крымскотатарский — должны изучать абсолютно все и в обязательном порядке.

Оставим в стороне простой вопрос: где набрать такое количество преподавателей, тем более, что никто на заседании об этом не вспомнил. Зато вспомнили, что же означает эта «государственность языка»: по словам Григория Иоффе, это знак того, что государство гарантирует возможность общения гражданина с органами власти на этом языке и наоборот. Отсюда закономерный вопрос: значит, все чиновники обязаны знать все три языка?

Член президиума Госсовета Владимир Бобков парирует: по переписи, в Керчи живет меньше одного процента крымских татар — есть ли смысл тратить огромные усилия на то, чтобы все тамошние чиновники знали крымскотатарский? А вот в Белогорском районе, треть которого составляют как раз крымские татары, чиновник, не знающий этот язык, будет чувствовать себя очень неуютно. Кстати, он привел данные одного из опросов: 76 процентов родителей выступили за добровольность изучения языков и лишь 16 процентов — за обязательность.

Отрывок из законопроекта о языках, принятый в первом чтении

Заместитель председателя ОП Александр Рудяков, призвав поддержать законопроект, обратил внимание, что все подобные вопросы, по закону, решаются самими муниципалитетами.

Член президентского совета Эскендер Билялов тоже поддерживает документ, но он категорически против того, чтобы уроки родного языка школьные завучи ставили седьмым уроком: дети уже устали, им хочется домой, а тут еще седьмой урок! Конечно, это не дело! Нужны еще и качественные учебники — кстати, они уже на подходе, говорят в Минобразе.

Профессор Эмирова из КИПУ призвала ориентироваться на законы, принятые в Татарстане — мол, там обязательно изучение татарского наравне с русским. Но ведь там состав населения совсем иной, и такой закон татарские депутаты приняли, откликаясь на запрос своего населения…

Подводя итог долгим дебатам, Григорий Иоффе констатировал, что «мы не вышли за пределы требования российских законов». И еще раз подчеркнул: изучение языков должно идти исключительно на добровольной основе.

Так же, на добровольной основе, нужно подходить и к переименованию населенных пунктов. Помните, меджлис(запрещенная в РФ организация экстремистского толка — ред.)  в свое время требовал «вернуть исторические названия», используя это как инструмент политического давления и запугивания населения автономии? Нет вопросов, исторические названия зачастую звучат более поэтично, придают особый этнографический колорит, что, наверное, хорошо для туристов.

Но вот опять же простой вопрос: переименовываем с какого века? Берем название тысячелетней — или столетней давности? А в Крыму так сплошь и рядом! И переименования вовсе не все связаны с мрачным временем «сталин-гулага» — об этом напомнил председатель Комитета по охране памятников Сергей Ефимов.

Поэтому вполне спокойно было воспринято предложение, которое озвучил Григорий Иоффе: предложить муниципалитетам по их желанию при въезде и выезде из города или села устанавливать некие малые архитектурные формы (может быть, чтобы не было разнобоя, сделать их одинаковыми) с текстом, в котором перечислить все названия, которые этот населенный пункт носил в течение всех лет своего существования.

И ваш покорный слуга тоже внес предложение, которое прозвучало среди моих соседей по обсуждению: обязательно внести запись в закон о том, что текст сей должен быть непременно согласован с учеными…

Вопрос о топонимике в целом особых возражений не вызвал, с предложениями были согласны все. Теперь будем ждать решения Госсовета.

Вам понравился этот пост?

Нажмите на звезду, чтобы оценить!

Средняя оценка 0 / 5. Людей оценило: 0

Никто пока не оценил этот пост! Будьте первым, кто сделает это.

Смотрите также

Базар

Ольга ФОМИНА

МЧС по Республике Крым получило нового руководителя

.

Зазвездило